«Молочную кашку возим из ресторана». Как поживает медвежонок Василиса, которую увезли в зоосад

В странеОбщество
1
0
Поделись с друзьями

В свои четыре месяца медвежонок Василиса успела повидать немало. Сначала она из лесу пришла к фермеру в Борисовском районе, который приютил ее, да так, что она буквально по пятам ходила за новым другом и даже помогала строить для себя вольер — насыпала землю на лопаты. Но вскоре из города приехала комиссия, которая постановила животное изъять, Ваську увезли в Березинский заповедник. Живет она не в лесу, а в клетке местного зоосада. И выпустить ее в живую природу уже невозможно, рассказывает tut.by.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Василиса в Березинском заповеднике

Работники заповедника уже успели к ней привязаться и с теплотой рассказывают, как Василиса набирает вес и качается, как ребенок. Но при виде клетки, в которой содержится малышка, и клетки взрослой медведицы Умки по соседству, буквально наворачиваются слезы.

«Понимаете, очень я к ней привязался»

— Как она появилась? Из леса вышла, голодная. Помощник мой взял ее на руки и кричит: «Смотрите, кто к нам пришел», — рассказывал про медвежонка фермер Николай Терлецкий. — Назвали Василисой, Васька по-простому.

Николай сначала пытался отдать животное туда, где знают, как с ним обращаться — звонил и в зоопарки, и в цирк, но никто не соглашался принять 3-месячного медвежонка.

Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by
Николай Терлецкий и Василиса. Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by

— Я звонил во все возможные инстанции, мне отвечали: или вернуть в дикую природу, или усыпить. Но разве можно усыпить такого детеныша? В зоопарк и цирк тоже звонил, но все отказались, не хотят ее брать, потому что она очень маленькая, говорят — подрастите ее. Зоолог приезжал, посмотрел, сказал, что по зубам ей месяца три. В итоге оформил документы на себя — выдали акт на содержание дикого животного. Я, конечно, консультировался. Бывший дрессировщик цирка звонил мне, у него сейчас три медведя по Беларуси, рассказал, как кормить, чего ожидать. Звонил другу, он ветеринар в Америке, тоже консультировался. Молочком ее кормлю, массаж животика делаю — все как рекомендуют специалисты, — рассказывал фермер.

Дикие животные, кстати, к нему прибивались и раньше — олени и дикие кабаны.

Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by
Пока жила у фермера, Василиса могла лазить по деревьям. Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by

Василиса буквально по пятам ходила за новым другом, гоняла по территории котов и собак, которые с удивлением смотрели на косолапое чудо. Николай Терлецкий вместе с сыном и его друзьями уже начали строить для медведицы два дома, а также проход в лес. Полтора гектара молодого сосняка, который принадлежит фермеру, планировали огородить специально для Василисы. Но неожиданно из города приехала комиссия, сразу 15 человек. Специалисты охраны природы заявили, что Николай не обеспечил условия для содержания животного.

Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by
Территория фермерского хозяйства Николая Терлецкого, где полтора гектара планировали отгородить для медведицы. Фото: Сергей Плыткевич, planetabelarus.by

— Оказалось, что для такой маленькой медведицы нужен вольер площадью 30 квадратных метров в три метра высотой, а я строил на 20 квадратных метров и ниже нормы, — пояснил фермер. Пока строили вольер, Василиса жила в доме Николая. Это тоже записали как нарушение. В итоге животное изъяли и увезли в Березинский заповедник.

— В тот день плакали все — и дети, и внучка, — вспоминает Николай. — Я сопроводил Василису, но даже толком не попрощался. Понимаете, очень я к ней привязался. Меня поставили перед выбором: либо подписываешь бумаги и отдаешь животное по-хорошему, либо будет по-плохому. Что мне было делать? Везде есть хорошие люди. Там, в Березинском заповеднике, тоже. Знаю, что женщина, которая кормит Ваську, подружилась с ней. Надеюсь, все будет с ней хорошо, но сам туда поехать не могу. Не за себя боюсь, а за нее, как она это воспримет, она же привязалась ко мне, когда внимания на нее не обращал, даже рычала. Не хочу ее расстраивать и показываться на глаза.

