Общество

«Некоторые фото — за 600 евро». В Гродно проходит выставка о Второй мировой

В Центре городской жизни на Кирова, 3 проходит выставка фотографий «Вторая мировая война на снимках из архива Игоря Мельника» — итог десяти лет работы. Историк отобрал из нескольких тысяч фотографий уникальные, ранее не опубликованные. И представил сигнальную версию альбома, на выпуск которого сейчас собираются деньги. Почему белорусам нужна фотоистория, которой нет в учебниках, и как помочь проекту, репортаж Grodno.in.

Поднявшись из уютного дворика на второй этаж, попадаешь в просторное, хотя и компактное, помещение. Аккуратно развешенные черно-белые фотографии на первый взгляд могут «не цеплять». Поколение HD сложно удивить. Тема второй мировой войны кажется далекой: вроде в семьях вспоминают, что бабушки-дедушки воевали. Вроде 9 мая и огромная художественная кинолента про Вторую мировую войну не дают забыть. Но те события ближе и понятнее не делают.

Мы можем прожить только собственный жизненный опыт. Чтобы понять, что происходило почти 80 лет назад, нам действительно мало школьного учебника. Нам нужно «прожить» мгновения жизней тех, кто видел войну. И посмотреть их глазами. Или хотя бы объективами фотоаппаратов.

Игорь Мельник рассказал, почему белорусам будет интересен его альбом:

—Долгое время существовал стереотип, что Вторая мировая война для Беларуси началась в июне 1941 года. Мол, до этого в БССР жили мирной жизнью, не знали, что такое бомбежки, голод и разрушения, а все остальное разворачивалось за границей. Но это искажение реальности. Война на белорусские земли пришла 1 сентября 1939 года, когда нацистская Германия напала на Польшу. В составе Польши были Виленское, Новогрудское, Белостокское и Полесское воеводства, где проживали белорусы. С первых дней войны они тысячами вступали в Армию Польши, в Пинскую речную флотилию, Корпуса охраны границы и сражались против немцев на фронтах Сентябрьской кампании 1939 года. Но и восточная, советская Беларусь не осталась в стороне событий. Подразделения Красной Армии привели в полную боевую готовность, развернули мобилизацию, в магазинах исчезли соль и спички, а советские белорусы начали снимать денежные вклады.

На небольшом столике организаторы поставили тот самый сигнальный альбом Игоря Мельника. Автор выпустил его за собственные средства. Игорь на «улей.бай» сейчас собирает необходимую сумму на издание тиража. На выставке представлена лишь часть снимков из книги. Стены и стенды просто не могут вместить более 600 фотографий. Изображения уникальны, они охватывают все годы войны и довоенный период 1939 года.

Игорь провел для первых гостей выставки информационно-насыщенный экскурс.

—Для меня эта история — часть моей семьи. Один мой дед — белорус, был в армии с 1939 года, в 1941 году красноармейцем попал в плен в Одессе и бежал оттуда. Второй дед — русский, тоже прошел всю войну, получил награду за мужество. Благодаря ему я стал заниматься историей, интересоваться. Снимок 1945 года он подписал именно для меня.

Историк, неспешно ведя за собой, рассказывал о событиях, местах и персонах на фотографиях. Довоенная белорусско-польская граница — излюбленная тема Игоря Мельника. Он рассказал и малоизвестный факт: название «Линия Сталина» тогда использовали нацисты, в советском обиходе его не было. Оборонительная «линия» была не совсем готова к обороне, но люди на танках все равно сражались, как могли.

Августовский мобилизационный плакат на тумбе, снимки обычных солдат в форме 1939 года и мужчина, который идет на фронт и прощается с семьей — фото из разных семей иллюстрировали историю, которая разворачивалась почти в каждом доме:

—Мне говорят, что эта девочка, возможно, еще жива.
—В белорусских учебниках не пишут много интересного про советско-немецкий фронт 1939 года. Это история, о которой есть смысл рассказывать не только в Беларуси, но и за рубежом по-английски.

Гостей заинтересовал снимок, где советский солдат стоит в обнимку с солдатом вермахта — пройдет буквально полтора года и они начнут убивать друг друга. Приветственные ворота в Бресте с советскими лозунгами появились через некоторое время после присоединения Западной Беларуси, но очень быстро под ними проехали танки вермахта.

Пленные, советские могилы, разнесенные города, окупация, сбитые танки и самолеты, которые с интересом рассматривают немцы… И наконец-то белорусские и других национальностей солдаты СССР с наградами на фоне разрушенного Рейхстага.

—Это мало изученный период нашей истории. Я об этом рассказываю через снимки. Здесь разные города, но очень много внимания уделено Минску.

