«Носит отвертку на занятия к детям». История неформальной учительницы сельской школы

Общество
Поделись с друзьями

Елена может прийти на урок с отверткой, но это не должно вас пугать. Она всего лишь разберет старый системный блок, чтобы показать своим ученикам, как там все устроено. Это не очередной выпуск на канале Discovery, а урок информатики в ляденской средней школе, которая одновременно и детсад. Сюда, в подбрюшье Червенского района, ездят почти 60 детей из нескольких деревень. Здесь играют в настольные игры, детский комитет самоуправления и директор, крутость которой не только в отвертке. Говорим с ней про кайф и боль учителя в сельской школе, пишет onliner.by.

«Не собиралась оставаться в школе надолго»

Ничто не предвещало поступления в пединститут. Хороший средний балл и способности у Елены были, а желание становиться педагогом — нет. Мама работала в гимназии Бобруйска лаборантом по физике, дочку считали «учительским ребенком», которому легче других. На самом деле нет.

— Если другим детям шалости сходили с рук, то меня отчитывали в учительской как положено. Меня это злило и воспитывало во мне бунтарку, — шутит Елена.

После школы хотелось поступить в Могилев и стать экономистом. Семейный консилиум оценил расходы: дорого. Так появился вариант с педуниверситетом в Мозыре. Спойлер: потом была учеба и в БГЭУ в Минске, но диплом менеджера-экономиста так и остался ковриком для мышки. Быть учителем круче, решила для себя Елена.

В мозырском универе все было кайфово — пока для будущего учителя информатики и английского не настало время распределения.

— Все лучшие места достались тем, кто хорошо учился, а я была в середине списка. Вижу: есть Рогачев. Отлично, поеду в город, а не в деревню!

Отдел образования Рогачевского райисполкома, который должен был направлять выпускников на конкретное место работы, иронично отправил человека с фамилией Озерова в Озераны.

— Я даже не знала, где эти Озераны находятся, Google тоже не мог их найти. Но в итоге не могу сказать, что два года отработки были негативными. Жили в трехкомнатном «учительском домике», который мы делили с воспитательницей и еще одной учительницей. Придумывали с детьми в школе конкурсы, ставили мюзиклы — в общем, веселились как могли.

После отработки в Озеранах Елена для себя решила: если преподавать, то только не в городской школе.

— Просто мнение: городские дети избалованные. У них есть много возможностей, кружков, родители отправляют их на польский, китайский… У сельских детей этого нет, и ты открываешь для них новый мир, становишься чуть ли не на уровень бога, у них горят глаза. Это вдохновляет.

Дальше была работа в поселке Глуша Бобруйского района. Как и в предыдущей школе, кабинет информатики превратился в место движа. Там тусовались ученики и пятого, и десятого классов. Тем временем Елене предложили стать завучем.

— Первый ответ был «Да никогда!». Но уговорили. Первые полгода я была волшебная, не понимала толком, какие отчеты носят учителя и зачем они мне. Потом уже пришел опыт, было понятно, как все устроено. Но удовольствия это не приносило, я видела только отчеты, проверки, журналы, но не детей. Поэтому вернулась просто к преподаванию и начала жить так, как я хочу.

Потом были грустные события: умерла мама. В этот момент Елена прочитала в интернете о программе «Учитель для Беларуси». Миссия простая и сложная одновременно — ликвидировать цифровое неравенство между городом и деревней.

Стать участником программы могут как практикующие учителя и молодые специалисты, так и люди без педобразования.

Учителя должны не просто любить детей и свой предмет, но и развивать свой проект, направленный на расширение образовательных возможностей детей или решающий проблему местного сообщества. В этом помогают комьюнити из опытных педагогов, ежемесячная стипендия в 250 рублей, компенсация расходов на жилье при переезде, ноутбук для работы. Кстати, как раз сейчас тут идет новый набор.

После нескольких отборочных этапов Елену пригласили в проект. Однако в ляденскую школу тоже нужен был завуч. Появились сомнения, но в итоге возможности проекта все перевесили. Так в августе прошлого года Елена стала завучем, а в декабре — директором ляденской школы.

«У взрослого может быть плохой день, а чем ребенок хуже?»

Не все дети в школах примерные тихони — это факт. Что делать с этим педагогу?

— Я никогда не ору. Если я буду кричать, это не значит, что дети меня услышат. Строгость заключается не в крике. Я строгая только в плане изучения моего предмета.

На уроке максимально пытаюсь дать материал так, чтобы дома ребенку оставалось открыть учебник и повторить. В идеале стараюсь, чтобы на подготовку домашнего задания уходило как можно меньше времени, чтобы максимум он черпал на моем уроке.

Если ребенок не подготовился к уроку, это не должно быть для учителя катастрофой.

— Все мы люди, у меня тоже бывает день, когда все валится из рук, ничего не получается. Почему у ребенка не может быть такого дня? Почему за забытую тетрадь ему сразу надо поставить двойку?

Такого ребенка я оставлю после уроков и обязательно спрошу, что случилось. Если это просто не его день, что мешает мне оценить его завтра, послезавтра, через неделю? Ничего. Дома тоже бывают проблемы, где-то есть generation gap — не хватает взаимопонимания между поколениями. Бывает, что родители работают в колхозе, заняты с утра до ночи, дети предоставлены сами себе. Не все измеряется оценками.

То есть не надо, чтобы каждый ребенок был отличником?

— Да. И это нормально. Сейчас у нас восьмой класс в учебе самый слабый. Но если надо, например, поработать в теплице, им просто нет цены, ни один класс не сделает это так хорошо, как они.

Говорят, пойдут на трактористов. Если не будет тракторист говорить по-немецки или по-английски, что тут страшного? Азы все равно будут. У тех, кто учится хорошо, есть свои проблемы — тот же синдром отличника.

Елена говорит, что старается не ставить плохих отметок, а дать возможность доработать свою презентацию, документ, рисунок до следующего занятия и повысить оценку.

— В этой школе я не ставила двоек, да и за всю жизнь хватит пальцев двух рук, чтобы посчитать, сколько их было. Потому что эту двойку учитель ставит не ученику, а себе. Если ребенок не смог ответить ничего по твоему предмету, какой тогда коэффициент полезного действия от работы?

«Если что-то нельзя предотвратить, значит, нужно это возглавить»

Дети все больше сидят в телефонах. Да чего уж там, не только дети. И это тоже боль для учителя. Впрочем, с этим можно жить, считает Елена, если повернуть это на пользу учебе.

— Я делаю так, чтобы этот телефон работал на меня: использую разные системы для дистанционного обучения, например Kahoot, где в игровой форме можно проверить знания. Даю детям тесты по пройденной теме не на бумажке, а в игровой форме. Если ты не можешь что-то предотвратить, то надо это возглавить, — смеется Елена.

Спрашиваем, как быть с низкой мотивацией к учебе. Причин тут может быть много, в том числе и подача материала на уроках.

— Все школьники смотрят TikTok, от этого мы никуда не денемся, но там же тоже есть ролики, с помощью которых можно объяснять законы физики. Если учитель так сделает, это будет крутой урок. Физика напрямую связана с нашей жизнью, если объяснить материал доступно, это будет работать гораздо лучше, чем просто переписывание информации из учебника в тетрадь.

От переписывания и излишней бумажной работы в прогрессивной школе хотят избавить и учителей.

— Может, у педагогов бумажной работы и стало меньше, но у директоров — нет. Хотя и с этим мы боремся, подали заявку для участия в проекте «Школа-2025», чтобы работать по финско-эстонской системе. Суть проекта — школа не подчиняется ни районному, ни областному управлению образования, только напрямую Минобразования. Министерство одобрило проект для пяти школ, надеемся, что наша школа туда тоже войдет. Недавно наши учителя проходили международную онлайн-стажировку по сингапурской системе образования и уже начали использовать новые подходы у себя на уроках.

Ляденская школа малокомплектная, у учителей, которые ведут несколько предметов, 1000—1200 рублей — почти средняя зарплата по стране.

А вот с жильем пока все сложно. Почувствовала это на себе и Елена. Это одна из причин, почему в сельские школы не едут молодые специалисты.

— Оказалось, что в Червене очень проблематично найти жилье. Когда собиралась сюда, везде дала объявления, но результата не было.

Узнала, что по программе «Учитель для Беларуси» сюда едет и историк. Он договорился подселиться на неделю к физруку в трехкомнатный дом и искать жилье уже на месте. Пришлось тоже проситься к ним в холостяцкий дом. Через два дня подыскали трехкомнатную квартиру в Червене, и соседи, чтобы не скучать, переехали туда вместе со мной. Так и живем втроем. А точнее, вчетвером: историк перевез свою девушку из Гомеля — ее мы тоже переманили в нашу школу.

В конце прошлого года Елене наконец выделили арендную квартиру. Осталось сделать ремонт.

Это место точно не хочет умирать, как другие сельские школы. Кажется, что энергии директора хватит, чтобы отправить школу и в космос, но за земным огородом тоже кто-то должен присматривать.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button