Общество

Когда твои доходы меньше прожиточного минимума: сирота из деревни недалеко от Гродно рассказала о своем существовании и борьбе за жизнь

О своем жилье Ольга говорит коротко: комната и кухня. Ванны и туалета нет. Через дорогу есть общественная баня. Но на нее не всегда можно найти 4 рубля. Единственный доход сироты – пенсия по инвалидности – 160 рублей. Когда заплатишь коммуналку и купишь необходимые для жизни лекарства, в кармане остается меньше ста рублей – приблизительно по три рубля на день.

Из своего детства 28-летняя Ольга отчетливо помнит только один момент — как милиция забирает ее и младшего брата из родного дома.

— Мне тогда было 8 лет. Я плакала, а какие-то женщины успокаивали, мол, не плачь, сейчас поедем в дом, где будет много деток, будешь с ними играть, — начинает свой рассказ Ольга.

Позже Ольга вспомнит еще один момент – в детский дом к ней пришла проведать родная тетя с угощениями.

— Мне просто очень хотелось знать, что в мире есть родные люди, и они тебя помнят.

Впрочем, родная мама вспоминала дочь не часто. За все время нахождения в детском доме свою Олю она посетила 3 раза. В родительских правах не восстановилась. О своем отце Ольга не знает ничего – она была маленькой, когда папа ушел из семьи. Ольга вспоминает, что очень ждала, когда мама соберет все справки и заберет ее домой. Но чуда не случилось. Потом маленькая Оля уехала учиться в спецшколу для детей с ДЦП, после нее в Гродненский колледж.

— После учебы я кое-как добилась жилья. Мне предложили квартиру в Пограничном, я съездила, посмотрела, меня все устроило.

Квартира в Пограничном – это старый барак, без ванны и с деревянным туалетом на улице. В медицинской карточке Ольги два диагноза – порок сердца и ДЦП. Оба делают жизнь девушки физически сложной: ритм сбивается, тяжело дышать, ходить подолгу больно.

— Нас в семье шестеро детей было, двое здоровые, остальные – с ДЦП. Я иногда езжу в Гродно к сестре, но у нее своя жизнь, двое деток, ночевать я там не могу. Бывает, джинсы свои отдаст, которые не носит, — рассказывает s13.ru Ольга. – С остальными связи у нас нет. К маме один раз съездила. Ну а что? Это же мама… Другой у меня не будет. Так мы с ней поссорились, и она выгнала меня. Домой на попутках добиралась, потому что денег не было.

Ежемесячно Оля получает пенсию по инвалидности – 160 рублей. Это единственный ее доход. Группа инвалидности у нее хоть и рабочая, но здоровья работать нет.

— У меня постоянная тахикардия, а оттого, что у меня ДЦП, мне сложно ходить, от этого бывает часто аритмия, вызываю скорую. Каждый день пью таблетки для сердца – амиодарон. Раньше у меня была вторая группа, но тогда еще живая бабушка настояла, чтобы я пошла на комиссию и там мне дали 3-ью группу. Бабушка хотела, чтобы я работала. Но у меня, правда, нет сил много передвигаться. Я даже по дому что-нибудь сделаю – и все, аритмия начинается. Да и в поселке нашем для здоровых особо работы нет.

Из пособия Ольга платит коммунальные услуги, покупает необходимые таблетки. На продукты остается меньше 100 рублей. В основном покупает — хлеб, молоко, крупы. Иногда – дешевые бессортовые сосиски. В кухонном шкафчике скромный набор самого необходимого: соль, сахар, чай, овсянка.

В холодильнике ситуация еще беднее – пару суповых куриных наборов, подсолнечное масло.

— У меня долг по оплате газа 300 рублей, приезжали, уже пытались отключить газ, но через пару часов все-таки приехали и включили. Я плачу каждый месяц по сколько могу, но всю сумму мне не выплатить. Есть еще одна проблема – сломанный котел. ЖЭС отказался мне его менять, сказал, чтобы я это делала за свой счет. У меня таких денег нет, — плачет Ольга.

Проблему со сломанным котлом мы решили еще до выхода публикации. Связались фирмой сервисного обслуживания, на которой числится котел Ольги. Индивидуальный предприниматель Николай Шейпак согласился отремонтировать бесплатно, но необходима была новая деталь стоимостью более 400 рублей. Эту деталь на безвозмездной основе предоставил Виталий Васильевич Бастов, заместитель директора частного предприятия  по сервисному обслуживанию газовых котлов ГАЗ-КАЛОР.

Однако проблем у сироты-инвалида остается много и сейчас: задолженность за газ, квартира без удобств, доход ниже прожиточного минимума, больное сердце, отсутствие помощи. Найдутся, кто скажет, дескать, привыкли к помощи государства и сейчас не могут справиться сами. Только? когда нет не только навыков и опыта, но и физической возможности, борьба за жизнь становится порой невыносимой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2
0
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: