Новости БеларусиОбщество

«Решение было принято 31 декабря, в 16.00». Как 10 лет назад провели первую серьезную девальвацию

Конечно, будет справедливым сказать, что девальвировалась наша национальная валюта и до этого. Но именно после событий 10-летней давности у белорусов появился так называемый синдром 1 января: теперь подорожания доллара все опасаются именно в новогоднюю ночь. FINANCE.TUT.BY вспомнил, как практически под бой курантов рубль потерял 20 процентов своей стоимости.

«Правление заседало долго, а потом наступил ад»

Через две недели после появления новых курсов президент Александр Лукашенко скажет: «Если кто-то умеет меня слушать, я об этом говорил в интервью с нашими журналистами».

Фото: Антон Мотолько, TUT.BY
Анатолий Дроздов. Фото: Антон Мотолько, TUT.BY

— Осенью 2008 года российский рубль упал в два раза. Мы продаем им товары, а контракты все в российских рублях, но за энергоносители же нужно платить долларами, — обрисовывает экономический фон тогдашней ситуации Анатолий Дроздов, который в то время работал пресс-секретарем в Нацбанке. — За несколько месяцев мы потеряли почти 1,5 млрд долларов из золото-валютных резервов (почти треть. — Прим. ред.). Нужны деньги, но время такое, что кредитов никто не дает. Пошли в МВФ, тем более у нас хорошая кредитная история — мы предыдущий долг выплатили.

Это сейчас любой визит миссии МВФ воспринимается настороженно, а тогда приезд международных экспертов интересовал разве что чиновников да аналитиков.

К слову, еще 13 декабря курс доллара в Беларуси достиг отведенного потолка — 2200 рублей. Раньше, как мы помним, коридор курса Нацбанк прописывал наравне со всеми прогнозными показателями — инфляцией, ставкой рефинансирования и так далее. За неделю до Нового года Нацбанк «настоятельно рекомендовал банкам прекратить выдачу кредитов населению в валюте». То есть звоночки о предстоящих событиях были, однако окончательно решение о девальвации еще не было принято.

— Решение принималось в последний рабочий день года (31 декабря, среда. — Прим. ред.). Правление заседало долго и бурно, — вспоминает Анатолий Дроздов. — Юридически решение было принято правлением Нацбанка по согласованию с президентом. Во второй половине дня, где-то около 16 часов, мне сообщили результаты заседания. Тогда Петр Петрович Прокопович (именно он тогда был главой Нацбанка. — Прим. ред) сказал: «Выходных у тебя не будет», и я ушел готовить пресс-релиз.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

По словам Анатолия Дроздова, в тот же день информацию о новых курсах передали в коммерческие банки.

А уже после обеда 1 января 2009 года Нацбанк сообщил стране о новых курсах на завтра: утром 2 января доллар будет стоить 2650 рублей. В пресс-релизе еще было рассказано о новом механизме курсообразования и привязке к валютной корзине, но эти подробности уже мало кого волновали: главная новость — доллар теперь стоит дороже на 20,5%.

«Международный валютный фонд рекомендовал Национальному банку снизить курс белорусского рубля, но от них не было рекомендаций по тактике, тактику нам никто не навязывал. Мы самостоятельно выбрали сценарий одномоментного снижения курса», — из сообщений Нацбанка в январе 2009 года.

— И вот тогда, как пишут в интернете, наступил ад, — говорит Анатолий Дроздов. — Пресс-релиз-то мы распространили, но комментарии никто из руководства Нацбанка или правительства не давал, началась паника.

«За день купили 40 холодильников! Ажиотаж как перед праздниками»

Утром 2 января белорусы отодвинули в сторону оливье и принялись действовать. Бежать в обменники не было смысла: доллары там хоть и были, но уже по новой, высокой цене. Что оставалось делать? Сбывать оставшиеся после празднования белорусские рубли. Самым популярным и доступным товаром в те дни стала бытовая техника.

Конечно, нашлись продавцы, которые тут же переписали цены, прибавив к ним те самые 20%, но большинство крупных магазинов к такому ажиотажу готовы не были. Новые цены обещали уже на будущие партии товаров.

Люди выстроились в очередь в обменники. 2009 год

«Беларускія рублі трэба тэрмінова збагрыць, а што зь імі рабіць? Гэта ж паперкі, а шмат рэчаў трэба набыць. На рынках гандляры ўжо пералічылі кошты, хутка тое ж будзе і ў крамах» — из воспоминаний покупателейв начале января 2009 года.

— За день у нас купили 40 холодильников, — рассказывали продавцы в ГУМе. По их словам, таких толп людей не было даже перед праздниками. Граждане часто тратили не только обесценившиеся рубли, но и сдавали в обменники запасы валюты.

Все, кто пришел в магазины бытовой техники ближе к концу дня 2 января, натыкался на таблички «Продано». А продавцы многих павильонов на рынке и вовсе выходили на работу только для того, чтобы переписать ценники: если продавать все по старым ценам, на новые закупки импорта уже может не хватить денег.

«Лучше было произвести девальвацию одномоментно. Стоимость доллара в среднем возросла на 400 рублей. Это сравнительно немного, но мы поддержали производственников. Главное сейчас — производство, ведь будет производство — будет и рубль, будет все. Не будет производства — не будет и рубля», — из заявления президента Лукашенко 9 января 2009 года.

«Валюты в подвалах у них море, а в банки не успели завезти»

После окончания новогодних выходных (а их тогда было 4 дня) белорусы из магазинов переместились в обменники. «Кто его знает, что там будет с курсом дальше», — рассуждали люди и старались купить валюту на любые свободные деньги.

Ажиотаж подогревался черным рынком: там, случалось, валютчики продавали «зеленый» уже по 3000 рублей. В итоге спешащие после работы в обменники белорусы столкнулись с тем, что купить валюту по банковскому курсу стало сложно, а порой и невозможно. Кроме того, граждане стараются перевести в доллары-евро и свои рублевые вклады.

Нацбанк уверяет, что нехватка валюты временная и объясняет ее техническими причинами. Вскоре коммерческим банкам дадут указание обеспечить наличие валюты в обменных пунктах «от открытия до закрытия».

«Надо было завезти валюты столько в банки, сколько надо. Тогда бы этого ажиотажа не было. Пришел — меняй. Валюты в подвалах у них море, а в банки не успели завезти», — из заявления президента Лукашенко журналистам 14 января 2009 года.

Фото: Радыё Свабода
Фото: «Радыё Свабода»
Фото: Радыё Свабода
Фото: «Радыё Свабода»

Через неделю после новых курсов страну успокоил президент: «Все задаются вопросом: а как дальше будет? Дальше будет нормально. Бежать в обменники не надо (…). Если кто-то хочет вложить свои деньги в товары — это правильно. Но покупать три, пять, десять телевизоров или холодильников с расчетом на то, что это хорошее вложение средств, — это полная глупость, потому что цены на товары падают. Деньги надо держать в банках».

Через некоторое время в страну придет первый транш кредита МВФ. 2009 год мы закончим с курсом 2863 рубля за доллар. Ситуация постепенно стабилизируется, белорусы постепенно привыкнут к новой реальности, чтобы через два года пережить ее снова. Ведь в 2011 году страна наступит на те же грабли и снова получит дефицит валюты (как в резервах, так и в обменниках), панику и множественность курсов. И до сих пор, что бы нам там ни говорили и ни прогнозировали, 1 января мы обязательно взглянем на табло в обменнике: все ли там осталось таким же, как в прошлом году.

0
0
Поделись с друзьями