Новости БеларусиОбщество

«Как не получилось? Разве так могло быть?» Как девушка из Гродно пережила восемь ЭКО-попыток забеременеть

— Я шла к этому долгие 11 лет. Загадывала только одно желание на все праздники. В каждый день рождения от близких и друзей получала пожелание — скорее стать мамой. Мой путь к материнству был очень непростым… — поделилась в своем Instagram-аккаунте белоруска Олеся Потапова. Tut.by встретился с Олесей и поговорил о процедуре ЭКО в Беларуси и за границей, психологической борьбе с самой собой и нескончаемой вере в лучшее.

Попытка № 1. «Этот момент разделил мою жизнь на до и после»

— Мы с Сашей в браке 12 лет. Муж — режиссер (сейчас снимает сериал «СашаТаня» на ТНТ), я тоже работала на телевидении. Оба родом из Гродно, здесь же и познакомились. Сейчас живем в Москве, — кратко рассказывает о себе Олеся. — У нас не было идеи фикс стать родителями сразу после свадьбы. Хотелось пожить для себя: мир посмотреть, вырасти профессионально. Но в то же время мы не предохранялись. Получится — отлично, нет — всему свое время, подождем.

Спустя лет пять после свадьбы поняли: что-то не так. Обратились в центр вспомогательной репродукции в Минске. На тот момент мы жили в столице.

Сдали кучу анализов. Каждый анализ «отметал» тот или иной диагноз. Дошли до проверки проходимости маточных труб. У меня оказались закупорены обе маточные трубы. Причем в таком месте, что операцию не сделать. Выход — только ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение. — Прим. редакции). В нашем роду по женской линии ни у кого таких проблем, как у меня, не было.

— Шок, слезы, истерика. Мне кажется, этот момент разделил мою жизнь на до и после, — вспоминает. — Хорошо, что сейчас есть решение подобных проблем. А еще лет 20 назад — это был приговор для семьи.

Начитавшись положительных отзывов, обращаемся в научно-практический центр, который занимается акушерством и гинекологией. Параллельно Саше предлагают работу в Киеве, он уезжает.

Сейчас понимаю, что к первой попытке ЭКО я подошла недостаточно подготовленной. Молодая была. Не настаивала на получении большего объема информации. Да и с врачом у нас не особо сложились межличностные отношения, а это важно, — анализирует Олеся. —  Проблем с подготовкой к ЭКО у меня не было: не курю, по праздникам могу выпить бокал вина. Спортом профессионально не занималась, но работа такая, что постоянно на ногах.

— Если кратко, то процедура ЭКО состоит из нескольких этапов, — объясняет Олеся. — Сначала женщине вкалывают гормональные медикаменты в живот, чтобы росли яйцеклетки, образовываются фолликулы. Дальше их забирают, оплодотворяют спермой мужчины и получившийся эмбрион подсаживают в матку.

На этапе, когда образовываются фолликулы, ты ходишь на УЗИ каждые два-три дня, смотришь, как они растут. Уже тут у меня начались проблемы. Когда нужно было переходить к этапу забора фолликул, у меня был всего один нужного размера. Пока его не достанешь, не узнаешь, пустой он или нет. Мы решаем пробовать. Я вызываю мужа из Киева, чтобы если все хорошо, то он оплодотворил фолликул.

Операция проходила под общим наркозом. Саша ждал у кабинета. Внутрь его так и не пригласили: фолликул оказался пустым.

Для меня это был крах. «Как не получилось? Разве так могло быть?» — не укладывалось в голове.

Первая неудавшаяся попытка нам обошлась в районе $ 1500.

Попытки № 2, 3, 4, 5. «Как только эмбрион переносится в матку — все на усмотрение Всевышнего»

— Клиника в Белостоке — это наши попытки № 2, 3, 4, 5, — продолжает Олеся. — О ней я узнала от знакомых. «Прошерстила» кучу форумов — решаемся. Тем более что от Гродно, где живут родители, недалеко, удобно. Визы есть.

Врач, мужчина, сразу расположил к себе. Клиника также намного лучше, по моему мнению, чем в Беларуси. Доктор говорил на ломаном русском, но все было понятно. К тому же я сама владею польским языком.

Началась подготовка. Жили мы в Минске, но все анализы (их было гораздо больше, чем при первой попытке) сдавали в самом медцентре в Белостоке.

Мы вырастили 12 фолликул. 9 из них были хорошими, их оплодотворили. Врачи наблюдали за ними три дня. После чего мне подсадили 2 эмбриона.

Вернулись домой. Начали поддерживающую терапию. Параллельно работали. Никаких изменений я в себе не чувствовала.

На десятый день нужно сдавать анализ крови на ХГЧ (ХГЧ — хорионический гонадотропин человека; часто называют «гормоном беременности», поскольку именно он отвечает за регуляцию гормональных процессов в женском организме в период вынашивания плода. — Прим. редакции). Но дотерпеть невозможно! Ведь ты так надеешься! На пятый день я стала делать тесты на беременность, купленные в аптеке. Отрицательно. Хотя врач сразу предупреждал, что тесты на этом этапе неинформативны: «Не накручивайте себя лишний раз».

Кое-как дождалась десятого дня, сделала анализ. К этому времени у меня уже начались кровянистые выделения. Доктор сказал, что это может быть на фоне уколов. Убрал один из препаратов, вроде как стало лучше. Ложно. ХГЧ = 0.

Опять слезы, стенания: «Почему? Что мы сделали не так?».

Остальные эмбрионы, которые оставались, 7 штук, заморозили. Их можно было использовать. Врач убеждал, что все получится. Но доктора контролируют ситуацию до определенного этапа, а как только эмбрион переносится в матку — все на усмотрение Всевышнего. Либо эмбрион прикрепляется, либо нет.

Нам рассказывали, что в Москве были попытки прикреплять эмбрионы в полости матки с помощью гиалуроновой кислоты. Но она поражала клетки и был чуть ли не обратный эффект. От этой методики отказались.

Итого в Польше у нас было 4 попытки. Все неудачные. Отдали около $ 5000.

Попытки № 6, 7. «Хватит! Не судьба. Не всем дано быть мамами»

— Все это тяжело переносить морально. Я была убита. Для здоровья — никаких особых нагрузок. Я работала. Саша был рядом, поддерживал, — рассказывает героиня. — Когда в Польше у нас остался один эмбрион, я поняла, что ездить туда нет смысла. К тому времени мы жили уже в Москве. Плюс закончилась виза. Начинаю изучать ЭКО-центры в Москве.

Наткнулась на клинику, отзывы о которой были исключительно положительными. Первая консультация — бесплатная, что не могло не подкупить. Так я попала в руки к Наталье Князевой. Теперь мы называем ее «наша волшебница».

У Натальи Всеволодовны был абсолютно другой подход к делу, нежели у ее коллег из Беларуси и Польши. Она запросила все наши документы из клиники в Белостоке: «Такого просто не бывает, чтобы четыре попытки были неудачными. Нужно изучать».

Выяснилось: все попытки делались строго по одной схеме. Ничего не менялось: не убиралось, не добавлялось. Врача это удивило.

Клиника в Москве, конечно, дорогая. Только за первые анализы мы с мужем отдали 1000 $. А там перечень на лист А4 с двух сторон. Мы за голову взялись! Благо были какие-то накопления. Нас отправляли к генетикам, психологам, составляли родословную: кто чем болел.

В центре все официально. Если хочешь задать какой-то вопрос лечащему врачу, то только по записи на приеме. А каждый визит стоит денег. Была возможность общаться с доктором через мессенджеры.

На одном из УЗИ у меня находят полип эндометрия (полип эндометрия — доброкачественное образование в матке, связанное с разрастанием эндометрия — внутренней оболочки матки. — Прим. редакции). Прооперировали.

При удалении полипа счищается верхний слой эндометрия. Такие операции некоторые проводят специально, чтобы омолодить его. Врач сказала, что нам это на руку.

Дальше все пошло по знакомой схеме. В Москве мы вырастили 10 фолликул. Все они оказались хорошими, их оплодотворили, вырастили до «пятидневного состояния».

Когда наступило время переноса эмбрионов в матку, Наталья Всеволодовна открыла нашу медицинскую карту и удивилась: «Это идеальная эмбриологическая картина. Я таких эмбрионов не видела очень давно».

Мы были счастливы.

Выждать десять дней, чтобы сдать анализ ХГЧ, я, конечно, не могла. Сделала тест на беременность. Казалось, что вижу эти две заветные полоски. Помню, фотографировала тест в режиме макросъемки и отправляла мужу. «Ничего нет, прекрати заниматься ерундой», — получала в ответ.

Результат ХГЧ = 0. Ощущение, будто была на небесах, а потом резко головой о землю. Меня это просто разрушило: «Больше не буду пробовать! Хватит! Не судьба. Не всем дано быть мамами. Чего я лезу?».

За первую попытку в Москве мы заплатили около $ 3000.

— В Москве очень редко подсаживают более одного эмбриона за раз. Они смотрят по возрасту. Если женщина до 35 лет, то там больше шансов на удачный исход — подсаживают по одному эмбриону. Если старше — меньше, поэтому по два и более. Мне на тот момент был 31 год, — делится Олеся. — Перед 7-й попыткой мы с мужем слетали на Шри-Ланку. Отдохнувшие, заряженные на позитив, были уверены, что все получится! Ошибались. ХГЧ = 0.

Попытка № 8. «Мне только подсадили эмбрионы, а я уже была уверена, что все получилось»

— Решаю для себя, что следующая попытка будет последней. Устала. Не верю, — признается женщина. — Параллельно начинаю читать литературу по усыновлению. Постепенно подсовываю ее мужу. То статью вроде бы случайно забуду закрыть на ноутбуке, то на телефоне вкладку. Себя по чуть-чуть готовила и Сашу.

Мне сделали операцию по очищению верхнего слоя эндометрия. Это должно было помочь эмбрионам закрепиться в матке, с чем у меня и были проблемы. На консультации у генетика нам предложили одну дорогостоящую процедуру, до которой, к счастью, мы не дошли. Врачи отправляют один из эмбрионов в Чикаго. Там его вскрывают и делают мельчайший анализ. Естественно, эмбрион не возвращают, приходит только результат. Стоимость — около $ 5000.

Это день «Х» я не забуду никогда. 14 апреля. Мне только подсадили эмбрионы (2 штуки, рискнули), а я уже была уверена, что все получилось, — впервые за беседу улыбается Олеся. — На седьмой день я не выдержала — сделала тест. Увидела вторую бледную-бледную полоску. Врач сказала успокоиться. По идее, если все хорошо, то с каждым днем полоска должна становиться ярче. Так оно и было! Результаты ХГЧ = 400. До этого у нас обычно было 0 или 1. Через три дня ХГЧ = 1900. Наши эмоции в тот момент словами не передать. Я и пытаться не буду, — вытирает слезы.

Три раза за время беременности на ранних сроках у меня открывалось кровотечение. Но все, слава Богу, обошлось. Тима и Тема родились здоровыми. Мы счастливые родители! Мальчишкам в декабре будет уже год. Время летит! Сыновья ползают, начинают потиху ходить.

Муж недавно начал поговаривать о дочке. Если Бог пошлет нам ребенка самостоятельно — буду рада. Но на ЭКО больше не решусь. В клинике в Москве у нас осталось 6 эмбрионов. Пока мы не знаем, что с ними делать дальше, но храним. В год это стоит около 200 $.

— Что посоветую парам, которые оказались в такой же ситуации, как у нас? — задумывается. — Банально, но не отчаиваться! Взять себя в руки и четко понимать, для чего вы это делаете. Верить. Не сомневаться. А еще важна поддержка. Без Саши я бы давно опустила руки. Когда рядом есть надежное плечо — вырастают крылья.

В свое время, когда я столкнулась с этой проблемой, мне не хватало информации, не хватало такой истории, где у людей все получилось. Надеюсь, наш пример кому-то поможет снова поверить в себя и свои силы.

// TUT.BY

Поделись с друзьями