Какой была история исчезнувшей Озёрской узкоколейки?

ОбществоРегион
+7
0
Поделись с друзьями
От торфобрикетного завода в Вертелишках до Святого болота в Озерах сквозь леса тянется едва заметная узкоколейная ветка. По ней совсем недавно отгружали природное топливо на предприятие. А буквально полвека назад через Озеры проходила еще одна узкоколейная железная дорога. На малоизученную страницу прошлого озерно-болотного края пролил свет «Перспективе» учитель истории Озерской средней школы Андрей Детченя.  
Об исчезнувшей узкоколейке рассказал учитель истории Озерской средней школы Андрей Детченя

Рельсы, рельсы…

Чтобы понять, кому и для чего понадобилась узкоколейка в Озерах, перенесемся в начало XX века. Экономики многих стран развивались стремительно, семимильными шагами шли вперед наука и культура. Так, Российская империя к 1914 году достигла пика своего экономического и демографического роста. Тогда население Беларуси составляло впечатляющие 7,5 млн человек, 1,7 млн из которых проживали в Гродненской губернии.

Но уже 1 августа 1914 года Российская империя оказалась втянута в первый военный конфликт мирового масштаба между двумя крупными коалициями держав, а белорусские земли в очередной раз превратились в театр боевых действий. Май – июнь 1915 года ознаменовались для российских сил тяжелейшими поражениями в Галиции и Царстве Польском. Они вынуждены были отступать. Военный фронт вплотную приблизился к западу Беларуси. Из-за угрозы окружения в сентябре того же года царские войска оставили Вильно, Гродно, Лиду, Брест и другие белорусские города. Участь этих населенных пунктов разделили Озеры, которые включили в округ Гродно-Белосток «Обер Оста» – оккупационного военно-административного образования.

Занятая неприятелем Гродненская губерния получила название «Имперско-немецкая Гродненская губерния». Возглавил ее генерал пехоты фон Гелд. Военные чины сосредоточили всю власть в своих руках. В Гродно и уездах создавались немецкие управления и назначались начальники (бургомистры). Установленный ими новый порядок регламентировали многочисленные приказы и распоряжения, изданные администрацией оккупантов. Например, днем передвигаться разрешалось только пешком и в границах поселения: чтобы покинуть его, требовался специальный документ. Ночью же действовал комендантский час. Жителям запрещалось продавать мясо и продукты нового урожая, охотиться и рыбачить, получать посылки и периодику, организовывать собрания. Любого, кто не подчинялся правилам, штрафовали, сажали за решетку, а порой и казнили. Нередко применялись телесные наказания. Немало суровых приговоров вынесли военно-полевые суды. Случалось, некоторых обвиняли в шпионаже и расстреливали. Таким же образом расправлялись и с теми, кто владел оружием, взрывчатыми веществами и боеприпасами.

На подконтрольных землях немцы ввели ряд налогов, которые собирали специальные военные команды. Непосильной ношей легли на крестьян реквизиция животных, урожая, продуктов питания. Платили за изъятое крайне мало.

Мужчин в возрасте от 16 до 50 лет и женщин 18-45 лет принудительно мобилизовали на различные хозяйственные работы, строительство военных укреплений, за что полагались скромное питание и небольшое денежное вознаграждение. А с 1916 года местных жителей отправляли в Германию. Уже к сентябрю из Гродно и округи вывезли более 300 человек. Интересовала немцев не только живая рабочая сила: в Германскую империю один за другим следовали эшелоны с материальными ценностями, промышленным оборудованием, скотиной, продуктами питания, различным сырьем. Особенно ценились лесные богатства. В 1916 году для экспорта древесины кайзеровские войска построили узкоколейную железную дорогу Лососно – Шкленск – Тобольская Будка – Стриевка – Озеры. Протяженность путей была 32 км, ширина колеи – 600 мм. За Озерами стальная колея поворачивала на Коневичи и, пролегая между деревнями Цыдики и Пруды, сливалась с нынешней железной дорогой Гродно – Мосты.

История под колесами

По Рижскому мирному договору 1921 года Озеры попали в состав межвоенной Польской Республики и стали центром гмины Гродненского повета Белостокского воеводства. Согласно данным переписи 1921 года, на ее территории насчитывалось 5 317 жителей: 3 122 (59%) поляков, 1 598 (30%) белорусов, 576 (11%) евреев, 12 россиян и 9 французов. Почему люди потянулись в сильно пострадавшее от военных потрясений местечко, где не было ни водопровода, ни электричества, ни хороших дорог, ни почты с телеграфом? Андрей Детченя предполагает, что их привлекало выгодное положение деревни на трассе Гродно – Вильня между двух водоемов. По этой же причине Дирекция почт и телеграфов в Вильне решила открыть здесь почтовое отделение. 1 августа 1922 года в Озеры прибыл Антоний Мороз, который занял пост начальника почты. На улице Дворной (сейчас Кирова) он снял у еврея дом под почтовое отделение.
Тогда же начался новый расцвет Озер. Тут была основана пожарная служба. Продолжала действовать узкоколейка, которая теперь принадлежала польским железным дорогам. На линии работал паровоз Maffei-457.

В 1930-е экономическая жизнь в местечке бурлила. Озеры могли похвастаться тремя ювелирными лавками, двумя парикмахерскими, двумя швейными мастерскими, двумя мясными лавками, кожевенным заводом, двумя лесопилками, мельницей, галантерейным магазином, двумя чайными комнатами, четырьмя пивоваренными заводами, тремя ресторанами, 21 магазином розничных потребительских товаров, Еврейским и Кооперативным сберегательными банками! Свои услуги здесь оказывали торговец зерном, врач, две акушерки, хирург, плотник, сапожник, два кузнеца, портной. Почти все торговые точки, владели которыми в основном евреи, находились на улице Гродненской (нынешней Советской).

По четвергам на главной площади было не протолкнуться: сюда на рынок стекался народ со всех окрестностей и даже Гродно. Звонким смехом, шумом и громкими разговорами оглашались Озеры и по выходным. Местные часто катались на байдарках (каяках) и лодках (в их распоряжении даже была одна моторка), загорали и купались, устраивали пикники, перекидывались в карты и забивали шары в лузу. Дети играли в «чижика». Самые безрассудные балансировали на скользких и мокрых бревнах, скрепленных в несколько рядов для сплава и транспортировки. Остроты опасной забаве придавало то, что пиломатериалы привязывали к столбам от старого моста в нескольких метрах от берега. К слову, эти дубовые сваи до сих пор возвышаются над водной гладью озера Белое. Озорники и не подозревали, что вскоре в их юные судьбы ворвется война…

Ну а узкоколейная магистраль пережила и лихолетье, и коллективизацию. И всё же время над ней не сжалилось: в 1960 году рельсы разобрали. Теперь о железной дороге напоминают лишь улица Вокзальная, бывшее здание железнодорожной станции – жилой дом № 19 – да где-нигде сохранившаяся насыпь.

 

+7
0
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button