Новости БеларусиОбщество

«Многие не верят, что я трудовик». Как минская учительница учит мальчиков отличать рубанок от фуганка

Ученики Юлии Федоровой с ходу ответят, что такое стамеска, рубанок или долото. Зато, когда друзья ее сына и дочки узнают, что Юлия Владимировна ведет труды у мальчиков, не верят. Им кажется, она преподает английский или литературу. Педагог реагирует на это с юмором и наперекор всем стереотипам на высоких каблуках проходит в свою мастерскую. У нее занятие в 7 «Б».

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Вы словно с подиума и на урок, — шепчет корреспондент tut.by, чуть опережая звонок. Юлия Владимировна немного смущается.

— Это в честь 8 Марта, — отвечает она. — А вообще, на уроках мы с ребятами много работаем с деревом и металлом. Дело это не всегда чистое, поэтому приходится надевать спецодежду. Хотя есть у меня отдельный день на неделе, когда веду в классах черчение, тогда стараюсь быть красивой.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Здорово бы, считает Юлия Владимировна, в программу обучения для девочек ввести элементы технического труда, а для мальчиков — обслуживающего. «Не всегда рядом с молодым человеком будет мама или женщина, которая сможет о нем заботиться, — приводит пример собеседница. — Поэтому ему нужно уметь выбирать продукты, готовить, утюжить. А девушке, соответственно, знать, как закрутить гайку или прибить гвоздь».

Юлия Владимировна — учитель черчения и трудового обучения. На всю школу она единственный для мальчишек трудовик. Почти 20 лет учит ребят из СШ № 121 забивать гвозди, работать с ножовкой или, например, управляться с напильником. Каждый раз со звонком она торопится в слесарную или столярную мастерскую. А на переменах, если вдруг кто-то из педагогов начнет говорить, что хочет оживить свой кабинет цветами, Юлия Федорова может неожиданно изменить тему: «А мне бы еще плоскогубцев и молотков».

— Хотя, — улыбается, — цветы я тоже очень люблю.

А ребята из 7 «Б» любят труд. Юлия Владимировна, не скрывают, педагог строгий, зато темы объясняет очень понятно. Лишь одного, говорит Дима Макаревич, сразу не могли уяснить: как это — женщина и трудовик. Потом привыкли, и теперь уже кажется: а что здесь такого?

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Труды у нас с 5-го по 9-й класс, — рассказывает учитель. — Весной четвероклашек обязательно приводят в старшую школу на экскурсии. Поэтому визуально они знают: труды у мальчиков преподаю я, и когда позже попадают в мастерскую, а там я, мысли, что перепутали кабинет, у детей не возникает. А вот с их папами такие курьезы случаются.

И истории эти, как под копирку. Стук в дверь. «Здравствуйте», — приветствует человека на пороге Юлия Владимировна. Правда, она не успевает уточнить: «А что вы хотели?», как родитель в замешательстве извиняется, захлопывает дверь и торопится к школьному расписанию. Учителю приходится его догонять.

— Кричу: стойте, стойте, вы правильно пришли. Я учитель трудового обучения, — с улыбкой описывает она рабочие будни. — Обычно стараюсь ходить на родительские собрания, чтобы мамы и папы меня знали и при случае не терялись.

«Бывает, возражают: „Мой папа делает иначе“»

Труд, как и физкультура, обычно считают уроком легким. Хотя это только кажется. В мастерской много колющих и режущих инструментов — техника безопасности тут на особом контроле. Поэтому, пока идет занятие, Юлию Владимировну не отвлекаем, а на перемене продолжаем.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Педагог уверена: даже если через десять лет после школы ее ученики вдруг не вспомнят, что такое стамеска или рубанок, не страшно. Зато как только инструмент попадет им в руки, они четко будут знать: это — чтобы резать древесину, а это — чтобы строгать

— По жизни я идеалистка, когда закончила школу, не могла определиться, кем хочу быть. И хотя училась неплохо, для себя решила: возьму паузу, а пока буду думать, пойду на завод, — вспоминает учитель свой путь в профессию. — Сначала это был запорожский автомобильный, потом я переехала из Украины в Беларусь и попала на минский моторный. Дальше пошла в индустриально-педагогический колледж.

