Общество

«Много сил. Много времени. Много терпения»: как гродненец воодушевленный историей построил ладью-мечту

Вдали от большой воды под крышей старой военной палатки гродненский врач-рентгенолог Андрей Блажевич, с юности увлечённый исторической реконструкцией, взялся ни много ни мало… за строительство старинного судна

Эта история началась три года тому назад, пишет журнал о городе Гродно. Минувшим летом ладья-мечта обрела реальные очертания и даже прошла своё первое испытание. А в нашу недавнюю встречу лодка, наречённая древнеисландским именем Инггерт, ещё ждала своего второго свидания с Неманом, прячась в тени высоких деревьев. Вокруг дружно цвёл и благоухал жасмин, звонко на разные лады пели птицы и необычная лодка, украшенная головой дракона, казалась экзотическим объектом в лесном интерьере. Совсем не просто было понять: как на задворках деревенского дома появилось судно с картинки учебника истории?!

Не потерянная мечта

– Как замахнулся на такое серьёзное предприятие? – неспешно повторяет мой вопрос Андрей и удивляет ответом: – А знаете, просто! Как-то в разговоре с друзьями зашла речь о том, что было бы неплохо сделать старинное водное транспортное средство. Сначала это был непринуждённый разговор, но шло время, я всё больше задумывался над озвученной идеей. Это, наверное, было своего рода испытанием силы воли, проверкой: смогу ли, в первую очередь, доказать самому себе, что при большом желании можно достичь всего, чего хочешь? Как видите, получилось! Нужны были только время, силы и терпение. Много сил. Много времени. Много терпения.

Мечта о собственной лодке у Андрея родом из детства. Первый интерес к истории пробудили картинки из учебников и методических пособий учителя истории – мамы будущего судостроителя. Тогда любознательный ребёнок только-только учился читать. Утверждать, что мама целенаправленно прививала любовь к своему предмету, Андрей не берётся. Просто его гораздо больше завораживали не картинки из сказок, а реальные вещи, придуманные людьми когда-то давным-давно. Книги по истории Древнего мира, методические пособия, энциклопедии перелистывались сотни раз. Взрослея, Андрей с удовольствием начал читать исторические тексты, смотреть научно-популярные передачи.

– Мне очень нравилась археология. Я восхищался открытиями Говарда Картера и Джорджа Карнарвона, которые нашли гробницу Тутанхамона. Мне тоже хотелось стать археологом и что-нибудь обязательно от-
крыть, – 
оживлённо делится воспоминаниями о детстве мой собеседник. – Наверное, то, что я имею сейчас, – это мечта, которая с возрастом не потерялась и не забылась.

Тем не менее, в старших классах, когда настала пора определяться с выбором будущей профессии, юноша решил стать врачом. Поступив в Гродненский медицинский университет, об истории не забыл, нашёл в нашем городе клуб исторической реконструкции и даже в плотном учебном графике выкраивал время на занятия по душе, на деле изучая историю рубежа XIII-XIV веков. Однако через какое-то время Андрей, как он сам выразился, ушёл в самостоятельное плавание и углубился в раннее Средневековье.

Всё было впервые и вновь

Азбукой для начинающего судостроителя стала книга зарубежного автора «Суда викингов», переведённая на русский язык. Совершенно случайно, «бегая» по ссылкам и рассматривая картинки, Андрей наткнулся на неё в интернете. В монографии по археологии были представлены корабли, найденные когда-то на побережьях Норвегии и Дании. На одной из страниц молодой человек и увидел прообраз своей будущей лодки – ладью скандинавского или варяжского типа X-XI веков.

– Опыт судостроителя на тот момент у меня был нулевой, – интонацией подчёркивает суть фразы рассказчик. – Навыки плотника – на весьма поверхностном уровне. Знал, как правильно держать рубанок, ну и молотком по пальцам не бил. Поэтому очень много времени ушло на оттачивание этих самых элементарных умений. Надо было на собственном опыте прочувствовать, например, как ведёт себя дерево в той или иной ситуации. Да, древесина достаточно податливый материал, это не камень, не металл. Но насколько дерево легко в обработке, настолько оно и весьма капризно. Это материал растительного происхождения, поэтому стоит зарубить себе на носу: как матушка-природа заложила в нём ход волокон и рост сучков, веточек, так с этими обстоятельствами и надо считаться. К тому же доски сращивались, так как они шестиметровые, а длина ладьи почти девять метров. Опять же, приходилось сшивать пазы и делать так, чтобы они после пропитки и просмолки стали герметичными. В общем, знания с опытом приходили. Было много ситуаций, когда делаешь-делаешь, выгибаешь доску, размочил её, распарил, берёшься заклёпывать, а где-то сучок не заметил – и вот тебе трещина. Приходилось целый слой обшивки снимать из-за такой ахиллесовой пяты. Представьте! Сто заклёпок сделал, день-два на эту работу потратил, а в итоге результат отрицательный.

Не кто, а что

В одиночку, используя топоры, скобели, рубанки, Андрей Блажевич построил ладью примерно на 80 процентов. Даже украшения на носу и корме лодки топором и резцами вытесал и вырезал собственноручно. Голова дракона, к слову, получилась не устрашающей, а довольно добродушной и даже милой.

Получив разрешение подняться на борт, предлагаю хозяину ладьи провести мини-экскурсию, чтобы узнать, из каких же частей она состоит. И тут, кажется, «закипает» даже диктофон. Вот форштевень, сзади – ахтерштевень, то есть продолжение килевой части. Киль, оказывается, – это балка, проходящая посередине днища судна и обеспечивающая его прочность и устойчивость. А вот стрингеры…

– Кто? – вырывается вопрос.

Ведь многие сегодня скажут: стрингер – это журналист-фрилансер. Эрудиты добавят, что стрингерами ещё называют специалистов по натяжке струн на ракетках для тенниса. Но то, что это продольный усилительный элемент конструкции корпуса, знать дано далеко не всем.

– Кстати, стрингеры я не использовал, решив задачу усиления за счёт самой обшивки: применил клинкерную технологию, когда доска кладётся внахлёст одна на другую. Только по килю у меня идёт небольшой стрингер, куда вставляется мачта. Называется это устройство кильсон, расположено внизу внутри корпуса. А поперечные элементы жёсткости ладьи – шпангоуты, они похожи на рёбра. Бимсы – тоже поперечные элементы связки судна, на них укладывается настил, или палуба. Дополнительно для жёсткости используются кницы. Отверстия, напоминающие профиль головы птички, – вёсельные порты. Их пять пар, значит, понятно, что ладья вмещает десять гребцов и рулевого. Хотя Инггерт рассчитана на 12 человек. На носу сидит вперёд смотрящий или шкипер, – увлечённо рассказывает Андрей.

Он замечает, что драккаром его ладью называть ошибочно. Драк-кар – более крупное судно длиною не менее 20 метров, рассчитанное на целый военизированный отряд до полусотни человек. Его же лодка, с учётом соотношения длины и ширины, больше подходит под тип малых кнорров. Это скандинавские суда, которые предназначались для небольших экспедиций, причём чаще всего торговых. Кноррам не нужно было разгоняться до больших скоростей, преодолевать большие расстояния за короткий срок. Их задачей была перевозка большого количество груза и команды.

Хранимая богиней

С древнеисландского Инггерт дословно переводится «Богиня охраняет». И минувшим летом, когда ладья Андрея Блажевича впервые стала на воду, имя себя оправдало.

– Мы тогда чудом не сели на
мель,
 – вспоминает Андрей. – Лодка весит тонну, плюс десять человек и снаряжение. Подводный камень, который заметили поздно, проскрёб по килю. Ощущение было такое, будто под коленкой этот валун вот-вот застрянет. И вдруг раз! Лодка спрыгнула и легко пошла дальше. Мы целый день тогда на воде пробыли. Проверили ходовые качества, насладились первым водным путешествием.

И Инггерт в тот же вечер вернулась на лафете в свою колыбель – красивое спокойное место, где живут родители супруги Андрея.

Когда речь зашла о семье, Андрей признался, что благодарен маме и папе Кристины, которые позволили ему на своём дворе заняться строительством лодки. Они и подсказывали кое-что по ходу дела, и помогали. Каждый вносил какую-то лепту. Ведь для реализации идеи помимо многих составляющих нужны были и условия.

– А жена – моя поддержка, моё вдохновение, – улыбаясь, говорит собеседник. – У нас маленькая доченька, ей скоро два годика. Забот у молодой мамы множество, но Кристина всегда готова подбодрить, посоветовать. Даже парус для ладьи мы с ней шили вместе.

Из сосны, дуба, ясеня, клёна, ели, берёзы построена ладья Андрея Блажевича. Много времени и сил он вложил в своё детище. Когда нужна была командная работа, звал друзей. И они, откладывая свои дела, приезжали на помощь. Поэтому на вопрос: сколько стоит такая лодка, её хозяин отвечает без раздумий:

– Для меня она бесценна! Называть какую-либо стоимость работы, в которую вложил душу, значит демонстрировать готовность её продать. А я расставаться с ладьёй не собираюсь. Патетически говоря, это мой второй ребёнок.

– Нет ли мыслей когда-нибудь вновь взяться за строительство судна?

 Кто знает… – усмехается Андрей.

Теперь своё свободное время он посвящает новому, уникальному в своём роде, судоходному проекту «Гарадзенскi ветразь». О Гродно XI- XII веков, роли города в налаживании связей с Прибалтикой и Скандинавией и, конечно же, о викингах Андрей Блажевич готов рассказывать детям и взрослым. Живая история обещает быть увлекательной и познавательной..

Поделись с друзьями