«Семь лет не покупаю новую одежду». Как дизайнер из Беларуси делает модные вещи из баннеров и пакетов

В странеОбщество
Поделись с друзьями

Бизнес — это не всегда четкий план, дебет-кредит, просчитывание рисков и подсчет выручки. Иногда это голый энтузиазм и смелые эксперименты. Так в Беларуси работает бренд IRISKIN, который вообще сложно подогнать под какие-то критерии. В очередной статье проекта Onlíner «Гни свою линию» рассказывает о минчанах, которые собирают пластиковые баннеры и пакеты, чтобы сделать из них сумки, кошельки, визитницы и многое другое.

«Каждые полчаса на работе выходил потанцевать на балкон»

Создатель бренда Артур Дубовик говорит, что усидчивость не его конек, отсюда и многолетние метания между разными сферами. Его большая любовь с самого детства — хип-хоп и брейк-данс, но специальность парень решил получить более серьезную — промышленный маркетинг. Месяца работы по специальности хватило, чтобы понять: это было ошибкой.

— Ненавижу графики и ограничения и не могу долго сидеть на месте. Я совсем не офисный работник, но все же решил попробовать поработать маркетологом на четырехчасовой рабочий день. Каждые полчаса я выходил на балкон, чтобы просто потанцевать. В общем, выдержал всего месяц.

Еще на втором курсе университета парень начал подрабатывать преподавателем по танцам, потом был ведущим на корпоративах, покупал вещи в секонд-хендах и перепродавал их.

— Сферы, которые мне интересны (фристайл-рэп, танцы и модная одежда), едва ли позволят зарабатывать столько, чтобы хватало на жизнь. Так что начиная с университета вся моя жизнь — сплошной хасл. У меня никогда не было постоянной работы, только краткосрочные подработки, но на них я неплохо зарабатывал.

На одной из барахолок Артур пришел к идее начать свой бренд одежды с самого простого — пошива сумок. Правда, на тот момент шить он не умел, поэтому придумывал дизайн, закупал ткани и делал выкройки, а затем все отдавал швее. Продлилось это около полугода.

— Хотя сумки неплохо продавались, я быстро разочаровался, потому что не достиг своей цели — делать не только красивое, но и функциональное. Мне хотелось равняться на лучшие зарубежные бренды и делать так, чтобы люди пользовались вещью годами. А для этого нужны хорошие ткани и материалы, которые в Беларуси невозможно купить. Единственное место, где у нас можно найти качественные ткани и фурнитуру, — это секонд-хенды. 

«Потратил рубль на материалы к чехлу для ноутбука и не могу выбросить ненужные вещи»

Гуляя по одному из секонд-хендов, Артур пришел к простому и одновременно гениальному решению — продлевать жизнь вещей, которые стали не нужны прежним хозяевам. Перешивая старые вещи, ты и экологию не отравляешь своим производством, и старые вещи не уходят на свалку, а могут прослужить еще очень долго. При этом затрат минимум, а материалы лучше магазинных.

— Первым делом я купил старый гидрокостюм и насквозь дырявую кофту с хорошей молнией. Потратил на все рубль и сделал из них чехол для ноутбука. Это был просто креатив и попытка сделать «все из ничего», а в итоге стало той самой ступенькой в правильном направлении. Так у меня получилась первая полностью экологичная вещь и зародилось понимание того, что нужно делать.

Потом появились борсетки, картхолдеры, кошельки, рюкзаки, визитницы, обложки для ежедневников и паспортов. Но делаются они теперь даже не из старых вещей, а буквально из мусора — старых палаток, рекламных баннеров, пластиковых пакетов, упаковок из-под кофе. Самый частый заказ — это шопперы из баннеров или пакетов, которые компании заказывают в качестве подарков клиентам и компаньонам. Начинаются такие заказы от 20 штук и рождаются на швейной машинке мамы.

Проект получил название IRISKIN — в честь персонажа из сериала «Все ненавидят Криса», который перепродавал вещи из своего фургона по хорошим ценам. Сейчас Артур его креативный центр и менеджер, а за техническое воплощение с большего отвечает его друг Алексей. Заработок парни делят пополам.

— Шить я могу и сам, но у меня и без того много задач, на которые просто не хватит времени. Ведь и сейчас мой бренд не является единственной деятельностью, я все еще перепродаю одежду и организовываю музыкальные мероприятия, — объясняет Артур. — Путем долгих поисков помощников я вышел на Лешу, теперь он — «руки» этого проекта, без которых не было бы ничего этого. Я зову его «сумасшедший профессор»: сейчас он сооружает какую-то установку, которая вырабатывает газ и электроэнергию из навоза! Мне вообще очень повезло с окружением, вокруг очень много талантливых ребят. Деньги на рекламу, создание сайта, фотографа и видеографа для меня нет смысла тратить, все делают друзья на добровольной основе.

За последний год тема экологии окончательно поглотила парня. Он стал сортировать мусор, поддерживать экобренды, ходить в кафе только со своей кружкой, а в кулинарию — со своим контейнером.

— Я не покупал новую одежду около семи лет, ношу практически один секонд-хенд. За последний год покупал вещи только осознанно, никаких импульсивных покупок. Этот механизм настолько прочно засел в голове, что я даже выкинуть уже ничего не могу. Недавно сломалась вешалка и остался крючок, который я решил не выбрасывать — вдруг пригодится? В общем, стал как бабушка, — смеется дизайнер.

«Сначала мы делаем, а потом уже думаем, кому это продавать»

Использованный пластик для создания вещей собирают всем миром: его приносят инстаграм-подписчики, школьники, маленькие кафе и большие корпорации. Но этого не хватает на все заказы.

— Чаще всего нам приносят свой пластик и просят сделать что-нибудь из него. Я и сам звоню на производства и прошу отдавать мне ненужные обрезки и пластиковые остатки. Треть обычно с радостью соглашается, а я приезжаю и забираю у них мешки мусора. Сложности у меня пока только с кофейнями: они почему-то не хотят отдавать шелестящие упаковки от кофе и просто выбрасывают их в мусор! Все воспринимается в штыки, и я просто не понимаю, в чем дело.

Расходов немного, но они есть. В конце года нужно оплатить налог ремесленника (был около 30 рублей, а сейчас увеличится), плюс около 130 рублей в месяц идет на сопутствующие мелочи: нитки, иголки, поролон и мелкую фурнитуру для сумок, которые нельзя собрать из вторичного сырья. Первые крупные траты пришли совсем недавно: чтобы спокойно работать и иметь возможность хранить где-то горы пластика, парни арендовали квартиру-студию.

— Недавно я купил специальный термопресс, который превращает пластиковые пакеты в ткань. Это дорогая штука, но не для человека, который профессионально везде рыскает и давно перепродает, — смеется Артур. — Я купил ее за 300 рублей, хотя она стоит в пять раз больше.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от IRISKIN (@iriskin.ecolab)

Просчет затрат и рисков, составление бизнес-плана и анализ спроса — точно не про IRISKIN. Здесь всем правит творческий хаос и энтузиазм.

— Все наши идеи обычно начинались с вопроса: «А что будет, если…?» У нас столько идей, что сначала мы делаем, а потом уже начинаем думать, кому это можно продавать. Но мы уверены: если нам это нравится, то и другие люди тоже оценят. Это работает: многие уже хотят инвестировать в проект, но пока в этом нет особой нужды. Количество заказов постоянно увеличивается, и сейчас вопрос со швеями стоит очень остро. Хотелось бы еще новые швейные машинки, хороший стол для раскройки, чтобы не ползать по полу… При этом у нас постоянный поток идей, которые требуют вложений: делать куртки из прессованных пакетов, сумки-трансформеры, рюкзаки с солнечными батареями. Но воплощать что-то новое и успевать справляться со вчерашними заказами уже непросто. За декабрь, который еще не закончился, мы сделали 43 сумки, чистой прибыли вышло около 1100 рублей. Но это не главное, представьте, сколько килограммов мусора получили вторую жизнь!

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button