Королевский замок в Гродно реконструируют с перфоратором. Что происходит?

ВидеоОбщество
0
0
Поделись с друзьями

На глазах у жителей Гродно строители разбирают королевскую резиденцию, которую можно сравнить с краковским Вавелем, и никто ничего не может сделать. Что происходит с тысячелетним замком, Свобода объясняет для тех, кто не в курсе.

1. Кто эти мужчины с перфораторами и что они делают?
Это строители организации «Гродножилстрой», которая специализируется на постройке жилых многоэтажек. Они расширяют окна на втором этаже брамы при входе в Старый замок. А именно они разбирают часть стены XVII века. До этого рабочие сняли часть галереи того же времени.
2. Когда это все началось?

Тысячу лет назад, когда замок только возник. Его перестраивали пять раз. Князь Витовт и король Стефан Баторий — его самые известные хозяева и реконструкторы. Современное громкое имя в деле восстановления — Владимир Бочков.
3. Зачем вообще нужно было трогать замок сейчас?

Последний ремонт замок пережил сразу после Второй мировой войны. Тридцать лет назад минский архитектор Владимир Бочков предложил восстановить замок таким, какой он был при Стефане Батории (XVI век).

Эскизы реконструкции ждали до 2015 года. В этом же году в одном из залов провалился пол, и откладывать уже некуда было.
4. Что уже сделано?

Замок такой огромный, что его восстановление решили разбить на три этапа. Сейчас идет первый из них, который затрагивает въездные ворота, галерею и среднюю башню.
В 2015 году со стен снаружи сняли штукатурку, чтобы исследовать стену. На большее не хватило денег. Так постройка стояла два года.

В конце 2017 года возобновились археологические работы в замковом дворе. Из интересных находок: шахматная ладья и кирпич с колоннами Витовта. В замковую гору начали вбивать сваи, на которые станет часть восстановленного здания.

Разобрали верхний уровень старых стен со стороны Немана. С самого замка сняли крышу, частично разобрали стены.

5. Что с реконструкцией не так?

Проект Бочкова всех устраивал, пока за архивные документы по Старому замку не взялся историк из Академии наук Николай Волков. Он изучил проект по-другому и нашел в нем ряд ошибок.

Волков уверен, что Бочков добавил лишний этаж в две башни. Это произошло потому, что немцы и поляки, которые исследовали замок, по-другому отчисляют этажи зданий, чем белорусы.
Историк настаивает, что научный руководитель придумал большую часовню возле башни над Неманом. Ее никогда не было. Да и археологи не нашли ее фундаментов. Волков не раз заявлял о найденных ошибках, за судьбу замка переживали даже польские власти, но внести изменения в проект не удалось. Проект прошел все согласования и экспертизы.

6. Что еще разберут и зачем?

Никому из заинтересованных активистов и историков не дают посмотреть окончательный проект. Поэтому ответа никто не знает.

Гродненской краевед и историк Мечислав Супрон полагает, что разбирают все надстройки, которые появились позднее XVI века. Но информация, где точно заканчивается одно столетие и начинается другое, тоже только в руках архитекторов. Общественность к документам не имеет доступа. Известно также, что эти исследования стен проводил не профессионалы в этой области. Впрочем, таких профессионалов в Беларуси и нет.
Вероятно, эти фрагменты признаны аварийными. Их заменят на современные. Историки опасаются, что укрепление делается для того, чтобы надстроить лишние этажи, к примеру, в той же галерее.

7. Было бы о чем жалеть. Разве мало в Беларуси замков?

Такой, как в Гродно, — единственный. Замки в Мире и Несвиже сохранились лучше, но они принадлежали всего лишь тогдашним «олигархам» — магнатам, говорит Мечислав Супрон.

Гродненской замок — королевский. Это единственная сохранившаяся королевская резиденция времен Речи Посполитой после краковского Вавеля. Она важна с точки зрения событий и людей. Здесь хозяйничали Витовт, Баторий, династия Ваза. Проходил каждый третий сейм Речи Посполитой. Этот замок значимый не только для современной Беларуси, но и для Польши, и для Литвы.
К тому же это единственное место в Беларуси, где такой богатый археологический слой — в 8 метров глубины. Когда убивали поля на глубину 20-30 метров, с территории вывезли на свалку сотни недоисследованных кубов исторических слоев.

8. Как можно было сделать по-хорошему?

Мечислав Супрон полагает, что следовало бы пойти по европейскому пути и максимально сохранить наслоения разных периодов до XIX века. Образцом может служить замок в Варшаве, где восстановили сразу четыре периода: готику, ренессанс, барокко, классицизм.

По его мнению, перед принятием решения по проекту надо было собрать круглый стол вместе с иностранными специалистами и представителями общественности.

Выполнять работы на таком уникальном объекте должны реставраторы, а не строители панельных домов. Разбирать кирпичи при необходимости нужно без применения электроинструментов, как перформаторы.
— Беда современных историков в том, что мы не родились лет на десять раньше. Старым замком никто плотно не занимался. А если спохватились, пришлось только утвердить факт ошибок, а повлиять на реконструкцию уже трудно, — говорит Мечислав Супрон.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close