Например, минский Дом правительства в стиле функционализма очень впечатляет туристов. Никто не верит, что это здание 1932 года , а не 70–80х.

—Даже когда показываешь минчанам этот снимок, сделанный немцами, они впечатляются.

Ценность одного снимка признали в КГБ: на мосту стоит комиссия по границе — немцы с советскими солдатами. Когда этот снимок увидели люди из комитета, попросили Игоря Мельника поделиться ценным кадром, потому что им такая иллюстрация нужна была для собственного материала. В ответ историку предоставили интересные документы о 1939-м.

На выставке и в книге есть важные фото не Беларуси — стран Балтии, Бессарабия, Франция. На первый взгляд события там не имеют прямого отношения к Беларуси. Но это лишь на первый взгляд. Потому что все в мире взаимосвязано.

—У Франции были классные танки, самолеты и большая армия. Но они банально испугались Второй мировой войны. И вместо того, чтобы сражаться и ударить нацистов на западе, когда те воевали против Польши, французы дождались июня 1940-го и потом за месяц сдали половину страны. На снимке пленный французский солдат по-дружески разговаривает с немецкими солдатами. Но он уже пленный, и это был конец Франции.

Игорь Мельник ответил на все вопросы, которые появлялись у журналистов:

—Как собиралась коллекция?
—На аукционах. Люди сами приносили. Были уникальные кадры, которые мне отдавали бесплатно — хотели просто рассказать о близких — или по бартеру. Что-то отыскал на местах бывших гарнизонов. Черные копатели часто вырывают фото и выбрасывают. Для них это мусор, а для меня — сокровища. Документы ищу в архивах и библиотеках. Что-то взято из СМИ тех времен — это тоже хорошая иллюстрация.
—Сколько стоит на аукционе одно фото?
—От 5 до 1000 евро. Некоторые фото покупал за 500–600 евро.
—Это умышленно. Они загромождают пространство. Для меня выставка как семейный альбом. На блоках фото есть информация непосредственно о событиях. А остальное… за каждым фото стоит целая история: о некоторых я уже писал в своих статьях, об остальных расскажу позже.
—Вы собираете всю информацию, связанную с фото?
—Да. У меня это уже 12 книга. Случались интересные ситуация: на одной из выставок ко мне подошел мужчина и показал такое же фото, как в моей коллекции, назвал своего отца и его друга. Из собранных историй можно написать отдельную книгу, но в этот раз я хотел сделать именно альбом. Чтобы показать те события через истории обычных людей.
—К чему стремитесь в соей работе над коллекцией и зачем это делаете?
—Я стремлюсь к тому, чтобы это было понятно и доступно. Когда делаешь экскурсию — не важно, для белорусов или иностранцев — не хватает иллюстративного материала, чтобы показать человека, награду, артефакт. Взять всю коллекцию с собой было не возможно. Сейчас эта возможность появится. Недавно ездили со школьниками по местам Первой мировой войны. И я сделал экскурсию с белорусским акцентом — про трагедию, белорусские и русские могилы, покалеченные города и уничтоженные деревни, а не «бог, царь, отечество». С демонстрацией фотографий получалось интересно. И все время слышал: а мы этого не знали, а у бабушки есть похожее фото, а что это за странная форма. В советское время боялись об этом говорить.
—Насколько в Беларуси интересуются исторической фотографией?
—Интерес к истории вообще у нас только появляется. Благодаря любителям и просто увлеченным людям. Они могут зажечь представителей совершенно разных социальных слоев. В этой ситуации даже те, кто далек от истории, будут с восторгом смотреть.
—В Европе ситуация отличается?
—В Европе население, может быть, слабо знает историю, но военная тема не подвергалась цензурированию, как у нас. В Германии боялись показывать свастику, афишировать, что родные служили в нацистской армии. А в Австрии, когда в 2001 году поехал с детьми как переводчик, я семей 8 объехал, рассказывая о Беларуси. Мне демонстрировали семейные альбомы. Я удивился: «У вас тут эсэсовцы одни!» А они: «Что сделаешь, жизнь такая была!» Для меня тогда было удивительно это видеть, но это история их семей.
—Пробовали сотрудничать с государственными музеями?
—В 2016 году сотрудничали с музеем в Заславле, но выставку закрыли через 3 дня. Польские военные музеи просили не раз что-то из моей коллекции — им это интересно, потому что они ценят уникальные вещи. В Беларуси в регионах тяжело договариваться о выставках. Но здесь есть интересные материалы, мы даже можем иногда поменяться. Брестчане обращались ко мне, когда им нужны были материалы по пограничным войскам. Изначально перед 9 мая предложил эту выставку музею истории ВОВ. Мне ответили, что у них тоже много снимков и вообще все планируется за год-два.

Выставка проходит до 28 октября.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
0
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: