Общество

«Легендарная женщина» Гродненской региональной таможни (М.С. Сезень)

«За все время работы она обнаружила столько золота, что ей можно отлить памятник», — говорят о выдающемся поисковике-оперативнике Марии СЕЗЕНЬ сотрудники Гродненской региональной таможни. Более 150 кг золота и 500 случаев выявления контрабанды в крупном размере — таков ее личный результат. «Легендарная женщина», «одна из лучших сотрудниц   Гродненской таможни» — все это Мария Сергеевна, отдавшая таможне без малого 40 лет жизни.

В  трудовой книжке Марии Сезень — 68 поощрений и наград, среди которых Грамота Верховного Совета БССР, знак отличия Мини­стерства внешней торговли, медали «За трудовые заслуги» и «Ветеран труда», другие благо­дарности и поощрения Главно­го управления государственно­го таможенного контроля при Совете Министров СССР и Государственного таможенно­го комитета Республики Бела­русь, Министерства внешней торговли, Комитета государ­ственной безопасности…

…Родилась Мария Серге­евна в 1935 г. в многодетной крестьянской семье. Как и все дети войны, поздно пошла в школу. Кроме учебы, прихо­дилось много работать, чтобы помогать родителям. Однако энергии у Маши хватало на все: была запевалой в хоре, показы­вала достойные результаты в легкой атлетике — ее коньком был бег на 100 и 200 м, а также прыжки в длину. После окон­чания школы по направлению райкома комсомола Мария работает старшей пионерво­жатой в Колпакской средней школе и даже ведет несколько часов физической культуры.

— Поначалу было очень интересно, я с энтузиазмом организо­вывала мероприятия, постоянно что-то придумывала… Только чувствовала, что мое призвание в другом. Вот и поехала искать его в Гродно, — улыбается Мария Сергеевна. — Имея за плечами бухгалтерские курсы, пошла устраиваться в Гроднен­скую таможню: в то время там требовался бухгалтер.

Узнав, что Гродненской та­можне подчиняется Минский таможенный пост, находя­щийся на самостоятельном балансе, немного испугалась. Но начальник таможни Федор Ни­колаевич Горин поверил в меня: «Оставайтесь! Я Вам помогу».

И Маша осталась. В течение трех лет она была единствен­ной женщиной в таможне. Несмотря на работу бухгал­тера, приходилось выезжать на личные досмотры и зани­маться оперативной работой. Буквально за один день, как она говорит, «схватила работу». Ей понравилось. Начальник таможни сразу же это отметил и определил Марию Сергеевну на новый участок. «Умнейший был человек, — тепло вспоми­нает она Горина. — Человек с большой буквы! Прошел войну, в совершенстве знал свое дело».

При таможне были курсы, на которых Мария Сергеев­на изучила немецкий язык и таможенное дело. А потом было замужество, переезд в Латвию вслед за мужем и пять лет службы в Вентспилсской таможне.

— Поначалу начальник та­можни Григорий Павлович Сяцких был против того, чтобы в «морской» таможне работала женщина: в штормовые дни судна в порт не заходили, и таможенникам нужно было на катере выходить в рейд, чтобы их оформить. Но я доказала, что могу. Потом отпускать не хотел, — улыбается Мария Сергеевна, — когда решила на родину вернуться.

В Вентспилсской таможне все это время она была един­ственной женщиной. Другим кандидаткам отказывали, мо­тивируя тем, что не женская это работа. А на вопрос: «У вас же работает женщина?» на­чальник таможни отвечал: «Таких женщин больше нет». Действительно, инспектор Сезень хорошо знала морские и железнодорожные перевозки и с первого взгляда могла опре­делить контрабандиста.

В 1968 г. Мария Сергеевна возвращается в Гродненскую таможню, начальником кото­рой в то время был Николай Иосифович Смирнов. В этом же году пресекает незаконный ввоз крупной суммы денег и изделий из золота.

— Подходит ко мне на оформ­ление пассажир — неприметный такой, одет очень просто, в старых истоптанных туфлях, с потертым чемоданчиком. В чемодане оказались личные вещи и несколько пачек кофе в зернах, — вспоминает Мария Сергеевна. — Пассажир был так невозмутим, что я засомневалась, стоит ли проверять дальше, однако интуиция под­сказывала, что что-то не так. Стала прощупывать пачки кофе и поняла, что в них не только зерна.

Оказалось, в них было со­крыто несколько пачек денег, а в каблуках туфлей — изделия из золота, много колец с брил­лиантами.

— Золота было столько, что оно не помещалось в обеих ла­донях! Потом за проявленную бдительность наградили меня ценным подарком, — Мария Сергеевна показывает на настольные часы. — А как часто менялось законодательство! Едва поспевали за изменениями в запретах и ограничениях. На ввоз одежды заполняли вещевую квитанцию, на вывоз денежных средств денежную квитанцию. Все заполнялось вручную — и квитанции, и протоколы.

Поляки очень любили наши каракулевые шубы: сладить не­возможно с ними было — к каким только ухищрениям ни прибега­ли, чтобы вывезти их!

Составы шли набитые бит­ком: в каждом — от 300 до 800 человек. Всех нужно было успеть оформить, пока стоял поезд. Как-то Мария Серге­евна обнаружила у одной из пассажирок золотые цепочки и подумала, что к ним наверняка должны быть крестики. Что вы думаете? Нашлись и крести­ки—в банке с тушенкой…

…Людмила Чурсина, Эдита Пьеха, Александр Демьяненко, Анна Герман — лишь некото­рые из звезд эстрады и кино, которых выпало оформлять Марии Сезень. Вспоминает, как у звезд фигурного катания Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова при себе оказа­лась только что полученная зарплата, а вывозить можно было максимум 30 рублей. Фигуристы беспрекословно последовали рекомендациям таможенницы и сдали деньги на хранение, а на обратном пути по квитанции получили их обратно.

Мария Сергеевна говорит, что очень любила свою работу и шла на нее как на праздник. Работала много и добросовестно, отдавая всю себя таможенной службе, за что удостоена званий «Лучший инспектор таможни» и «Удар­ник коммунистического труда». Ее показатели всегда были на высоте: в месяц в среднем воз­буждалось 20—25 дел, за сутки, бывало, доходило до шести.

— Я за месяц своими выяв­лениями контрабанды давала в доход государства полторы-две машины, — смеется Мария Сергеевна и отмечает, что самые высокие показатели были у нее в 1976 г., когда было возбуждено 277 дел. Вот еще некоторые интересные рекорды, связан­ные с отдельными сменами: 7 ноября 1975 г. таможенницей возбуждено 8 дел, а того же числа годом позже — 9.

Рассказывает Мария Серге­евна, как получала из рук Пре­зидента медаль «За трудовые заслуги»: ноги дрожали, когда поднималась на сцену. Теплые воспоминания у нее и о торже­ственном собрании во Двор­це Республики, посвященном 10-летию таможенной службы Республики Беларусь. Алек­сандр Войтович, тогда Предсе­датель Совета Республики, ска­зал: «Я бы подарил цветы каждой женщине, сидящей в этом зале. Но этот букет подарю Марии Сергеевне Сезенъ».

Легендарная женщина, ко­торой 22 мая исполнился 81 год, служит примером для молодых поколений таможенников. В ней и сейчас столько энергии и про­ницательности! Она показывает мне бережно хранимые экспо­наты своей таможенной жизни: фотографии, благодарности, медали, письма, открытки…

— Особенно дорога мне вот эта телеграмма. На пятидесятиле­тие мне, простому инспектору, прислал ее из Смоленска началь­ник таможни Владимир Степа­нович Полянский, который был тогда на съезде, — говорит Ма­рия Сергеевна. — Удивительный человек! Мне вообще повезло с на­чальниками таможни (а их было семь), со всеми, с кем довелось работать: я бесконечно благо­дарна каждому, кто встретился на моем пути. Юрия Алексеевича Сенько считаю в какой-то мере своим воспитанником. И если есть хоть немного моя заслуга в том, что из новобранцев выросли настоящие Таможенники, зна­чит, я не зря отдала таможне 39 лет и пять месяцев своей жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
0
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Статьи по теме

Close

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: