Общество

«На ремонт не было денег». В Гродно продолжается суд по взрыву на Скидельском сахарном комбинате

В Гродно продолжается рассмотрение дела о взрыве на Скидельском сахарном комбинате. Сегодня, 26 марта, в зале суда заслушивали показания обвиняемых. На второе апреля запланированы прения сторон.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Напомним, рассмотрение уголовного дела по факту взрыва на Скидельском сахарном комбинате началось в суде Гродненского района 11 февраля. На скамье подсудимых — три человека: начальник цеха, где произошел взрыв, Владимир Малашевич, его заместитель Сергей Грушевский, а также главный инженер предприятия Владимир Губаревич. Все трое вину не признают, пишет tut.by.

26 марта суд рассматривал ряд документов, касающихся производственного процесса. Сергей Грушевский от дачи показаний отказывается, зато бывшие главный инженер предприятия и начальник цеха пытаются разъяснить свою позицию. В частности, обвиняемые говорили о том, что они указывали генеральному директору о необходимости проведения в галерею, где и произошел потом взрыв, системы аспирации. Однако, по словам Владимира Губаревича, из-за отсутствия средств реконструкция помещения не проводилась.

— Мы составили дефектный акт. Надо был обойти бюрократические препоны, снять систему аспирации в одном из недействующих цехов и поставить ее в галерее. Поэтому мы и написали, что 65 метров системы якобы были подвержены коррозии, — говорит Владимир Губаревич.

Государственный обвинитель уточняет был ли это фиктивный документ. Бывший главный инженер уверяет, что формально — нет. Таким образом можно было относительно быстро провести работы, оформив их на бумаге как текущий ремонт. Он добавляет, что для полноценной реконструкции галереи нужны были согласования в различных инстанциях предприятия.

— Это бы все растянулось примерно на год. Но мы хотели ввести эту систему воздухоочистки как можно быстрее, потому что именно в феврале-марте на это помещение приходится большой объем работы. Это не значит, что там было большое запыление. Скорее наоборот — была повышенная влажность. Стоит отметить, что собственно в галерее люди не работали, она нужна для перевозки сахарного сырья, — говорит бывший главный инженер.

По словам мужчины, оборудование в цехе и галерее, где произошел взрыв, давно не соответствовало современным требованиям и санитарным нормам. Он говорит, что с 2013 года поднимался вопрос о реконструкции данных помещений.

— Я подавал несколько докладных записок руководству, однако на комбинате для устранения несоответствия денег не было. Тогда строились и вводились в эксплуатацию другие мощности.

Прокурор уточняет, могли ли эти неполадки быть причиной взрыва.

Владимир Губаревич уверяет, что нет, и добавляет: вопрос запыленности цеха, где погибли люди, никогда не стоял. А вот в галерее сахарная пыль была.

— Она там присутствует всегда, но в каком количестве — это другой вопрос.

Также выслушали еще одного обвиняемого — бывшего начальника цеха, который подробно рассказал о системе аспирации на заводе.

На данный момент суд рассмотрел все необходимые документы и выслушал свидетелей со стороны потерпевших и обвинения.

Все обвиняемые сейчас на свободе: в 2017 году они были задержаны, но позже мера пресечения им была изменена. Кстати, под обращением за освобождение из СИЗО бывшего главного инженера подписалось больше 500 работников предприятия! Никто из обвиняемых на своих должностях не остался: один уже на пенсии, двое продолжают работать на комбинате.

Комбинат предъявил обвиняемым иски на общую сумму 590 тыс. руб.

Потерпевшими по делу признаны родственники погибших женщин и единственная выжившая после происшествия Марина Урбанович — в результате взрыва женщина получила серьезные ожоги дыхательных путей, у нее сейчас третья группа инвалидности.

Женщина в суде рассказывала о том, что в цеху всегда была «такая пыль, что люди не видели друг друга» — и начальство, по ее словам, об этом знало.

— Может, и принимались какие меры — я не знаю. Мы говорили начальству, что дышать нечем, — начальство говорило: «Примем меры»… Были собрания в цеху по поводу запыленности, начальник не реагировал. Извини, Владимирович, но я буду говорить правду [обращается к бывшему начальнику цеха готовой продукции, обвиняемому Малашевичу]. Когда жаловались, начальник начинал кричать…

По словам Урбанович, сотрудники цеха убирали сами — когда передавали смену. Пылесосов не было: «Убирали руками, совочками». Влажная уборка, по словам потерпевшей, проводилась редко.

Напомним, ночью 25 февраля 2017 года на сахарном комбинате в Скиделе произошел взрыв пылевоздушной смеси. Пять работниц комбината (возраст — 42−54 года) получили ожоги (от 50% тела и выше), баротравмы и были госпитализированы. Позже трех из нихперевезли в Республиканский ожоговый центр в Минске — но женщины умерли через несколько дней после взрыва. 13 марта в городской клинической больнице скорой медицинской помощи умерла четвертая из пяти пострадавших.

Пятую женщину удалось спасти, но она утратила трудоспособность.

Предприятию был причинен имущественный вред на сумму более 500 тысяч рублей. Расследование дела велось почти два года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
0
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: