Общество

Минкульт не смог остановить спорную реконструкцию. Как спасти Старый замок в Гродно

На глазах у гродненцев строители разобрали часть королевского замка, которой было 300-400 лет. Как так вышло и что делать?

Кто пропустил?

«Жители Гродно, почему вы позволяете разрушать наследие?» — подобные упреки писали интернет-пользователи, увидев на замке перфораторы и сравнив фото «до» (с крышей и стенами) и «после» («обезглавлен» коробку).

Вид «до»
Вид «до»
Вид «после»
Вид «после»

Так кто «проворонил» замок, в котором устраивали сеймы Речи Посполитой, который сохранился лучше других королевских резиденций того времени и который так любил Стефан Баторий?

Восстановления Старого замка, который пошел трещинами по стенам, ждали давно. Если в середине «нулевых» городскую архитектуру начали сильно переделывать (реконструкция Советской площади, уничтожение деревянной застройки Нового мира, износ или перестройка старых домов до неузнаваемости), защитники наследия демонстрировали красивый эскиз новенького замке (разработан в конце 1980-х) в противовес таким изменениям .

Схема реконструкции Старого замка
Схема реконструкции Старого замка

Наконец областные власти выделили деньги на реконструкцию. «Старый замок помолодел на четыре века», «резиденции восстановят, как при Стефана Батория», «Началась реконструкция, которую замок ждал 30 лет» — так позитивно медиа писали еще в 2015 году.

Может быть, виноват Владимир Бочков, научный руководитель реконструкции, он же автор проекта, известный скандальной реконструкцией еще Несвижского замка?

Архитектор разработал свое видение восстановленного гродненского замка еще в советское время, в конце 1980-х. Тогда «Белреставрация» специально делала большое научное исследование замка, которое и стало основанием для проекта. В 2000-х Бочков просто доработал свои предыдущие эскизы тридцатилетней давности, которые опирались на выводы ученых. Якобы все правильно.

Может быть, недосмотрели власти, собственно Минкульт, который утверждал проект? Но его разработал опытный архитектор на основании исследований ученых.

Вдруг в этой истории появилась новая фигура — Николай Волков, историк Академии наук, который писал научную работу о Гродненском замке и неожиданно для себя заметил ряд ошибок в проекте Бочкова. За тридцать лет историческая наука сделала шаг вперед, открылись новые источники о замке, ранее известный инвентарный историк также прочитал по-другому, в том благодаря интернету, возможности сравнивать документы, изображения, описания. Например, он знал про разницу в отсчетах этажей у поляков, которые также описывали Гродненский замок.

Николай Волков
Николай Волков
Волков понял, что Бочков добавил лишние этажи в несколько башен, «придумал» большую часовню там, где находились просто собрания.

Примерно с 2015 года ученый выступал со своими замечаниями — на конференциях, круглых столах, в медиа. Но оказалось, что уже слишком поздно. Большие деньги на проект выделены, финансовая документация, согласно которой идут работы, утвержденная.

После резонанса проект все же направили на пересмотр в Минкульт, но рекомендации по поводу изменений были незначительными.

Самой крупной победой Волкова и соратников стало то, что на замке не будут разбирать второй этаж пристройки при въездных воротах (это, предположительно XVII-XVIII век).

Второй этаж пристройки слева от ворот решили сохранить
Второй этаж пристройки слева от ворот решили сохранить

Примечательно, что Минкульт пытался вмешаться в процесс реконструкции постфактум, но безрезультатно.

«Несколько попыток остановить работы через Минкульт не имели успеха. Работу отслеживает председатель облисполкома (Владимир Кравцов. — РС)», — сообщила консультант управления охраны историко-культурного наследия Министерства культуры Беларуси Светлана Краюшкина во время июньского круглого стола в Минске, посвященного Старому замку.

Представительница Минкульта отметила, что все началось в 2008 году, когда проект инвестирования рассматривался на заседании совета при Минкульте.

«Трудно сказать, что тогда обсуждалось. Я не видела. Не знаю мотивации, почему тогда этот проект был одобрен. Но он рекомендовался для дальнейшего проектирования … К моему сожалению, окончательный проект также был одобрен», — сказала Краюшкина.

Участники упомянутого круглого стола отметили, что при подписанных бумагах нереально что-то изменить. В основном это касается первой очереди, которая сейчас идет (въездные ворота, мост, галерея, стена и средняя башня над Неманом, каменное строение при башне над Неманом, мерная изба). Если «лишнее» каменное строение заложено в проект, то оно должно появиться.

Сейчас идет первая очередь реконструкции (слева направо: средняя башня над Неманом, каменное строение при средней башни, стена над Неманом, пристройка к въездных ворот, въездные ворота, галерея)

К тому же в нем запроектированы теплоузел. Согласно белорусскому законодательству, очередь реконструкции не может быть завершена, если не построен теплоузел. То есть, даже если гродненцы протестами добьются ее отмены, это будет означать прекращение работ и автоматическая отмена второй и третьей очереди реконструкции, что вскоре повлечет уничтожение замка от старости.

Выбор между: или замка не будет, или он будет не похож на первоначальный.

План: выехать на место и поменять ход реконструкции

В то же время есть шанс повлиять на вторую (королевский дворец) и третью (остаток замковой стены, где сейчас одни руины, и Нижняя церковь) очередь реконструкции.

Королевский дворец сохранился довольно хорошо
Королевский дворец сохранился довольно хорошо

«Если выделенные бюджетные средства, которые необходимо усвоить, то при всем нашем критическом отношении к этим процессам, остановить (реконструкцию) на первой очереди мы не можем. Надо сосредоточиться на второй и третьей очереди и попытаться повлиять на ситуацию на стадии разработки, чтобы учитывались все новые обстоятельства, которые стали известны», — отметил председатель Белорусского общества охраны памятников Антон Астапович .

Как сообщил Свободе Юрий Китурко, директор историко-археологического музея, который базируется в Старом замке, разработка проекта второй и третьей очереди еще не начинались.

Вход в историко-археологический музей, который располагается в Старом замке
Вход в историко-археологический музей, который располагается в Старом замке

В июне защитники наследия (историки, архитекторы, чиновники, представители общественности) провели круглый стол, посвященный судьбе замка, который модерировал Антон Астапович. Договорились до двух вещей.

Антон Астапович
Антон Астапович

Во-первых, приехать в Гродно «для принятия решения о проекте на месте». Вероятно, частью решения станет проведение дополнительных научных исследований объекта, так как за последние десятилетия увеличилось количество данных о замке.

Гродненские историки предлагают заказать эти исследования у Николая Волкова, который раньше изучал только ту часть замка, которая вошла в первую очередь реконструкции.

Правда, главный архитектор проекта института «Гродногражданпроект» Олег Шымбарэцки, занимающийся замком, утверждает, что данные собирались, изучались в течение тридцати лет, а не только в 1980-х.

«В результате были разработаны четыре варианта реконструкции. Их выносили на совет при Минкульте. Четвертый вариант был принят в работу», — сказал Свободе Олег Шымбарэцки.

Во-вторых, решили попробовать скорректировать «обоснование инвестиций проектов второй и третьей очереди с учетом наиболее полного сохранения аутентичных элементов разных периодов». То есть, чтобы замок больше не разбирали.

Кстати, Юрий Китурко сказал Свободе, что «все, что нужно было разобрать, уже разобрали». Он заверил, что все фрагменты, построенные раньше ХV век, во времена Витовта, разбираться точно не будут.

Это касается и стены над Неманом. Из нее раньше сняли наслоения советского и польского времени.  Гродненские активисты беспокоились, что ее продолжить разбирать вплоть до времен Витовта, чтобы через нее на склон Замковой горы могла пройти строительная техника.

Вид стены со стороны Немана (вариант Владимира Бочкова)
Вид стены со стороны Немана (вариант Владимира Бочкова)

«Все, что вы видите на сегодняшний день, все сохраняется», — подтвердил Свободе и Олег Шымбарэцки.

Гродненские историки полагают, что следует закончить работы на второй очереди реконструкции (восстановить королевский дворец, который является частью замка), а третью очередь отменить. К ней относятся руины стен, на которых сегодня любят отдыхать жители Гродно.

Вид королевского дворца со стороны города после реконструкции (вариант Владимира Бочкова)
Вид королевского дворца со стороны города после реконструкции (вариант Владимира Бочкова)
Вид королевского дворца со стороны двора после реконструкции (вариант Владимира Бочкова)
Вид королевского дворца со стороны двора после реконструкции (вариант Владимира Бочкова)
Так выглядит королевский дворец со стороны города сейчас
Так выглядит королевский дворец со стороны города сейчас

Вместо возведения стен-новостроек на месте развалин можно открыть археологический стеклянный павильон со срезом археологических слоев во дворе замка, начиная от XII века.

