Как простая официантка из СССР сбежала в Австралию и стала там звездой журнала «для взрослых»

Общество
Поделись с друзьями

В ночь с 14 на 15 января 1979 года, около полуночи, житель сиднейского пригорода Пирмонта, выгуливавший на пляже собаку, прямо на нем встретил загадочную незнакомку. На совсем юной девушке было надето лишь красное бикини. На ломаном английском она поинтересовалась у австралийца, нет ли у него другой одежды. На следующий день к ней приехали журналисты, и спустя короткое время девушка стала известна на всю Австралию.

Как советская официантка сбежала в Австралию и стала там звездой журнала  «для взрослых»

Восемнадцатилетнюю Лилиану Гасинскую ждала слава, романы, съемки в журнале Penthouse и на телевидении. Совершенно новая жизнь, ради которой она и совершила свой авантюрный прыжок за борт советского лайнера «Леонид Собинов». На родине же Гасинскую назвали «предательницей, стремившейся к аморальному образу жизни», на девушку завели уголовное дело и даже исключили ее из комсомола, рассказывает Onliner.

На борту теплохода

В своих многочисленных интервью уже после побега Лилиана Гасинская неизменно утверждала, что реализовала свой давний план. Мол, она разочаровалась в коммунизме еще несколько лет назад и все эти годы только и жила надеждой на переезд в страны свободного мира. После прошедших четырех десятилетий сложно оценить, сколько в этих утверждениях было искренности, а сколько желания рассказать журналистам то, что они хотели услышать. Но спонтанным решение Гасинской точно не было. К побегу она действительно готовилась, причем порой совершенно безрассудно даже не скрывала этого.

Она родилась в 1960 году в Донбассе, в городе Ворошиловске, который позже стал Коммунарском, а сейчас называется Алчевск. Родители — интеллигентные работники культуры — переехали в село, но Лилиану, очевидно, такая жизнь не слишком привлекала. После окончания девяти классов она поступила в одесское училище №1, готовившее специалистов для работы на судах, в том числе международного плавания: бортпроводников, официантов, поваров. Одесса — город портовый, не испытывавший недостатка в иностранцах даже в глубоко застойные времена. Появились соответствующие знакомые и у героини, но в сколь-нибудь компрометирующих связях замечена она не была. Последовавшее после ее побега расследование установило, что антисоветские настроения в период учебы она не проявляла, намерение покинуть СССР не демонстрировала.

Впрочем, после обысков в общежитиях, семейном доме стало ясно, что с западной культурой Гасинская была хорошо знакома и она ей нравилась. У нее были обнаружены и конфискованы журналы, посвященные «мелодиям и ритмам зарубежной эстрады» (АББА, Род Стюарт) и кино (Джон Траволта).

Тем не менее все проверки, достаточно тщательные, после окончания обучения в ПТУ Лилиана успешно прошла и получила допуск к международным рейсам, а также заветную выездную визу. Партия и правительство оказали ей высокое доверие, которое она в итоге не оправдала в своем первом же рейсе.

Гасинскую включили в экипаж советского океанского лайнера «Леонид Собинов», спущенного на воду в 1954 году. Зимой 1978—1979 годов корабль был зафрахтован британским туроператором. По сути, Черноморское морское пароходство сдало судно в аренду вместе с экипажем, чтобы возить интуристов из капиталистических стран в теплые моря. По плану в октябре 1978 года лайнер должен был выйти из Одессы, забрать отдыхающих в британском Саутгемптоне и далее через Средиземное море, Суэцкий канал и Индийский океан отправиться к Австралии и островам Океании, где как раз в разгаре было лето. 14 января 1979 года «Леонид Собинов» прибыл в Сидней.

Побег

К этому моменту у Гасинской на борту сложилась исключительно плохая репутация — девушка даже была лишена права схода на берег в порту. Причиной этого стало ее вызывающее поведение. Гасинская, особенно не скрываясь, активно общалась с иностранными туристами, находящимися на борту, а по утверждению некоторых из них, сделанному уже после ее побега, в разговорах открыто заявляла о своем желании сбежать с корабля и просила о помощи. Изначально на лайнере она работала лифтершей, потом официанткой, но в конце концов, была переведена на позицию бортпроводницы, т. е., по сути, горничной, убиравшей каюты. Ее поведение стало известно капитану корабля и сопровождавшим рейс офицерам безопасности. Целью перевода была минимизация возможных контактов Гасинской с иностранцами, от которых полностью изолировать девушку так и не вышло.

В начале декабря 1978 года капитан «Леонида Собинова» Никитин по согласованию с руководством пароходства принял решение о списании вызывающей подозрения девушки на берег. Ей запретили выходить с борта в город и ждали лишь пересечения с каким-нибудь другим советским судном, шедшим на родину. При встрече такого корабля Лилиану должны были на него пересадить и отправить домой. К счастью героини, подходящих вариантов все не было и не было, но ей, скорее всего, было прекрасно понятно, что это лишь вопрос времени, поэтому для совершения задуманного придется идти на чрезвычайные меры.

Гасинская на борту лайнера

Рано утром 15 января в каюту Гасинской постучала старшая бортпроводница, чтобы разбудить ее к началу смены. Девушки на месте не было. Ее соседки ничего про ее исчезновение не знали, но вспомнили, что вечеринку экипажа, которая состоялась предыдущим вечером, Лилиана посещать отказалась, сославшись на плохое самочувствие. Обыск корабля результатов не дал. К 9 утра на лайнере объявили тревогу, о пропаже гражданки были проинформированы посольство и сиднейское консульство и соответствующие резиденты спецслужб при них. Это было крупное ЧП. Каждый подобный случай побега (или невозвращения) раскручивался западными СМИ, становясь локальной или международной сенсацией. А в том, что речь идет о бегстве, сомневаться не приходилось. В каюте Гасинской был найден листок бумаги, на который она выписала несколько английских слов. Их набор был весьма характерным.

О том, что случилось в ту ночь, стало известно только 16 января, когда «Леонид Собинов», так и не дождавшись беглянку, уже ушел дальше по маршруту в Мельбурн. В этот день и позже в многочисленных интервью для газет и телевидения Лилиана Гасинская рассказала, что, лишенная возможности сойти на берег, она была вынуждена выпрыгнуть в обычный иллюминатор, бросив в каюте все свои вещи и оставшись в одном, том самом красном бикини. Дальше был 40-минутный заплыв по Сиднейской бухте, израненные об острые камни ноги и просьба о помощи к случайно встреченному на пляже собаководу.

Есть и другая версия побега Гасинской. Ее рассказали сначала следователям КГБ, потом, спустя многие годы, журналистам некоторые коллеги Лилианы. По их словам, «Собинов» стоял вовсе не на рейде, а был пришвартован к причалу, никакого заплыва по заливу не было, а беглянку ждала припаркованная рядом с пирсом машина. На вопросы журналистов Гасинская уже давно не отвечает, поэтому, какая версия истинна, пока до конца так и непонятно. Но все же героиней австралийских СМИ на несколько лет Лилиана стала как «девушка в красном бикини».

Что было дальше

Это ведь была исключительно красивая история, как раз для медийной сенсации. Совсем юная советская красавица бежит за свободой, рискуя жизнью, оставив все, в одном, естественно красном (речь же об СССР) бикини. В этом же бикини она потом охотно позирует для прессы и телевидения, рассказывая о своей ненависти к коммунизму и обращаясь к властям с просьбой об убежище.

На самом деле исключительно таблоидной историей побег Гасинской не стал. Вокруг ее личности разгорелась общественная дискуссия, и даже случился небольшой политический кризис. Парламентская оппозиция, в общем-то, справедливо обвиняла правительство в потакании прессе. Мол, Австралия крайне неохотно принимала у себя беженцев, чья жизнь действительно была под угрозой (например, бежавших от войны вьетнамцев), зато советская гражданка получила приют, а затем и гражданство безо всяких проблем.

Гасинская же была идеальной героиней для прессы. Фотогеничная, охотно идущая на контакт, с интересной историей, которая к тому же постоянно развивалась. Она на несколько лет стала постоянной гостьей на телевидении и в газетах. Австралийцы следили, как она учила английский язык и ходила в школу моделей, потом вышла замуж за одного из журналистов, который делал про нее первые материалы, уведя его из семьи с тремя детьми. Гасинская снималась в телесериалах, работала диджеем в ночных клубах. Звездный час ознаменовала обложка (и разворот) в первом номере австралийской версии известного «взрослого» журнала Penthouse. Заголовок гласил: «Девушка в красном бикини. Без бикини». Гонорар составил $15 тыс. — очень серьезная по тем временам сумма.

В конце концов Лилиана развелась и вышла замуж повторно, на этот раз за респектабельного, состоятельного сиднейского девелопера.

На родине же начались поиски виноватого в побеге. На саму Гасинскую завели уголовное дело, которое после проведенного большого объема следственных действий в конечном итоге закрыли. «Установлено, что Гасинская, постоянно живя в Сиднее, ведет аморальный образ жизни, снимается в порнографических журналах, работает в ночных клубах. Враждебной Советскому государству деятельности не проводит», — писал следователь Одесского УКГБ. Были названы и мотивы, побудившие Лилиану к ее поступку. Ими, по мнению следствия, оказались «политическая наивность, легкомыслие, моральное падение, стремление к „красивой жизни“ и нежелание при этом работать».

Пострадали люди, связанные с Лилианой прошлой жизнью, по учебе и работе. Экипаж «Леонида Собинова» расформировали, многие его ответственные члены надолго потеряли допуск к международным рейсам, как не обеспечившие должную воспитательную работу в коллективе. Досталось и руководству училища №1, вовремя не рассмотревшему студентку, склонную к моральному падению. На комсомольских собраниях поступок Гасинской всячески порицался. Уже через четыре дня после побега на заседании комсомольской ячейки лайнера ее секретарь доложил присутствующим: «Горько и обидно, что такой человек, как Гасинская, родилась в советской стране, за которую проливали кровь и отдавали жизни советские люди во имя светлой и прекрасной жизни, за счастливое и прекрасное детство всех нас и, в частности, Гасинской. За мир на земле наши родители проливали кровь, отдавали свои жизни. Предательский поступок Гасинской поразил меня, поразил всех, кто несет здесь трудовую вахту вдали от Родины, от родных». Риторика, в общем-то, очень знакомая.

У самой же Гасинской жизнь, судя по всему, сложилась достаточно успешно, несмотря на «предательский поступок». Со вторым мужем-миллионером она также развелась, после чего в 1990 году переехала в Лондон, где и продолжает жить сейчас. У нее двое детей, родителей из украинского села она также перевезла к себе, в Великобританию.

Вряд ли на такое можно было рассчитывать, если бы не то, пусть и авантюрное, решение 40-летней давности. Спустя столько времени вопрос моральности поступка отошел даже не на второй план, а значительно дальше. В конце концов каждый имеет право распоряжаться собственной судьбой по своему усмотрению.

Гасинская с сыновьями

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button