«В такие запои ухо­дила, что вспомнить страшно». Монолог белоруски, лишённой родительских прав

В странеОбщество
Поделись с друзьями

Марии — 41 год. Десять из них она лишена роди­тельских прав на своих детей — 14-летних двой­няшек Мишу и Дашу. Но шанс вернуть их у женщи­ны есть, несмотря на коли­чество совершённых роко­вых ошибок.

родительские права
Иллюстративное фото

Чужие люди

Родом Мария из неболь­шой деревни Петриковского района. После школы пере­ехала в Гомель, поступила в училище, выучилась на швею. Однако по специальности не работала ни дня.

— И потому, что серьёз­ную травму руки в автомо­бильной аварии получила, и потому, что не особо хоте­лось, — говорит как есть молодая женщина. — Жизнь у меня тогда была — разлюли малина! Вместе с подруж­кой снимали квартиру, тусо­вались, ели-пили, снисходи­тельно принимали ухажива­ния многочисленных мужчин. Они нас не брали на полный пансион, но спиртное поку­пали по первому требованию. А что ещё надо молодым да безбашенным?

От одного из таких ухажё­ров Мария забеременела.

— Папаша, как только об этом узнал, предложил сде­лать аборт. Когда же я отка­залась — вильнул хвостом и был таков…

Цена самонадеянности

В общем, совсем было духом пала Мария. Но тут в её жизни появился человек, который на пять лет заменил детям отца.

— Помню, когда узнала, что у меня будет двойня, раз­ревелась от бессилия и отча­яния. Как я их буду растить? Родители мои к тому времени умерли, работы постоянной не было, жила на съёмной квартире… Звоню Николаю, рыдаю. А он в ответ: «Радо­ваться надо, дурёха! И сын, и дочь сразу будут. Вырастим как-нибудь!».

И растил, несмотря на то, что дети родились с особен­ностями психофизического развития. Отчество и фами­лию свои им дал, души в них не чаял. Даже маме своей не сказал, что это не его родные дети. Всё свободное время посвящал им.

— Это меня и подвело, — на этих словах Мария тяжело вздыхает, на пару секунд замолкает, а потом снова продолжает свой рас­сказ. — Видя такое к себе отношение, я решила рассла­биться. Тогда ещё подумала «Куда он от меня денется?». Опять начались гулянки, ком­пании, попойки. Случалось, неделями дома не появлялась. Коля долго терпел, несколько раз пытался со мной погово­рить — всё без толку. С пья­ным человеком разве можно вопросы решать?

В итоге случилось то, что и должно было случиться: однажды гражданский муж собрал вещи и сказал, что уходит.

— Ну и катись, бросила ему в след, — вспоминает ту свою ошибку Мария. — Только бравада эта быстро прошла. За годы граждан­ского брака я привыкла, что ребята, как бы долго я ни отсутствовала, всегда будут накормлены, ухожены, под присмотром. А тут всё на мои плечи легло…

Но с прежней жизнью так просто не порвёшь. По край­ней мере, у Марии не полу­чилось. Забросила она детей, говорит, в такие запои ухо­дила, что вспомнить страшно.

— Да особо и нечего вспо­минать: несколько лет — как в тумане. Всё перепуталось в голове, даже сейчас разо­брать не могу, где была явь, а где — пьяный сон. В общем, лишили меня родительских прав. Да я особо и не возра­жала. Даже на суд не пошла. Наоборот, уверяла себя, что детям так лучше будет. Обман всё это! Свободы хотелось, от «обузы» избавиться…

В стакан от проблем

Сначала ребят забрали в приёмные семьи. Даша при­жилась, у неё всё хорошо. А вот с Мишей начались проблемы. Как ребёнок с невро­логическими расстройствами он эмоционально нестабилен и импульсивен. С возрастом справляться с ним стало всё труднее, и новые родители отдали его в школу-интернат.

