Общество

Как отстаивают права детей, оставшихся без попечения родителей

Прокуратура Гродненщины выявила серьезные факты нарушения законодательства о защите прав детей-сирот. Причем обижают их как собственные опекуны, так и местные исполнительные и распорядительные органы, наделенные функциями по опеке и попечительству. Корреспондент «Р» разбиралась в вопросе.

Без дома, без семьи

Денис стал сиротой в 2005 году, когда его мать лишили родительских прав. Сведения об отце записаны со слов матери. Мальчик попал в дом ребенка, где выяснилось, что у него есть проблемы со слухом. Ребенка отправили в специальную школу в Порозово Свислочского района, которая была реорганизована в 2013 году. Так сирота оказался в Гродненской специальной общеобразовательной школе-интернате для детей с нарушением слуха. С этого момента директор учреждения образования Татьяна Солтан не выпускает воспитанника из поля зрения:

— На данный момент Денис — единственный ребенок-сирота в нашей школе-интернате. Учреждением образования принимаются меры по защите жилищных и имущественных прав подопечного. Наши работники принимают активное участие в судьбе мальчика. К примеру, в выходные и каникулярные дни он находится в семье патронатного воспитателя, учителя-дефектолога школы-интерната. Всегда на контроле был и жилищный вопрос нашего будущего выпускника. Никогда не думали, что придется пройти пять заседаний суда, обратиться за помощью в прокуратуру Гродненского района, чтобы восстановить парня в очереди на улучшение жилищных условий. Нам очень долго пришлось доказывать, что воспитанник имеет право получить социальное жилье, чтобы начать взрослую жизнь в нормальных условиях. Безусловно, ему и так придется нелегко одному обустраивать быт, правильно расходовать деньги. Мальчик получает пенсию по потере кормильца. 

Старший помощник прокурора Гродненского района Ольга Куприянчик, прежде чем ребенка-сироту восстановили в очереди на получение жилья, долго натыкалась на непонимание со стороны работников райисполкома.

— К нам поступило обращение директора специализированного учебного заведения, — вспоминает подробности дела Ольга Михайловна. — Директор школы-интерната, которая является законным представителем несовершеннолетнего ребенка, озаботилась дальнейшей судьбой своего воспитанника. Сейчас мальчику 17 лет. Не за горами выпуск. После смерти матери в 2013 году он вступил в наследование одной четвертой части дома. Через три года, в 2016 году, его сняли с очереди на улучшение жилищных условий. 

По закону жилье, в которое после совершеннолетия может заселиться сирота, должно было быть обследовано специальной комиссией на предмет пригодности для проживания. Однако этого не сделали. На все просьбы законных представителей райисполком писал отписки. Старый дом находится в деревне Брузги Одельского сельсовета. Двери в нем не запираются, электропроводка обрезана, в печи зияет дыра. При этом местные работники ЖКХ написали в отчете, что «вселение возможно после проведения косметического ремонта».

В результате многомесячной борьбы при райисполкоме все-таки создали межведомственную комиссию по обследованию жилых помещений и определению возможности вселения в них детей. После обследования жилого помещения члены комиссии пришли к выводу о невозможности вселения и проживания. На данный момент права ребенка восстановлены, и он после достижения 18 лет может претендовать на получение социального жилья. В Гродненском районе такие квартиры строятся, как правило, в городе-спутнике Скиделе.

Чужой карман

Безусловно, местные исполнительные и распорядительные органы, наделенные функциями по опеке и попечительству, в целом выполняют свои задачи по устройству детей, оставшихся без родителей. Но проверки показывают: нарушения все-таки есть. Помощник прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи Жанна Борщевская говорит:

— В последние годы особое внимание уделяем детям, воспитывающимся в замещающих семьях, интернатах либо находящимся на гособеспечении в учреждениях профессионально-технического или среднего специального образования. В этом году проверки проводились по всей области. Особое внимание уделяли защите имущественных прав. Недостатки приобрели системный характер в Мостовском районе. Там выявлено сразу несколько фактов, когда приемные родители (опекуны) снимали деньги с вкладов подопечных, открытых для перечисления пенсий по потере кормильца. Однако средства использовались отнюдь не на нужды детей. 

По мнению собеседницы, управления или отделы образования не всегда проводили детальный анализ представленных опекунами и приемными родителями отчетов о расходовании целевых выплат. Как следствие, отчеты не отражали реальное положение дел, а органы опеки и попечительства не принимали мер к защите имущественных прав подопечных.

— Когда стала изучать отчеты о расходовании денежных средств, в ряде случаев не было никаких документов, подтверждающих, что средства потрачены именно на нужды детей. Суммы снимались большие, но никаких дорогостоящих покупок — к примеру, компьютеров, телефонов, ноутбуков — у воспитанников не было.

Понятно, что ежемесячного пособия, которое получают воспитатели или опекуны, не всегда хватает. Но при этом обязательно должны быть представлены подтверждающие покупки документы. В одном из случаев приемная мама потратила более 5000 рублей. Сумма солидная. Похожая ситуация выявлена в Зельвенском районе. Там опекун, которая является сестрой подопечных деток, сняла со счетов все деньги, накопленные за много лет, — более 9000 рублей израсходовала, по всей видимости, на личные нужды. В Волковысском районе был случай, когда опекун отчиталась о туристической поездке на море. На деле выяснилось, что ребенок никуда не выезжал. Аналогичная ситуация зафиксирована и в Берестовицком районе. Выявлены факты расходования опекуном денежных средств на ремонтные работы, приобретение дорогостоящей бытовой техники. При этом новые предметы в опись имущества подопечных органы опеки и попечительства вносили не всегда.

В некоторых случаях (например, в управлении образования Мостовского райисполкома) знали о недобросовестном отношении к имуществу подопечных, но требований о возмещении ущерба, причиненного несовершеннолетним, не предъявляли, вопрос об ограничении права опекуна распоряжаться вкладом подопечного перед райисполкомом не ставили.

Согласно законодательству пенсии по случаю потери кормильца детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, выплачивают через банки на их лицевые счета. Во время проверки выявлено, что пенсии нескольких детей перечислялись на карт-счета их попечителей либо на отделение почтовой связи. Из-за этого дети не могли получить обоснованный доход за хранение денег на банковском счете, а органы опеки и попечительства — проверить расходование средств подопечных.

— Если выявляются подобные факты, необходимо ставить вопрос об отстранении людей от выполнения таких обязанностей, — уверена Жанна Борщевская.

В поисках управы

Вопрос обеспечения детей-сирот жильем — особый повод для беспокойства. Никто не говорит о том, что ребята оказываются на улице. Как правило, их обеспечивают общежитиями. Кто-то снимает комнаты или квартиры. За прошлый год в Гродно только четыре сироты смогли улучшить свои жилищные условия. В прошлом году в восьми районах области лица указанной категории вообще не получали жилье, а в некоторых ситуация повторяется из года в год.

— По области цифра тоже скромная, — вынуждена констатировать факты помощник прокурора области. — В прошлом году на Гродненщине, по информации главного статистического управления, квартирный вопрос решили всего 29 из 1876 лиц сиротской категории, достигших 18 лет. Из них 27 человек получили социальное жилье. Еще 1634 ребенка до 18 лет состоят на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. 

Согласно законодательству жилые помещения социального пользования лицам из числа детей-сирот должны предоставляться в течение 5 лет после достижения ими совершеннолетия либо по их желанию в течение одного года после окончания учреждения высшего образования.

Поделись с друзьями