В колледж Юлия Владимировна поступила в 26 лет. До этого она успела получить «корочки» швеи, бухгалтера и даже делопроизводителя.

— Родные видели, что я люблю учиться, поэтому, когда сказала, что собираюсь поступать, даже не удивились, — вспоминает собеседница и объясняет, почему стала трудовиком: — На заводе поняла: мне нравится работать с металлом. Знания, которые хотела получить, давала только эта специальность. В группе, кстати, у нас было 30 человек, 20 из них — девушки. К сожалению, в профессии из парней остался всего один.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Так ведь почти все учителя, которые ведут труд у мальчишек, — мужчины.

— Только в нашем Первомайском районе Минска пять трудовиц, — собеседница продолжает разрушать стереотипы и рассказывает, что женщина не хуже мужчины может объяснить, как работать с металлом или разбираться в древесине. «А показать, как табуретку сделать?» — спросят скептики. Специалисты им ответят: стулья на уроках теперь не мастерят. Мальчишки делают рамки для фото, разделочные доски, шкатулки. Кстати, на занятиях ребят не учат чинить чайники или утюги. Даже в советское время ремонтно-технические работы в год занимали не более 6 часов.

— Теперь большая часть программы отведена обработке древесины, — рассказывает собеседница. — Несколько лет назад ввели элементы ремонтных работ, которые на какое-то время убирали, — и я учу мальчишек чинить мебель, грабли, лопаты.

— А как же розетки?

— Этого в программе нет, но если понадобится, объясню.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Ни разу у меня не было случаев, чтобы ребенок отказался работать на уроке, — говорит учитель и приводит пример из практики: — В 5-м классе объясняю им, как забивать гвозди. Они мне: «Ой, мы уже много раз это делали». Начинаем разбирать, как правильно держать молоток, подбирать гвоздь в зависимости от заготовок. И у них сразу интерес: «Столько всего!» Бывает, конечно, возражают: «Мой папа делает иначе». Прошу — опиши, если это безопасно, поддерживаю.

«Недавно понадобилось положить ламинат, вдвоем с сыном и положили»

Идея стать учителем труда у девочек у Юлии Владимировны, нет-нет, да и возникает. Приходит — и быстро уходит.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
«Дома я редко прошу кого-то о помощи. Недавно, например, сделала полку для обуви. Ее нужно было прикрутить к стене, я прикрутила», — рассказывает Юлия Владимировна

— С мальчишками работать интересно. Да и жалко всего этого, — показывает она на мастерскую. — Когда впервые сюда пришла, школы переживали не лучший период, и тут в прямом смысле слова были голые стены и три молотка. А сейчас у нас даже в больших классах все дети обеспечены инструментом. В декабре, похвастаюсь, дополнительно купили еще 10 верстаков.

Что такое верстак, большинство девушек даже не догадывается. Юлия Владимировна же запросто лавирует в технической терминологии. Людей вокруг это иногда удивляет. Ведь даже знакомым сложно поверить, что она трудовик. Да и в семье ее мужской работой не нагружают.

— Домашние стараются меня от всего этого оберегать. Особенно сын-студент, — рассказывает учитель. — Хотя, бывает, мы вместе что-то делаем. Вот недавно понадобилось положить ламинат, вдвоем и положили.

Юлия Владимировна любит платья, ходит в оперу, музеи и часто путешествует с детьми по Беларуси.

— А вот в работе женщинам, которые выбирают мужское дело, приходится непросто, — без всякой грусти рассуждает педагог. — Чтобы тебя воспринимали серьезно, нужно быть на голову выше коллег-мужчин и постоянно подтверждать, что ты достоин своего места. Надеюсь, с этим вызовом я справляюсь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1
0
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: