«Дом словно сам подсказывает, что делать». Как семья из Лиды превратила старую избу в «место силы»

ОбществоРегион
Поделись с друзьями

«Понимаю, что многим наша дача может показаться несовременной, излишне архаичной, возможно, не слишком красочно оформленной. Но это место именно такое, как мы любим, где всем нам искренне комфортно и уютно. Это наше семейное место силы», — пишет читательница Onliner Наталия и открывает новый этап «Дачного сезона». 

В далеких 90-х мы, молодая семья тогда еще военнослужащего, получили перевод на постоянное место службы в Лиду. Сейчас многое вспоминается с улыбкой: были молодые, местами глупые, местами наивные… Как-то жили дружно, вместе растили детей, в непростое время старались выстоять.

Когда один из сослуживцев мужа предложил приобрести дачу, мой супруг Алексей без сомнений согласился. Сослуживец переезжал куда-то очень далеко, поэтому по случаю старался пристроить в надежные руки какие-то вещи, гараж, квартиру, дачу.

Это было примерно в 1994—1995 годах. Та самая дача представляла собой участок в 10 соток только-только спиленных елей, с недорубленными кустарниками, торчащими из земли до пояса корчами и просто морем хаотично уцелевших деревьев поменьше.

Практически все лето и осень, после работы и на выходных, вплоть до первых заморозков, Алексей вместе с другими счастливыми обладателями соседних участков занимался валкой леса, корчеванием и сжиганием пней, снятием дерна и облагораживанием пахотной земли.

Последующие лет пять дача оставалась практически в неизменном виде: она стала нашим постоянным кормильцем. Времена были далеко не самые однозначные: выручала посаженная картошка, овощи, ягоды… Постоянно ставили закатки. Безусловно, практически все время вынуждены были проводить за работой: мы, родители, копаем, сын вилами раскидывает удобрение, младшая дочь собирает жука. И так на протяжении нескольких лет, каждые выходные с начала весны до поздней осени. Когда лето засушливое — часами полив. Бывало, руки отваливаются, а пожаловаться некому, да и некогда: детей нужно чем-то кормить. И так радостно, когда урожай начинает всходить, когда видишь завязи, когда детвора с гордостью срывает зрелый плод!

Шло время: сын поступил на учебу в Минск, младшая дочь — следом за ним.

Жить стало легче: начало нулевых — не середина девяностых в маленьком городе. Потребность в масштабных сельхозугодиях отпала. Муж вынес на обсуждение идею о небольшом домике на участке, но с оговоркой: дом должен быть не обычный — дом должен быть родовой. Я, как сейчас помню, не придала этому значения, улыбнулась, кивнула: какой хочешь дом — такой и ставь. А дальше началось самое интересное.

На расстоянии 150 километров от Лиды, в глухой деревне в лесу в Брестской области, прекрасно сохранился сруб избы, в которой родился супруг. Я не знаю, ценой каких физических сил, нервов и желаний дался план, но буквально за отпуск изба была разобрана до бревнышка, каждое из которых было пронумеровано, погружена на несколько грузовиков и доставлена к нам на участок, где была поставлена на новый фундамент. Так неприглядный участок обрел свой дом — дом, где в далеком 1964 году родился Алексей.

У меня было единственное пожелание: можно, чтобы дом был ярко-желтого цвета с синими оконными рамами? Когда я была еще девочкой, такой дом был у бабули, к которой мы с сестрой Светой ездили на каникулы. Это очень дорогие для меня воспоминания. Сказано — сделано.

Шло время, Алексей постепенно доводил дом до состояния, пригодного к проживанию: свое место заняла восстановленная печь, деревянные полы, завезли какую-то мебель. Но больше всего глаз радует обилие мелочей той самой поры, когда мы сами были маленькими: практически все, что украшает дом, удалось сохранить и привезти от наших родителей и бабушек, которых уже нет. И именно эти мелочи порой трогательно напоминают о том, какими раньше были деревья, вкус мороженого и сгущенка.

Например, входная дверь в избу открывается самодельным ключом, который необходимо долго вставлять в круглое отверстие, попадая специальным зубцом на трещотку засова, чтобы — с характерным лязгом — дверь отворилась. Или бабушкин угольный утюг, или сундук с маминым убранством, или веретено…

И нет предела доделкам-переделкам. Алексей живет вместе с этим домом: дом словно сам ему подсказывает, что в этом углу мог бы появиться столик из спила, а в этой комнате — подвесной светильник из колеса от телеги.

Сегодня наша дача — это любимое место сбора семьи: приезжают наши дети уже со своими детьми: неуправляемая гурьба облетает по кругу кусты малины, крыжовника, смородины и, не раздеваясь, плюхается в надувной бассейн, после чего, мокрая и счастливая, бежит к бабушке с дедушкой обниматься. А вечером мы ужинаем — уже тремя поколениями семьи за одним столом в доме, в котором когда-то раньше точно так же ужинали наши близкие, которых уже с нами нет, но память о которых в каждой детали этого дома.

Мы очень любим это место и искренне рады тому, что наша дача небезразлична нам, и детям, и их детям.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button