«Когда надевал эти туфли, люди приседали и оглядывались». Рассказываем об уникальном музее в Гродно

Общество
Поделись с друзьями

CityDog.by рассказывает о о легендарном музее городского быта и истории в Гродно Януша Парулиса.

Януш Парулис — известный коллекционер и один из основателей клуба коллекционеров в Гродно. Нет в городе музея, где не было бы экспонатов, попавших туда с его помощью. Пана Януша называют гродненским Хемингуэем из-за внешнего сходства с писателем. Музей городского быта и истории он открыл в доме, где и сейчас живет его семья, а многие экспонаты — это вещи, которые достались ему в наследство от родственников. Поэтому здесь можно не только посмотреть на артефакты, но и услышать о них удивительные и трогательные истории.

Карбидный фонарь с номером дома пана Януша

Дом, в котором находится музей (ул. Лермонтова, 25), построили в 1930 году. В то время номера зданий обозначались вот такими «карбидками». Внутри железного корпуса стоял стеклянный сосуд, в который наливалась вода и опускался кусочек карбида. Происходила химическая реакция, и фонарь целую ночь освещал дом.

I KOMIS.P.P. расшифровывается как Pierwszy Komisariat Policji Państwowej, что означает «Первый комиссариат государственной полиции». Сегодня Гродно делится на Ленинский и Октябрьский районы, а в 30-е годы административно город подчинялся двум комиссариатам полиции: первый был тут, а второй — за Неманом. Bazyljanska (Базыльянска) — одно из исторических названий сегодняшней улицы Лермонтова.

—Полицейский проверял, горят ли фонари, и, если не горели, давал штраф, — рассказывает пан Януш. — Говорят, что вещи притягивают друг друга. В прошлом году иду я в магазин, а сосед говорит: «Слушай, я залез на чердак и нашел фонарь с номером 27». Теперь у меня их два.

Тротуарная плитка «N.Freidowicz Grodno» («Н.Фрейдович Гродно»)

—Это мне принесли люди, которые делали ремонт у себя на участке. Было две, одну ночью выковыряли. Плитка очень редкая, — говорит пан Януш.

Всего каких-то лет 15 назад на центральных улицах можно было заметить много плиток с надписью «Magistrat miasta Grodno» («Гродненская ратуша»). Миллионы гродненцев ходили по ним без малого 70 лет. Правда, после реконструкции центра в 2000-х с центральных улиц бордюры и плитка исчезли. А вот плитку, брендированную именем владельца завода, мало кто в Гродно наших дней видел вообще.

Эту плитку в межвоенное время выпускала фирма местного жителя Нохума Фрейдовича, которая находилась на современной улице Карла Маркса. К сожалению, предприниматель погиб в гродненском гетто или в лагере смерти в 1941 году.

Каска деда, который служил добровольным пожарным

—Мой дед служил в добровольной пожарной дружине, и вся его форма хранилась дома. Как только звонили в колокол с пожарной башни, дед хватал все это под мышку и бежал на сборный пункт. Он умер почетным пожарным. У меня есть его фото, где он с усами как у Гитлера, — видно, в 30-е годы были модны такие усы, — рассказывает пан Януш.

На экспонате из нержавеющей стали хорошо видно клеймо «Ludwików Kielce 1937» («Людвикув Кельце 1937»), которое говорит нам, что шлем сделан на старейшем польском заводе металлических изделий в городе Кельце. Завод работает и сегодня в составе акционерного общества, которое изготавливает автозапчасти для европейского рынка.

Клаксон от пожарной машины

А еще у пана Януша сохранился дедов клаксон от пожарной машины и топорики разного калибра. В добровольные пожарные дружины брали молодых и крепких мужчин, готовых рисковать жизнью и здоровьем ради спасения людей и их домов. К тому времени дед пана Януша Франтишек Райко отслужил в казачьем отряде, так что он был идеальным кандидатом. К тому же он разбирался в механике и в 1929 году получил права управления первым в Гродно пожарным автомобилем Fiat. Во время пожарной службы он познакомился с будущим зятем, отцом пана Януша Стефаном Парулисом, который тоже подрабатывал добровольным пожарным. Стефан Парулис служил спасателем и после войны, пока службу не сделали военизированной и не уволили оттуда поляков. Пан Януш вспоминает, как маленьким носил обеды отцу на пожарную башню, а тот разрешал ему тихонько-тихонько звонить в колокол.

Дедов граммофон 1914 года

—Граммофон 1914 года, его цена в каталоге — 120 царских рублей. Корова стоила тогда 3–5 рублей, так это целое стадо коров. Правда, он не работает: это я его в детстве скрутил и еще один внук. А тут я его реставрировал, наварил латунь, но не стал красить, потому что будет не то, что надо. Вообще-то, я оставляю все как есть. Люблю вещи, по которым видно, что они кому-то служили. В музеях все блестит, но это не по мне. У меня же все можно потрогать, кроме стекла, — рассказывает пан Януш.

Этот граммофон купил дед Франтишек Райко, когда вернулся в Гродно со службы в козаках. Он был богат, потому что козакам платили золотом, говорит пан Януш. Дома всегда было много пластинок: и царских, и польских. Пан Януш помнит, как сдвигали столы и танцевали под граммофон. Наш герой говорит, что интерес к старым вещам и искусству он унаследовал именно от деда Франтишка, который никогда не скупился на картины, пластинки и красивые вещи.

Резное трюмо со столиком

А вот еще один ценный экспонат, который достался пану Янушу тоже от деда Франтишка. Пан Януш помнит, как его дед перед этим зеркалом собирался «до костелу»: брился, одеколонился, расчесывал волосы щеткой, надевал штаны на подтяжках и сапоги с высокими голенищами. Сегодня гродненцы ходят в костел в более демократичной одежде, но еще менее чем сто лет назад это была целая церемония: «до Фары» (это значит, в кафедральный костел на сегодняшней Советской площади), всей семьей к Богу и к людям — в самом нарядном виде.

Прикид стиляги пана Януша

Гостям музея пан Януш всегда рассказывает, как в молодости был стилягой, первый в Гродно танцевал буги-вуги и слушал рок. Его кличка была «Вантрубка-Джонни». «Wątroba» по-польски значит «печень» . Мама пана Януша покупала на рынке тушку теленка, разделывала, жарила печень и звала сына на обед: «Chodź jeść wątrobkę!” («Иди есть печень»). Так с детства пану к Янушу это прозвище и приклеилось, а «Джонни» добавилось уже в молодости.

А вот во что он тогда одевался:

—Мои «колесики» ковбойские и ковбойская шляпа. Не помню, где взял, но, скорее всего, привез из Польши где-то в 1968-м. Туфли с острыми носами я купил в Риге на базаре, когда был моряком. Дорого заплатил, но у матроса были деньги. Когда я их в Гродно надевал, люди приседали и оглядывались, потому что такой обуви не видели. Они до сих пор на ходу, я могу их надеть и сейчас, — говорит пан Януш.

Еще в музее есть портативный проигрыватель винила «Рогнеда», с которым Януш Парулис гонял по городу, собирая за собой толпу заинтересованных зевак. Конечно, милиция и комсомольцы не смотрели спокойно на такое «хулиганство», так что иногда пану Янушу и его друзьям приходилось быстро бегать.

Баллон от минеральной воды Zdrój

—Вот тут у меня аптечный шкафчик. Его в советские времена выбросили, а я подобрал и покрасил. Вот 18 килограммов чистой меди, потому что другой металл вода разъедала бы. Были у меня из Друскеник, уговаривали продать, давали 1200 «эуриков», но я, конечно, не согласился: что бы я показывал людям? — Пан Януш обращает внимание на большой баллон с краном.

Zdrój по-польски значит «источник». Из такого баллона, похоже, в 30-е годы в гродненских аптеках разливали и продавали минеральную воду, источники которой находятся вблизи литовского курорта в Друскининкае.

Бутылка из-под освежающего напитка Grodno Horacy Heller

Согласитесь, что эта вещь просто красивая. Стекло цвета морской волны, изящная форма с шероховатой на ощупь поверхностью. В 30-е годы прошлого века в такую бутылку наливали минеральную воду.

Эти бутылки делали в Гродно на пивоваренном заводе с 1933 до 1939 года, когда он принадлежал Варшавскому торгово-промышленному обществу Horacy Heller. Столичный миллионер Гораций Хеллер купил бровар у обанкротившегося Юдаля Марголиса. Историки отмечают, что в 20-х годах качество пива в Гродно было не очень, в бутылках находили даже дохлых мух, а рестораны были вынуждены покупать пиво не у местных броваров, а привозить из Сувалок. Так вот, с появлением на рынке компании Horacy Heller ситуация изменилась: новый хозяин увеличил ассортимент напитков, нарастил обороты и успешно работал до самой национализации предприятия.

Бутылка из-под кефира 40-х годов

Вот еще одна редкая бутылка. Как видите, ее форма уже не такая элегантная, как в 30-х, но еще не совсем унифицированная, как в позднем СССР и в 90-х (возможно, вы еще застали «молочку» в стеклянных бутылках и банках).

Эта бутылка сделана в конце 40-х годов на гродненском стеклозаводе, который только-только возродил свое производство после войны. На обороте так и написано: «Гродно Стеклозавод».

И напоследок: кусок Берлинской стены

Этот экспонат совсем не гродненского происхождения, но рассказывает о фантастических событиях, которые дали начало эпохальным переменам в нашем регионе. Их свидетелем был пан Януш.

—Когда я ехал к тетке в Швейцарию — это был 1989 год, — в Берлине поезд надо было ждать 8 часов, и я пошел к стене. Мои руки пухли, пока я выбивал куски из дырки в стене. Тогда стоимость этого кусочка была 150 марок, это было 107 долларов, а кусок поменьше стоил 80 марок. А потом я пошел в ресторан и заказал чечевицу на бычьих хвостах, как когда-то готовила моя мама. Вкус детства. В общем, в Берлине я остался на 2,5 месяца и в Швейцарию не поехал. Видимо, если бы поехал, то не вернулся бы, но я не жалею, — говорит пан Януш.

Как попасть в музей?

Музей быта и истории Гродно Януша Парулиса находится на улице Лермонтова, 25. Это рядом с Коложским парком и в пешей доступности от Советской площади и Советской улицы.

Прежде чем идти в музей, нужно позвонить хозяину, чтобы согласовать время визита. Пан Януш на месте почти каждый день, только учтите, что по воскресеньям он с семьей ходит в костел. Как видите, семейные традиции — это серьезно.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button