В подобном, но непрозрачным павильоне хранятся своды Нижней церкви (она тоже относится к третьей очереди)
В подобном, но непрозрачным павильоне хранятся своды Нижней церкви (она тоже относится к третьей очереди)
Вид замка со стороны реки Городничанки (третья очередь), вариант Владимир Бочкова
Вид замка со стороны реки Городничанки (третья очередь), вариант Владимир Бочкова
Часть замка со стороны Городничанки сохранилось меньше всего
Часть замка со стороны Городничанки сохранилось меньше всего
На камнях Старого замка со стороны Городничанки любят отдыхать жители Гродно, так называемое «место силы»
На камнях Старого замка со стороны Городничанки любят отдыхать жители Гродно, так называемое «место силы»
Гродненской историки предлагают законсервировать эту часть, а не создавать на ее месте новодел
Гродненской историки предлагают законсервировать эту часть, а не создавать на ее месте новодел

Какие вопросы остались?

Претензии историков и общественности к нынешним работам касаются не только проекта (с лишней башни и этажами), но и его выполнения.

1. «палящая» методика

Для восстановления потерянных элементов или тех, что никогда не существовали, истребляются аутентичные конструкции. Чтобы восстановить замок на XVI век, разобрали стены поздних времен, не менее ценные (XVII, XVIII, XIX).

Роман Забелло
Роман Забелло
«Подход на замке к сохранению того, что до сих пор уцелело, очень странный. Сегодня есть технология укрепления аварийных стен без их демонтажа или восстановление потерянного без применения, например, цемента, который, доказано, вредный на таких стенах», — говорит минский архитектор-реставратор Роман Забелло. Он учился в Кракове, работает с историческими объектами по всей Беларуси.

Он уточнил, что механизированного способ разборки, с перфоратором, не приветствуется при демонтаже, хотя точного запрета нет.

2. Дасьледованность

Неясно, были проведены достаточные исследования объекта до начала работ и насколько компетентен.  По описанию, фасады украшал рисунок в технике зграфита, а в часовне над воротами под подшивкой потолка были найдены росписи XVI-XVII веков. На тот момент уже была сбита штукатурка в помещениях и на фасадах. Неизвестно, не избили вместе с ней и другие фрагменты живописи или зграфита без предварительного изучения.

Фрагмент фрески, найден в часовне над воротами
Фрагмент фрески, найден в часовне над воротами

«Есть ли исследования этой штукатурки, что подобных росписей не было в других местах? Если будут документы, росписей не было обнаружено, то вопросов не будет», — говорит Роман Забелло.

3. Аккуратность работ

Известно, что строители на замке зарабатывают по сдельной оплате, а это означает быструю работу. Всего в Беларуси отсутствуют нормативы для реставрации. Реставраторы пользуются строительными нормами, которые действуют, например, при построении домов.

В этой ситуации работы требуют постоянного присутствия реставраторов на объекте, чтобы объяснять исполнителям реставрационные особенности и оперативно решать спорные моменты. Иначе велика вероятность получить коттедж.

4. Отсутствие независимой инспекции охраны памятников

Она могла бы быстро реагировать на нарушения, полагает Роман Забелло. Такая должность, для сравнения, есть в Польше.

5. Немало диалога, закрытости информации

Роман Забелло отмечает, что каждый объект индивидуален. Сложно объективно делать выводы без знания результатов комплексных (междисциплинарных) исследований.

«Не было аргументировано ответа со стороны Бочкова на перечень ошибок через того же Волкова. Он не печатается. Возможно, в проекте Бочкова также все обоснованно, проводились все необходимые исследования. Но он не дал этой информации», — говорит архитектор.

К тому же, если кто-то фотографирует Гродненский замок, на его ругаются рабочие и запрещают снимать.

Реконструкция Старого замка в Гродно
Реконструкция Старого замка в Гродно

Собеседник приводит в пример восстановление Берлинского дворца, которое идет в это же время. Немцы сделали из реконструкции атракцию, на которой зарабатывают деньги. Рядом с дворцом работает временный музей восстановления. Каждый может прийти туда, увидеть через окно стройку и приобрести сувенир. Может указать, какой именно фрагмент он хочет, чтобы восстановили за его вклад. Регулярно выходит журнал, который рассказывает, что было сделано за последнее время. При таком подходе у людей не остается вопросов к работам.

2
0
Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Статьи по теме

Close