За сутки взрослая медведица съедает 5 кг мяса, 3 кг рыбы и это еще не все

Березинский биосферный заповедник — уникальный объект. Во-первых, его территории имеют самый высокий природоохранный ранг. Во-вторых, это самый экологически чистый регион в Беларуси. Здесь нет заводов и фабрик. В особо охраняемой зоне запрещено находиться даже местным жителям. В-третьих, именно здесь самая большая популяция бурых медведей в Беларуси — около 40 особей. Но Василиса с ними никогда не встретится. Животное, которое попало к человеку, уже нельзя выпустить в дикую природу.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Василиса живет в клетке местного зоосада, по соседству с ней — взрослая медведица Умка, у нее клетка больше и внушительнее. Внешне напоминает клетку из зала суда, где содержат обвиняемых. Это, конечно, не зоопарк в Европе, где медведи в больших вольерах за стеклом.

Каждый день животных зоосада осматривает ветеринар Тамара Александрова. О животных она рассказывает подробно и с большой любовью.

— В зоопарке медведи сидят в клетке, размер которой намного меньше, — объясняет она. — Сейчас клетка для Василисы как раз такая, какая должна быть: высота три метра, площадь 35 квадратных метров. Когда она подрастет, в год — полтора года, мы переведем ее в новую клетку. Больше, чем клетка Умки, сделать нельзя, потому что она должна быть очень крепкая. Сделаем больше — конструкция будет шататься, вот в чем дело. Проект клетки одобрен Министерством природы. Мы государственная структура, делаем все по нормам. Я понимаю, что в европейских зоопарках это выглядит по-другому. Но здесь вопрос и финансирования, и одобренных норм, мы строго выполняем все рекомендации. Медведь — хищник, у него сила такая, что человек умрет с первого удара, даже если животное ударит не со зла, а просто играючи. Нельзя поместить его в такой вольер, как у наших зубров и оленей. Вчера к нам из Лепеля приезжала комиссия, чтобы измерить клетку, посмотреть, как содержится Василиса. Все в норме. На днях у нее в клетке поставят купалку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Ветврач говорит, что питание и уход за животными здесь хорошие.

— Ваську пока кормим молочными кашками, четыре раза в день, — объясняет специалист. — Варим вот здесь, в ресторане (на территории заповедника есть ресторан. — Прим. TUT.BY) и тепленькую везем в вольер. Для остальных животных готовим недалеко от вольеров, но Василиса пока малышка, поэтому для нее готовят, как для ребенка. Недавно начали приучать ее к сырому яйцу, потихонечку, одно яйцо в день добавляем в кашу. Потом, когда подрастет, она сама будет раскрывать яйцо и выпивать его. Фрукты ей пока нельзя, слабенький желудок. Мясо тоже вводится позже. В общем, похоже как с ребенком.

Тамара рассказывает, что в рационе взрослого медведя, как Умки, 5 кг мяса в сутки, 3 кг рыбы, 2 кг хлеба, 2 кг яблок, 200 граммов сахара и 2 яйца.

— Съедают медведи за месяц столько, что мужчина, у которого жила Василиса, все равно бы ее отдал. Сколько у нас было таких случаев! Вот буквально недавно к нам привезли маленького совенка. Люди где-то его подобрали или даже забрали, поиграли — надоел, звонят нам: «Заберите или мы его выбросим в лес». А как его выбросить, если он без мамы сам себя не прокормит? Он же просто не выживет в дикой природе! В итоге мы его забрали и сейчас выхаживаем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Медведица Умка

Ветврач говорит, что в зоосаде заповедника содержатся животные, которые когда-то попали к человеку, часто травмированные, и вернуть их в природу уже нельзя. Медведица Умка, которой шесть лет, попала в заповедник, когда ей было всего два месяца — люди нашли ее у дороги.

— Мы ее выхаживали, выпаивали молоком из шприца сначала в комнатке, подрастили и только потом переселили в вольер, — говорит собеседница. — У нас нет животных, которых мы специально изъяли из дикой природы, разве что зубр, которого привезли из Беловежской пущи, но там он тоже содержался в вольере. Обычно к нам попадают «проблемные» животные, специально мы их не вылавливаем. Например, у нас есть рысь, у которой нет части лапки — попала в капкан браконьеров. Или орел без крыла, люди какие-то подбили, может, на чучело хотели пустить. Если бы Василису можно было откормить, подрастить и выпустить в лес, мы бы, конечно, так и сделали. Но она ведь сразу же пойдет к людям, в деревне или в городе, она не будет их опасаться. А теперь представьте взрослого медведя, ведь он под два метра ростом, когда поднимается на задние лапы, какой ущерб он может причинить.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Даже в клетке медведи пытаются залезть высоко

Тамара вспоминает, что когда Ваську только привезли в заповедник, она была не в себе, выла, пыталась рыть землю.

— Сейчас она уже адаптировалась, не кусается. Залазит на колесо, качается на нем, как ребенок. Я хожу к ней в клетку, обнимаю, глажу ее, играю, потому что, конечно, ей скучно. Мы принесли ей теннисные мячики, игрушки, ковер, чтобы она точила когти, ветки березовые приносим, она их грызет, носится с ними.

— У нас здесь все ее так полюбили, — говорит сотрудница зоосада. — Разве ее здесь может кто-нибудь обидеть? Что вы, у нас хорошие люди, заботятся о животных. У нас раньше была медведь Машка, 35 лет прожила, хотя в природе они обычно живут до 30.

«Не может дикое животное жить в доме человека»

Познакомить Умку с Василисой нельзя, объясняют в заповеднике. Обе самки — будут конфликтовать. Вася совсем маленькая, Ума таких маленьких медведей никогда не видела, может неожиданно себя повести и причинить вред малышке. В зоосаде парно содержат только двух оленей, которые вместе сюда и прибыли, самец, кстати, был травмирован, но его подлечили. Периодически пара дает приплод, вот и сейчас в семье пополнение — и вольер для них расширили.

Медведи в неволе тоже уходят в спячку. Сотрудники зоосада говорят, что в домиках внутри вольера есть нора, куда животному приносят ветки, сено. Эта зима была теплая, даже у медведей в дикой природе была совсем короткая спячка.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Так выглядит клетка для взрослого медведя

— Наша Умка тоже совсем чуть-чуть поспала и проснулась, ведь ни снега, ни мороза не было. Она у нас растолстела за время зимы. Ведь наедалась, чтобы уйти в спячку. Ну, вот сейчас активно купается, на шины залазит, раскачивается в разные стороны, немножко худеет, — улыбается ветеринарный врач.

Возле клетки Умки стоит дополнительное ограждение и предупреждение, что животное может быть агрессивно. Сотрудники говорят, что даже в клетке медведь остается непредсказуемым, поэтому нужно соблюдать все меры предосторожности.

— Она знает нас, сотрудников, поэтому мы можем ее подозвать, она тогда подставляет спинку, чтобы ее почесали, но конечно, на расстоянии, — объясняет ветеринар.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Чтобы покормить взрослого медведя, сотрудники заходят в клетку, но в специально отделенную часть, так называемую кухню, которую закрывают, пока убирают там и оставляют еду. Пока животное ест на «кухне», куда его запускают, работники переходят в основную часть вольера, которую нужно успеть убрать. Просто так, объясняют работники, даже к лосю не зайдешь, потому что все-таки это дикое животное.

Ветврач говорит, что зоосад обслуживают три работника. Раньше в СМИ проходила информация, что в Березинском заповеднике животных в вольерах не лечат и недокармливают.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— У нас давно сменился штат, сейчас работают ответственные люди, — говорит Тамара Александрова. — Я души не чаю в животных, в любое время, если надо, несусь к ним, неважно, выходной день или будний. Ребенка из сада забрала, и бегом на вольеры, чтобы помочь, посмотреть, как у них там дела. Я понимаю, когда люди эмоционально пишут, что им жалко, что Ваську забрали, но надо понимать, что это не заповедник ее забирал. Нам позвонили из Минприроды, спросили, можем ли мы принять животное, потому что ни один другой нацпарк не согласился. Медведица маленькая, к ней нужно постоянно ходить, кормить, смотреть за ней — много возиться и на кормление много средств уходит. Мы согласились, потому что понимали, что медвежонка в любом случае изымут, не могут дикие животные жить в доме у человека, тем более медведь, который занесен в Красную книгу. Это сейчас Васька малышка, но ведь она вырастет, как выросла Ума — на задних лапах у нее рост два метра. Да, она знает людей, но все-таки это хищник.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close