Общество

Один день из жизни гродненских водолазов и спасателей

Корреспонденты журнала «Гродно» провели один день с водолазами и спасателями и узнали, зачем нырять каждый день, кто управляет водолазом на суше и почему утопающие могут погибнуть через пару часов после спасения. За всеми ответами мы отправились на Юбилейное озеро.

Погружение – каждый день

Работа водолаза считается одной из самых тяжёлых и вредных для здоровья. С заложенным носом или ушами, с высоким давлением погружаться под воду нельзя. А ещё нырять приходится при низких температурах, рассказывает Александр Кейко, водолаз с 16-летним стажем. Раньше он патрулировал Неман на центральной спасательной станции, был военным водолазом, а теперь несёт службу на станции «Юбилейная», которая функционирует около 25 лет. Директор станции Владимир Сахонь в этот день был занят и предложил нам пообщаться с Александром, который рассказал о том, как здесь всё устроено.

На «Юбилейной» работает шесть водолазов, четыре моториста, шесть матросов (их привлекают на работу в летний сезон), два ночных матроса-спасателя и две медсестры.

У каждого своя работа. Жарким летним днём матросы-спасатели выходят на патрули и стоят в самых «горячих» точках на пляже, куда съезжается полгорода. Матрос с рацией осматривает территорию, следит за обстановкой. Ночные матросы-спасатели готовы прийти на помощь в ночное время. В крайнем случае могут вызвать МЧС.

Мотористы на катере предупреждают отдыхающих о том, что нельзя заплывать за буйки. А ещё занимаются обслуживанием катеров – чинят их и красят.

Медсёстры следят за состоянием мотористов, водолазов, проверяя их давление с утра, и допускают их к работе. У медработников на станции целая аптека: лекарства от головной боли, аллергии, кашля… Старшая медсестра Татьяна Чуравская помогает всем нуждающимся вот уже девять лет. Приходят к ней и отдыхающие – с порезами, солнечными и тепловыми ударами, высоким давлением, укусами пчёл в сезон популярности арбузов. Детей приводят с глубокими порезами от ракушек.

Сегодня Татьяна решает, допустить ли спасателей к работе или нет.

– Например, у меня высокое давление. Я не могу идти под воду. Мне станет плохо. Давление у нас может быть максимум 140 на 85, – объясняет Александр.

Максимальная глубина Юбилейного озера – 4,80 метра. Александр спускался и на 12 метров – до того, как попал на эту станцию.

График у водолаза простой – два через два. Количество часов варьируется. Сегодня дежурит двенадцать часов за смену, завтра всего семь.

Каждый день – тренировочное погружение на пятьдесят минут. Погружаться могут два раза в день. Если очень большой наплыв людей, то второй раз можно не нырять, главное – безопасность отдыхающих, за которыми нужен глаз да глаз.

Зачем погружаться каждый день?

– В первую очередь, отрабатываем сигналы для ориентировки под водой. Также обследуем дно, буйки. Всякое бывает. Кто-то из пьяной компании швырнул бутылку в озеро, а на следующий день другой человек порезался, нырнув в том же месте, – говорит водолаз.

Ну, поплыли!

У каждого водолаза свой летний костюм. Зимние (сухие) костюмы – на каждую смену по одному.

– В сухой костюм вода не попадает. При погружении зимой холод чувствуется пару минут и то только вокруг губ, – объясняет Александр. Когда он это рассказывает, несмотря на летний зной, по телу бегают мурашки и прошибает холодный пот. Температура воды при погружении зимой +1 градус. Экстрим!

Летний костюм называется мокрым. Он снижает воздействие водной среды на организм и обеспечивает теплоизоляцию.

Кроме костюма есть снаряжение: маска, ботинки, дыхательный аппарат, лёгочный автомат с редуктором, перчатки, грузы. Всё снаряжение весит около двадцати килограммов.

– В самом акваланге давление в 200 атмосфер. В автомобильной шине всего две атмосферы, – продолжает просвещать нас опытный водолаз. – С помощью лёгочного автомата давление понижается. Получается, без этого оборудования водолаза разорвало бы, а так можно дышать свободно.

Грузы крепятся на пояс для того, чтобы уйти под воду. У каждого человека есть своя плавучесть. То есть одному надо десять килограммов грузов, другому – восемь.

– У меня грузы весят четырнадцать кило. Это семь грузов по два килограмма каждый, – показывает Александр Кейко.

Сегодня мы следим, как один из водолазов, Евгений Киман, готовится к погружению – надевает костюм, подвешивает грузы на пояс. У водолаза всегда есть страховка – сигнальный конец (специальная верёвка, которая прошла испытания на прочность). Она крепится на талии и, если что-то пойдёт не так, – связь с сушей всегда налажена. Евгений снаряжается дыхательным аппаратом, надевает ласты и силиконовую маску. Собирается быстро (я бы полчаса возилась со всем этим снаряжением). И прыгает с пирса.

К слову, Евгений Киман учился на водолаза на базе спасательной станции «Юбилейная». Всего 76 часов теории, плюс практика – в общей сложности учёба заняла 4,5 месяца. В профессии он всего три месяца.

Видимость под водой на озере сегодня – сантиметров 15-20. Зимой – метра два. Сейчас на суше водолаза подстраховывает Александр.

Вот мы получаем первый сигнал со дна Юбилейного: водолаз дёргает за сигнальный конец один раз. Дословно это значит «Я на грунте. Чувствую себя хорошо. Выбери слабину.

Повтори». Частые подёргивания больше четырёх раз означали бы: «Тревога. Мне дурно. Поднимай наверх», а если водолаз потрясёт сигнальный конец три раза, это значит, что он запутался и не может выйти без другого водолаза. Вот такой «телефон».

Александр отпускает сигнальный конец на полметра, сигнальный конец натягивается, и водолаз получает сигнал: один раз дёрнули и потрясли – значит, надо плыть вправо, дёрнули два раза и потрясли – поворачивать влево.

Водолаз, продублировав сигнал, поворачивает в сторону. На поверхности появляются большие пузыри – так мы видим, где он находится.

– Наш самый главный способ поиска – хождение галсом. В зависимости от нагрузки водолаз дышит совсем по-разному. Сейчас он ходит налегке. Когда он ищет человека, ему приходится «бегать», и дышит он быстро, – поясняет Александр и дёргает за сигнальный конец три раза. Это значит: «Выходи наверх, начинаем подъём». Повторение сигнала обязывает водолаза немедленно выходить наверх. И вот Евгений на поверхности.

Иногда во время таких «заплывов» водолазы находят потерянные вещи: блёсна, крючки, цепочки. Очень много колечек с гравировкой «Спаси и сохрани».

«Утонувших ищем вслепую»

Пару раз в год приходится спасать утопающих.

– Расскажу случай прошлого года. Пошёл я на патруль по берегу – посмотреть, как люди себя ведут. Употребляют или нет? Пьяные часто тонут. Дохожу до пляжа – человек уходит под воду! Девяносто процентов людей не кричат: «Помогите!», а просто начинают клевать, как поплавок. Бросил рацию и нырнул за ним. Достал его из воды, откачал, вызвал по рации подкрепление. Привёл человека на спасательную станцию, вызвал скорую. У него было нормальное давление, пульс… Бригада забрала его из-за воды в лёгких, а для того, чтобы захлебнуться, нужно всего две столовые ложки воды. К сожалению, он умер в реанимации – развился отёк мозга…

Здесь, на Юбилейном, отдыхает весь город. Досмотреть, отдыхает ли тысяча человек или девятьсот девяносто девять, невозможно. Вот люди приходят, заявляют, что пропал человек. А где пропал? «Вот где-то здесь», – и показывают радиус около ста метров. Как его сразу найти? – Задаётся вопросом водолаз.

Тогда спасатель надевает костюм и уходит под воду – на поиски.

– С видимостью в 20-30 сантиметров просто руки расставляешь и идёшь по дну вслепую. Успешность поисков зависит не от водолаза, а от того, кто им руководит наверху. Водолаз, можно сказать, движется с закрытыми глазами, – говорит собеседник. – В том году были на соревнованиях на Браславских озёрах, где видимость – восемь метров. Там спасатели могут с катера увидеть, что на дне лежит человек, и достать его. На Нарочи видимость – пятнадцать метров. Это существенно облегчает поиски.

«Ловят рыбу, привязанные к дереву»

– Зимой намного проще предотвратить беду. Когда был тонкий лёд, увидел, что рыбак вышел на озеро. Подбежал, предупредил. А в ответ часто слышу: «Это моя жизнь, что хочу, то и делаю!».

Пару лет назад рыбак, дедушка уже, провалился под лёд. Предупреждали его, потом достали, поругали. Прошло два дня. Этот же дедушка, уже шнурком привязанный к дереву, сидит и ловит рыбу на том же самом месте, – вспоминает спасатель.

Обнаружить тонущих помогают вахтенные, которые наблюдают за отдыхающими с помощью пеленгатора – такой крутой бинокль. Мы тоже попробовали разглядеть, что происходит на дальних берегах. Вот парочка воркует под соснами, кто-то ловит рыбу, а прямо напротив, у самого берега, плавает что-то белое. На всякий случай отправляют туда матроса на моторной лодке. Через минуту видим, как белое пятно взлетает над водой и превращается в красивого лебедя. Уснул на волнах. Ложная тревога.

Сегодня отдыхающих мало – санстанция опять нашла бактерию, купаться нельзя. Спасатели, проходя вдоль озера с рупором, говорят: «Уважаемые отдыхающие, купание запрещено в связи с плохими анализами воды». На таблички «Купание запрещено» люди не реагируют.

– Иногда даже купальники вешают посушить прямо на эту надпись, – вздыхают на станции. Смотрим – да, точно, сохнет чей-то купальный костюм. Нашего человека ничем не напугаешь! Не боится он ни кишечной палочки, ни ныряния с катамарана – значит, у спасателей будет работа. А сегодняшний день прошёл без происшествий.

4
0
Поделись с друзьями