— Только узнала я эти под­робности намного позже. Все эти годы детей не видела и даже не знала, где они. Из-за пьянок времени даже подумать об этом не было. В голове только крутилась одна мысль: где бы выпить? Чтобы жизнь опять красками засверкала. С кем — прин­ципиального значения не имело. Лишь бы от проблем убежать…

Самое интересное, что Марии тогда действительно казалось, будто проблем осо­бых нет. О жилье думать не надо было — заночевать могла хоть у подруги, хоть у малознакомого мужчины. Как лицу обязанному, беспут­ной маме государство посто­янно находило работу — то посудомойки, то уборщицы. Мария держалась пару меся­цев, а потом снова срывалась. Последний раз её уволили по статье.

Соломинка или спасательный круг?

— К счастью, судьба в это время мне вновь протянула руку помощи: появился на горизонте хороший человек. Нашёл мне жильё, предложил мне работу по уборке квар­тир. Пусть неофициальную, но всё же, — признаётся собе­седница. — Случилось это как раз в тот момент, когда я в очередной раз решила — пора с разгульной жизнью кон­чать. Однажды после очеред­ной попойки глянула на себя в зеркало и ужаснулась. Неу­жели, подумала, для этого мама с папой тебя родили, чтоб ты неизвестно во что к сорока годам превратилась?

Когда Мария стала убирать квартиры, в руках появились живые деньги. Чтобы не сорваться, загружала себя работой до изнеможения, только раз в месяц брала выход­ной. Потихоньку дела начали налаживаться, появилась хоть и съёмная, но своя квар­тира и… гражданский муж.

— Встречались с Борисом полгода, за это время многое друг о друге узнали. Он в раз­воде, детей нет. Обо мне тоже всё знает. Ну, почти… Скоро семь лет будет, как мы вместе. За это время я себя не просто человеком — любимой жен­щиной почувствовала. Пони­маете, по-настоящему люби­мой, — откровенничает моло­дая женщина.

По словам Марии, Борис неплохо зарабатывает, обе­спечивает её всем необходи­мым. Но главное — в душу лишний раз не лезет, о про­шлом не расспрашивает. В которое ей и самой-то загля­нуть иногда противно и страшно.

— Единственное, чего я опасалась, так это его реак­ции на то, что хочу в материн­ских правах восстановиться и детей вернуть. Всё же своих у него нет. Как на чужих отре­агирует? К счастью, страхи напрасными оказались. Мы вместе с ним и к детям уже съездили…

За помощь в поиске детей Мария благодарит замести­теля председателя комиссии по делам несовершеннолет­них администрации Совет­ского района Дину Павлю­ченкову.

— Помню, когда первый раз в школу-интернат при­ехали, Мишка меня сразу узнал. Я тогда так плакала, прощения у него просила. А он только улыбался и твер­дил: «Мама-мама моя…». Сейчас почти каждые выход­ные к нему ездим, подарки привозим.

Дашка вообще невестой стала. Меня её приёмная мать в «Одноклассниках» нашла, сбросила фотографии. Я как раз с работы пришла, уви­дела Дашку — чуть не упала. Неужели эта красавица — моя дочь?

Сейчас Мария работает с мужем на одном из гомельских предприятий, название которого, по понятным причи­нам, называть не хочет. У них есть дача в Буда-Кошелёвском районе с огородом, баней и беседкой.

— Детям будет раздолье, — рассуждает мать о будущем. Она настроена вернуть обоих, хотя сделать это будет не так просто. — Знаю, что нелегко нам будет. Но когда-то же надо собственные ошибки исправ­лять. Жаль, что осознала это поздно. Столько времени без­дарно потратила! Но уж лучше поздно, чем никогда…

Примечание: из этических соображений имена героев были изменены.

Источник: Belkagomel.by

Подписывайтесь на наше Viber сообщество и телеграм канал, чтобы быть в курсе всех новостей.
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button