ОбществоРегион

«Нас загоняют в долги, чтобы забрать квартиру». Недееспособному инвалиду из Лиды повысили коммуналку в 5 раз

«С декабря прошлого года моему недееспособному брату-инвалиду, который находится в психоневрологическом интернате, за его часть квартиры стали насчитывать коммуналку в пятикратном размере», — рассказывает лидчанка Тамара Якубовская. Пенсия мужчины составляет 23 рубля, на оплату счетов даже всей этой суммы не хватает, образовалась задолженность в 219 рублей и пеня 88. Чиновники, к которым обращалась женщина, разводят руками, мол, все законно. FINANCE.TUT.BY попытался разобраться, почему пенсионеру стали считать коммуналку по полной.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

«Сумма в жировке брата с декабря 2018 года выросла в 5 раз»

Пенсионер Владимир Сенкевич уже 8 лет находится в Лидском психоневрологическом доме-интернате. До этого он жил с сестрой в квартире, которая им досталась в наследство от мамы. Половина жилья находится в собственности у Владимира, а половина — у его сестры Тамары.

— После смерти мамы я стала опекуном брата и опекуном над его имуществом, — рассказывает сестра мужчины. — Когда Владимир переехал, его опекуном стал интернат, однако право собственности на половину квартиры за ним сохранилось. Все это время я оплачивала коммуналку и за себя, и за брата, поскольку доход у него очень маленький — всего 23 рубля, это 10% от пенсии, остальные 90% получает интернат. На эту скромную сумму Владимир покупает конфеты, шампунь, какие-то другие мелочи.

Тамара говорит, что и дальше бы оплачивала коммуналку сама, но в конце прошлого года лицевой счет разделили на два, поскольку у квартиры два собственника.

— За мою часть жилья коммуналка начисляется по-старому, а вот у брата сумма в жировке с декабря 2018 года выросла в 5 раз, — говорит женщина.

Поскольку фактически Владимир живет в интернате, на его жилплощади никто не прописан, поэтому плату за отопление ему стали начислять по экономически обоснованному тарифу.

— То есть если до этого брату нужно было платить 10 рублей за отопление, то этой зимой уже около 50 в месяц. Эта сумма в два раза превышает доходы Владимира, я тоже пенсионерка. За зимние месяцы образовалась задолженность в 219 рублей. На сегодня уже и солидная пеня накапала — больше 80 рублей, — подсчитывает Тамара. — Переписку с чиновниками веду с декабря. Обращалась и в ЖКХ, и к местным властям, и в прокуратуру. Даже выходила на помощника президента, инспектора по Гродненской области Ивана Лавриновича. Он публично дал обещание ответить на мой вопрос. Но ответа от него так и не поступило. В других инстанциях мне тоже не пояснили, как человек-инвалид должен оплачивать коммуналку, если она превышает его доход?

В ответе, который пришел Тамаре из Лидского ЖКХ, написано, что женщина «имеет право производить оплату за жилищно-коммунальные услуги по платежному документу, предоставленному на имя брата». Но оснований для перерасчета и перехода на оплату по субсидируемым тарифам нет.

Как рассказывает женщина, «за ее спиной на недееспособного человека открыли исполнительное делопроизводство и удерживают из пенсии брата — из 23 рублей — по 7 в счет долга за коммуналку».

— Я обратилась в суд с просьбой отменить взыскания с брата и сделать перерасчет коммунальных платежей. Однако в рассмотрении дела мне отказали, поскольку я не являюсь его опекуном, — продолжает женщина. — Тогда я обратилась в интернат с просьбой помочь разобраться в ситуации, но там мне сказали, что они вмешиваются, только если права подопечного нарушаются, а в данном случае они нарушения не видят.

Тамара рассказывает, что сотрудники Расчетно-справочного центра в Лиде предлагали ей несколько вариантов, как избежать оплаты коммунальных услуг по экономически обоснованным тарифам.

— К примеру, сдать комнату брата в аренду по договору. Но у нас хрущевка с проходной комнатой, кого в нее поселишь? Предлагали фиктивный договор найма заключить. Но я не хочу так. Мне нужно разобраться в ситуации, — настаивает женщина. — Я не специально отдала брата в интернат, чтоб не ухаживать за ним, а теперь платить не хочу. Просто ему нужна специализированная помощь, которую человек без надлежащей подготовки оказать не в силах. А если со мной что-то случится и брату придется одному платить коммуналку, которая выше его дохода? Что тогда? У меня один ответ — нас сознательно загоняют в долги, чтобы потом за них забрать квартиру. Пусть бы как и раньше начисляли нам коммуналку, как всем, я буду платить.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Юрист: «Он и так жертва, но его еще и обирают повышенными тарифами»

Юрист офиса по правам людей с инвалидностью Олег Граблевский считает, что начисление коммунальных платежей по экономически обоснованным тарифам недееспособному инвалиду — это грубая коллизия.

— С точки зрения законодательства в данной ситуации никаких противоречий нет. Человек отсутствует в квартире. ЖКХ имеет право начислять коммуналку по экономически обоснованным тарифам. Но в данном случае важно, почему человек выехал из этого жилья, что он находится в учреждении здравоохранения, — подчеркивает юрист.

По словам Олега Граблевского, эта мера была прописана в законодательстве не для того, чтобы обирать инвалидов. А для тех, кто имеет несколько квартир или уехал на ПМЖ за границу. Позволяя гражданину оплачивать ЖКУ по субсидируемым тарифам, государство оказывает ему социальную поддержку, которой он может воспользоваться только в отношении одного жилого помещения. И если у человека есть дом или квартира, где никто не прописан, он не может претендовать на помощь от государства, потому что он уже ее получает там, где фактически живет, поясняет специалист.

— Но Владимир выехал в интернат потому, что государство и местное самоуправление не смогли удовлетворить его особые потребности на дому. С точки зрения Конвенции о правах людей с инвалидностью — это отказ в разумном приспособлении. Он и так жертва. Так его же за это еще и обирают повышенными тарифами. Это пример грубого проявления институционального подхода и дискриминации. Человек стал жертвой дискриминационных отношений в связи с его инвалидностью, — говорит юрист.

Олег Граблевский считает, что в сложившейся ситуации ущемляются и права сестры Владимира.

— Что будет потом? Юридически сестра к этому недвижимому имуществу никакого отношения не имеет. У человека, который в интернате, доход 23 рубля — 10% пенсии. И из этой суммы уже принудительно взыскивается по 7 рублей. Естественно, эти деньги не покроют долг, он накапливается. И опять же, по закону, ЖКХ, когда эта сумма достигнет определенного уровня, имеет право обратиться в суд, продать долю квартиры в счет покрытия убытков. Человек лишится своего жилья, — подытожил юрист. — А заодно с ним пострадает и сестра, потому что ей придется либо жить в одной квартире с чужими людьми, либо продать и свою долю жилья. О сестре здесь вообще никто не думает, она оказалась заложником этой ситуации.

Юрист считает, что «чиновникам необходимо собраться и решить, что делать именно в таких ситуациях». Ведь Тамара не против платить по субсидируемым тарифам и за себя, и за брата. Но таких огромных сумм, которые выставляют в жировках, у нее просто нет, она пенсионерка.

// TUT.BY

Поделись с друзьями