«75% легких были поражены». Как врачи спасали от «ковида» гродненца с донорской почкой

Общество
Поделись с друзьями

Первого января этого года Дмитрий Будрик по традиции участвовал в  забеге трезвости в Пышках. И хотя не был в лидерах, но с подстраховкой от жены преодолел всю дистанцию. Это кажется невероятным для  человека, у которого  донорская почка и которого ковид в минувшем году на три месяца уложил на больничную койку, причем на половину этого срока – в реанимацию! Впрочем, за время нашего многочасового общения собеседник глубоко впечатлял меня своей  энергией не единожды. Потому эта история спасения не только о  профессионализме врачей и возможностях современной медицины, а о том, как   сила воли и жизнелюбие помогают тем, кто из-за сбоев в здоровье оказывается на грани, рассказывает «Гродненская правда«.

коронавирус гродно

Плохой диагноз и хорошие знаки

Четкого ответа на вопрос «почему?» Дмитрий не имеет до сих пор. Почему у него – деревенского паренька, школьника, который с детства занимался спортом и был ведущим танцором в именитых «Лялечках», вдруг подвели почки. И то время, когда одноклассники готовились к выпускному и поступлению в вузы, он провел в больнице и был вынужден на год отложить продолжение учебы. Факультет физического воспитания гродненского университета он все же окончил. О спортивной карьере речи уже не велось, а вот тренерскую в родном Обухово начал. И, возможно, сильно преуспел бы, если бы не в один «прекрасный» день в тяжелейшем состоянии не попал в реанимацию. Из одной больницы перевели в другую, уточнялись и выяснялись диагнозы, и неутешительный вердикт – из-за почечных нарушений без гемодиализа организму не справиться. Три раза в неделю он приезжал в Гродно, по нескольку часов лежал, подключенный к аппарату «искусственная почка» в областной больнице.

Отделением гемодиализа с экстракорпоральными методами детоксикации заведовал в то время Руслан Якубцевич, ныне именитый анестезиолог-реаниматолог, доктор медицинских наук, заведующий университетской кафедрой. Забегая наперед, скажем: когда в прошлом году Дмитрий в тяжелейшем состоянии попал в реанимацию, именно этот врач снова оказался его главным спасителем. Тогда же, одиннадцать лет назад, он вдохновлял двадцатипятилетнего пациента, грамотно убеждая не пасовать перед трудностями.

 Когда в прошлогоднем мае после 14 дней пребывания в коме пришел в себя, узнал Руслана Эдуардовича, даже при том, что он, как и все медики, был в противоковидной одежде. Узнал и сразу подумал: буду жить! – вспоминает Дмитрий.

По его словам, все совпадения – к добру. Даже то, что впервые заставил серьезно поволноваться врачей в мае, в день своего рождения, и спустя более десятилетия снова в мае попал в реанимацию. Казалось бы, две, мягко сказать, неприятности, но даже в этом мой собеседник, по его собственному признанию, сумел увидеть позитив – добрый знак своего исцеления.

Мамина почка

Операция по пересадке почки была в ноябре 2010 года. В Гродно тогда трансплантологией не занимались, и Дмитрию с мамой пришлось поехать в столицу. Именно мама стала его донором, подарив сыну не просто почку, а возможность полноценной жизни.

– О том, что она будет донором и уже прошла все обследования, мама сообщила мне в последний момент, – вспоминает мой собеседник. – Хотя о такой возможности знала заранее и, как честно призналась, решилась не сразу. На ней держался дом и вся большая семья, у нее была нелегкая работа в колхозе. Но она не смогла смотреть на страдания сына. 

Две операции были в один день с небольшим интервалом. Дмитрий до сих пор помнит, как волновался: не за себя, за маму. Увидел ее через стекло в операционной, помахал рукой. Когда сообщили, что у нее все в порядке, без тени сомнения доверился врачам. То, что донором стал самый родной человек, и минимум времени, за которое почка сменила дислокацию, увеличивало шансы, и трансплантологи не сомневались в успехе. Так оно и вышло.

Главное, иметь мотивацию

С маминой почкой Дмитрий живет до сих пор, и до прошлого года она надежно работала, позволяя полноценно жить и радоваться жизни. Впрочем, как признается мой собеседник, он не только укрепился физически. Было и переосмысление, новый взгляд на жизнь и свое место в ней.

– Человека после трансплантации по статусу записывают в инвалиды. На вид ты вроде бы молодой и крепкий, и людям трудно в это поверить. Да и тебе самому не хочется верить. Мне даже признаваться в этом было как-то совестно. Был случай: в автобусе вместо того, чтобы достать удостоверение, которое позволяет ехать бесплатно, решил заплатить штраф как безбилетник, – вспоминает Дмитрий.

Он никак не мог смириться с ограничениями в работе, табу на многие занятия, в том числе на любимое тренерство. Но Дмитрий руки не опустил.

– На себе прочувствовал, как люди нуждаются в поддержке. И захотел своим примером вдохновлять, мотивировать на активную жизнь. Стал выходить на аудиторию, рассказывать о возможностях белорусской медицины по трансплантации, об образе жизни после замены органов, о правилах здорового питания и здорового поведения. При этом, заметьте, что с детства и долгое время вообще робел, если нужно было выступить. Помню, как студентом-первокурсником напрягался перед практикумами -– попросту убегал с занятий. Но жизнь с маминой почкой словно подтолкнула меня, вселила уверенность.

Дмитрий рассказывает, как предложение руки и сердца своей будущей жене сделал не просто прилюдно, а со сцены, на глазах у переполненного зала.

– Для меня было очень важным, что моя избранница, узнав о моем здоровье, не испугалась, поверила в меня, и все время служит опорой в жизни, – с гордостью говорит Дмитрий. – Мы вместе поддерживаем других людей. И нашего сына, который появился на свет семь лет назад, растим в духе добра и развиваем всесторонне.

Удар ковида по слабому месту

На переднем стекле его машины надпись крупными буквами «Никогда не сдавайся» как призыв к людям и его собственный девиз. Если бы не этот жизнеутверждающий посыл тридцатисемилетнего пациента отделения реанимации Гродненской университетской клиники, не известно, как бы он выдержал выпавшее на его долю. Дмитрия экстренно привезли сюда прямо с границы в мае прошлого года. Это было в разгар пандемии, его несколько дней лихорадило, но первоначально диагностика ковида не показала. И он надеялся, что вернется из заграничного путешествия домой, отлежится и все будет хорошо. Не вышло. На самом деле у него оказался коронавирус, коварство которого для человека с не своей почкой возрастало многократно.

 У меня было поражено 75 процентов легких, и меня спасали, в первую очередь с учетом этого. Получилось, недополучал иммунодепрессанты – таблетки, которые должен пить два раза в день. В результате организм начал уничтожать донорский орган. 

По сути, Дмитрия можно назвать ковидным долгожителем университетской клиники. Но сказать только то, что пробыл он здесь более трех месяцев, и половину срока – в реанимации, две недели в коме, этого мало. Потерял 25 килограммов, отнялась речь, нужно было учиться заново ходить…

– Белые стены, «белые» врачи и медсестры, трубочки, капельницы, таблетки. И так изо дня в день. А ты лежишь полностью обессиленный. Когда после комы узнал, сколько времени меня «не было», столько эмоций хотелось выплеснуть, а ни слова сказать не мог. Руслан Эдуардович сразу понял, попросил принести и дать мне бумагу и ручку. Когда он мне сказал: «Ты удивил! Удивил всех, ты молодец!» – у меня пошла такая сила, что я полностью уверовал – выкарабкаюсь, и в главной больнице области мне в этом помогут. А паника бьет даже самых сильных людей – это я хорошо усвоил, – вспоминает Дмитрий свое «время Ч».
И он, по его собственному признанию, «черных мыслей» не допускал. Мечтал быстрее покинуть реанимацию и перейти в общую палату, где на тумбочке у кровати будет … банка березового сока.

Вся жизнь впереди!

О березовом соке он мечтает и сейчас, и чтобы не один-два глотка, а напиться вдоволь не только природного напитка, но и обыкновенной воды. И также вдоволь нахлебаться вкуснейших щей, которые приготовят дома.

– Сейчас каждое яблоко, мандаринка, чай – это жидкость, ее надо считать, чтобы было не более трех процентов от веса, когда приходишь на диализ, – объясняет Дмитрий и тут же подробно рассказывает о том, как идет подсчет каждого приема пищи.

Его организм выстоял, победил коварный коронавирус, но мамина почка оказалась не такой стойкой. В минувшем месяце Дмитрия внесли в базу данных на новую трансплантацию, и с этого момента он все время в готовности, на телефоне. Сигнал о подходящей донорской почке может поступить в любой момент, и сроки, чтобы ему прибыть в операционную, предельно короткие.

Сейчас же три раза в неделю у него маршрут в университетскую клинику на гемодиализ. Дмитрий рассказывает, что в отделении произошли большие перемены. Новые аппараты эффективнее и удобнее для пациентов. А на трансплантацию уже нет нужды ехать в столицу – более двухсот пересадок почки выполнили в нашей университетской клинике.

Жизнь не стоит на месте, и медицинская помощь людям выходит на новый уровень. И с донорской почкой человек живет как с родной. А все виды почечно-заместительной терапии, в том числе и трансплантация, что для граждан нашей страны, бесплатные. Главное, чтобы сам пациент настроил себя на позитив, на веру в будущее.

– Надо видеть хорошее будущее и не зацикливаться на проблемах. Это как будто вы поднялись на воздушном шаре, и все внизу кажется таким маленьким, – развивает Дмитрий свою теорию позитива.
В завершение беседы он в очередной раз особо подчеркнул, что доверяет нашим врачам и нашей отечественной медицине, и это поддерживает его моральный дух.

«Пять систем организма вышли из строя, и мы должны были их временно спротезировать»

Руслан Якубцевич, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Гродненского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук:

якубцевич1.jpg

– Пациент с тяжелым течением ковидной инфекции – это всегда пациент с недостаточностью многих органов. Такая ситуация в клинике называется синдромом полиорганной недостаточности. К примеру, у Дмитрия Будрика была недостаточность дыхательной системы, мочевыделительной, сердечно-сосудистой, иммунной, свертывающей. То есть пять систем организма вышли из строя, и мы должны были их временно спротезировать.

Риски увеличивало то, что у пациента был донорский орган, пересаженный давно, и десять последних лет он получал иммуносупрессивную терапию. С одной стороны, такая терапия не позволяет донорскому органу отторгнуться, с другой – длительная иммуносупрессия это всегда риск присоединения инфекций – бактериальных, вирусных, грибковых. Ее нам пришлось почти всю отменить, поскольку сильно подавляла иммунитет, и это представляло угрозу для жизни.

Вселяло надежду то, что пациент молодой, без избыточной массы, активный спортсмен. Однако настораживал его длительный анамнез почечной недостаточности и иммуносупрессии.

На искусственной вентиляции легких и в медикаментозной коме Дмитрий был две недели. Все это время мы буквально не отходили от него, пристально следили за состоянием – регулировали параметры ИВЛ, проводили лечение агрессивными антибиотиками, противовирусными препаратами, осуществляли детоксикацию организма путем подключения к аппаратам очищения крови. Когда легкие начали восстанавливаться, постепенно выводили его в сознание. Затем приняли решение убирать всю седацию, предварительно наложив трахеостому. В то время донорская почка работала на 20-30 процентов: орган сразу не может отторгнуться, но постепенно функция угасла. Главное – удалось восстановить легкие, которые первоначально были поражены на 75 процентов. А дальше уже пошла реабилитация и поддержка пациента с помощью гемодиализа. Правда, процесс реабилитации занял также продолжительное время – несколько месяцев. Как ни странно это звучит, но после длительного пребывания в постели без движения Дима заново учился удерживать голову, глотать, чтобы не поперхнуться, дышать и ходить. Ходьба ему давалась наиболее тяжело, так как на его осуществление нужно много сил.

Дмитрий – большой оптимист, и, если с ним пообщаться, это видно. Его жена тоже верила в положительный исход. Такой настрой у наших пациентов очень сильно подстегивает к жизни. Есть пациенты-пессимисты, они не хотят бороться. Дима не из таких.

«Почечно-заместительная терапия – спасение для многих людей»

Татьяна Шапель, врач-нефролог  Гродненской университетской клиники:

IMG_5624.JPG

– Диагноз терминальная хроническая почечная недостаточность еще несколько десятков лет назад звучал как смертельный приговор. Сегодня спасением является почечно-заместительная терапия. Основные ее методы -– гемодиализ, перитонеальный диализ, трансплантация почки. Для граждан нашей страны все виды ПЗТ, в том числе и трансплантация, а также препараты иммуносупрессивной терапии бесплатные.
Первую операцию по пересадке донорской почки в Гродненской университетской клинике выполнили в 2013 году. Сегодня на счету гродненских трансплантологов 275 таких операций. В отношении трансплантации почки в Беларуси, как и во всем мире, применяется принцип постановки нуждающихся в почечно-заместительной терапии в лист ожидания. В стране создан электронный Республиканский лист ожидания трансплантации почки, который работает на все регионы с 2017 года, контролируя весь процесс органного, тканевого и клеточного донорства. Решение о регистрации в листе ожидания принимается на консилиуме после обследования пациента нефрологами согласно действующих протоколам. Как только появится подходящий орган донора, человека немедленно вызывают на операцию. В нашем отделении в лист ожидания включены 56 человек, в том числе наш пациент Дмитрий Будрик.

Как быстро должна быть проведена трансплантация? В нашем случае – в течение 24–48 часов. Кстати, этот же период для печени еще короче – 8–12 часов, а сердца – 3–6 часов (золотой стандарт 3 часа).
Стоимость пересадки почки очень высока. При этом, если сравнивать цену операции и последующей терапии, то это обходится дешевле, нежели длительная и поддерживающая терапия диализом. Как правило, сеанс гемодиализа проводится по четыре часа три раза в неделю, в среднем затраты на одного пациента в год для государства составляют около 7000 долларов.

Однако главное – новая почка – это и новое качество жизни. Благодаря фактически полному восстановлению функции этого важнейшего органа пациенты могут вести нормальный и активный образ жизни, работать фактически наравне со здоровыми людьми, создавать полноценные семьи, имеют возможность зачать и выносить детей.

В Гродненской области родились пять деток от матерей после трансплантации почки. Все пациенты гродненских трансплантологов, перенесшие операцию по пересадке почки, продолжают успешно реализовывать свой жизненный потенциал.

«Самых тяжелых пациентов с COVID-19 спасали в главной клинике области»

Александр Балла, заведующий отделением анестезиологии и реанимации Гродненской университетской клиники:

По протоколу и еще немного больше… Александр Балла

– Статистический показатель выживаемости пациентов с тяжелым течением COVID-19 в реанимациях очень разный – от 20 до 80 процентов. В нашем отделении благодаря современным подходам к лечению, оборудованию и медикаментам он составил около 70 процентов, что соответствует показателю лучших западных и российских клиник, и один из лучших показателей в республике.

И это при том, что самых тяжелых пациентов переводили в университетскую клинику из других лечебных учреждений области. Учитывался уровень нашего оборудования и квалификации врачей, которые умеют справляться с самыми сложными случаями. Сегодня наши реаниматологи могут привести десятки примеров, когда их колоссальные усилия вернули к жизни тех, кто был, образно говоря, на грани.

Некоторые пациенты находились в нашем отделении по месяцу и более, проходили не только курс интенсивного лечения, но и в полном смысле реабилитацию. Наши заботливые медицинские сестры и санитарочки учили их сидеть и ходить, кормили с ложечки, по глазам читали, что человек хотел, но не мог сказать. И когда наши пациенты, полностью оправившись от болезни, приходили ко мне со словами благодарности, я всегда подчеркивал: это заслуга всего коллектива нашего отделения и руководства нашей университетской клиники, которое обеспечило лечебников всем необходимым для оказания современной высокоуровневой помощи. Спасительные препараты, которые требовались тяжелобольным пациентам с COVID-19, дорогостоящие, однако если были показания, пациенты их получали.

Наше отделение работало на COVID фактически с начала пандемии, в определенные периоды полностью функционировало как «красная зона». Но в основном ковид соседствовал с другими сложнейшими заболеваниями, лечение которых без интенсивной терапии в реанимации даже нельзя было представить. Можно сказать, коллектив работал с удвоенной нагрузкой, но справился в первую очередь благодаря своему профессионализму и сплоченности.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button