Мистическое рядом. Проехали по Беларуси в поисках таинственных объектов — и вот что нашли

В странеОбщество
Поделись с друзьями

Темные кроны грабов накрывают старую аллею, которая помнит еще конные экипажи прежних хозяев. Усадебный дом с пустыми глазницами выбитых окон в центре заросшего парка. Неумолимо ползущий по его стенам плющ — так природа рано или поздно возьмет свое. Многие белорусы за последний год начали заново открывать для себя красоты собственной родины, но еще немало осталось мест, где туристы по-прежнему крайне редки, а оттого здесь пока сохраняется загадочная атмосфера, будто бы вышедшая со страниц исторических детективов.

Мистическая Беларусь. Едем по стране в поисках таинственных объектов

А может, и «страшилок»: от детских рассказов у костра до вполне взрослых историй о бесхозяйственности и пренебрежении к доставшемуся от прадедов наследию. Одна их таких точек — в сердце белорусского Полесья, где рядом с древним винным заводом стоят остатки родового гнезда Олешей. Пока еще стоят. Спешите видеть, рассказывает Onliner.

Где это?

Районы Брестской области южнее Припяти, по нашим меркам весьма живые и даже экономически сравнительно успешные, традиционно даже из Минска видятся краем земли. Даже на персональном автомобиле добираться туда довольно долго, хотя часто ждущая в конце пути награда заслуживает преодоления всех возможных препятствий.

Столинский район — крупнейший в Беларуси. Усадьба Олешей расположена примерно посередине между двумя его крупнейшими населенными пунктами: райцентром и Давид-Городком. С севера — заказник «Средняя Припять» и собственно Припять, с юга — река Горынь, за которой уже знаменитые (хотя порой и печально) Ольманские болота. Рядом с прежним поместьем — микропоселок Ново-Бережное при колхозном винном заводе. Неподалеку и куда более крупный агрогородок Бережное.

Что это?

Винный завод местного СПК, продолжающий производить недорогое плодово-ягодное вино, сырье для которого выращивается здесь же, в яблочных садах, — не что иное, как одно из предприятий некогда успешного «маёнтка». Старый корпус рубежа XIX—XX вв. по-прежнему эксплуатируется по прямому назначению, но все же в первую очередь интерес представляет находящаяся рядом усадьба, из той категории, которую некоторые местные жители по привычке продолжают называть «панской». Панов, правда, уже давно нет, но дух той эпохи еще почувствовать можно.

В конце старой грабовой аллеи по-прежнему стоит двухэтажный кирпичный особняк с террасой и даже угловой башенкой, напоминающей о временах, когда модно было строить дворцы, похожие на живописные романтические маленькие замки. Вокруг лишь заросший парк и тишина, один на один с историей.

Кто это?

Людям, которые знакомы с советской литературой (хотя их уже исчезающе мало), возможно, фамилия прежних владельцев Ново-Бережного покажется знакомой. Юрий Олеша, автор «Трех толстяков», хоть и родился, а потом жил на территории Украины, действительно происходил из того древнего полесско-волынского рода Олешей, чьей резиденцией Бережное и его окрестности были целых 400 лет без всякого перерыва.

Тринадцать поколений Олешей (начиная с первого, Петра, получившего эти земли еще в 1508 году от пинского и давид-городокского князя Федора Боровского, и до последнего, Константина, бежавшего отсюда после прихода Советов перед началом Великой Отечественной войны) со всеми своими порой крайне многолюдными семействами жили здесь, в этом уголке Полесья.

Почему это?

Старый шляхетский род неплохо себя чувствовал и после вхождения этих земель в состав Российской империи. Цезарий Антоний Олеша служил в русской армии, что не мешало ему сочувствовать и оказывать помощью повстанцам во время событий 1863—64 гг. Он смог не попасть под каток репрессий, сконцентрировав под конец жизни под своим управлением около 20 тыс. гектаров земель. Пять из этих гектаров ныне занимает старый усадебный парк в Ново-Бережном. Каждому из своих 11 детей, включая дочерей (что тогда еще было совсем нетипично), Олеша выделил по собственному участку. Старшему (тоже Константину) как раз и досталось Ново-Бережное.

Свой собственный дворец он построил здесь в 1890-х годах, и это как раз то самое увитое плющом краснокирпичное здание, которое сейчас медленно угасает в окружении канадских кленов, сосен и лип.

Что будет дальше?

Предпоследний Олеша был просвещенным человеком, получил математическое образование и даже построил рядом с усадебным домом свою астрономическую обсерваторию. Увы — и в этом есть определенный символизм, — обсерватория, в отличие от винного завода, не сохранилась. После национализации бывший панский дворец отдали под жилье, но в конце концов и последние жители Ново-Бережного отсюда съехали. Попытки самодеятельной консервации особняка (запереть входы, забить досками окна) закончились провалом. Окна выбиты, внутри, пока здание стояло с дырами в кровле, частично упали межэтажные перекрытия.

Попасть в комнаты, по которым некогда бродили родственники писателя Олеши, не составляет особого труда, хотя это и небезопасно для жизни. Увы, таинственной атмосферы внутри практически нет. Дом полностью завален мусором. Лучше погулять снаружи, наслаждаясь запахом старых деревьев, шумом их листвы и увядающей красотой одинокого дворца, у которого, хочется надеяться, пока еще есть будущее.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button