Проклятие ресурсов. Почему страны с большим запасом нефти, золота и алмазов не могут разбогатеть?

Общество
Поделись с друзьями

Пословица «Счастье не в деньгах» (а в их количестве) действует не только в отношении людей, но и в более глобальном смысле. Почему страны, напичканные природными ресурсами, будто шкатулка с драгоценностями, часто живут в нищете? При этом другие государства вообще не имеют полезных ископаемых и при этом возглавляют всевозможные рейтинги по уровню жизни населения. Onliner объясняет на пальцах такое экономическое понятие, как проклятие ресурсов, и почему одни смогли от него избавиться, а другие — нет.

Что такое проклятие ресурсов и почему сложно слезть с "нефтяной иглы

Почему Южная Африка и Венесуэла никак не выберутся из нищеты

У многих еще со времен школы остались вопросы, почему Африка, богатая самыми разными ископаемыми и освободившаяся от колониального прошлого, так и не сделала ожидаемый рывок вперед. Казалось бы, вот теперь есть все для экономического роста, но увы: это и сейчас десятки воющих между собой бедных государств.

К самым отстающим африканским странам чаще всего относят Демократическую Республику Конго, Анголу, Габон и Замбию. И в каждой из них — целые залежи ископаемых.

К примеру, Демократическая Республика Конго (а как мы знаем, ни одна истинно демократическая страна не станет называться «демократической», пример с ГДР и КНДР — тому подтверждение) располагает алмазами, золотом, серебром, малахитом, кобальтом, медью, нефтью и природным газом. С 1960 года ДРК перестала быть колонией Бельгии, но так и осталась в списке беднейших стран. По уровню ВВП на душу населения она находится на 185-м месте в мире.

Республика Ангола в Южной Африке имеет месторождения нефти, алмазов, железной руды, фосфатов, золота, меди, урана, природного газа и много чего еще. А по добыче нефти на Африканском континенте она уступает лишь Нигерии. И при этом Ангола — слаборазвитое аграрное государство, где 8 из 10 жителей работают на плантациях и при этом испытывают нехватку продовольствия. Доходы 70% жителей страны составляют менее $2 в день.

Впрочем, проклятие распространяется не только на Африку. У Венесуэлы (Южная Америка) самые большие запасы нефти в мире — 17,5% мировых доказанных объемов. Вывоз нефти дает стране около 90% всего экспорта, в то время как остальные отрасли практически не развиваются. В итоге толку от такого природного богатства немного: каждый третий житель страны — безработный, минимальный размер оплаты труда — $2,5 в месяц, а прогноз по росту цен на 2020—2021 годы — 15 000% в год.

У России ситуация на фоне Венесуэлы или Анголы не такая катастрофическая, но все богатство огромной страны сосредоточено в нескольких городах, в то время как многие другие живут за чертой бедности. И хотя Россия является мировым лидером по добыче нефти и газа, она также славится низкими зарплатами, коррупцией, отсутствием модернизации производства и тотальной зависимостью экономики от мировых цен на природные ископаемые.

Что такое проклятие ресурсов и как оно работает

Вопросы о том, как природные ресурсы превращаются из сокровищ в проклятие страны, терзали экономистов еще в 1980-е. А вот сам термин «проклятие ресурсов» впервые использовал английский экономист Ричард Аути в 1993 году. Он обозначает ситуацию, при которой государства, богатые сырьем, в экономическом развитии часто уступают странам с небольшими ресурсами. С тех пор были сотни экономических дебатов на эту тему: одни признают термин, другие отрицают его.

Причин такой «несправедливости» в отношении богатых ископаемыми государств много, и все они очень тесно переплетены. Основные проблемы заключаются в том, что высокие доходы от продажи ресурсов страны — в чистом виде удача. А значит, есть соблазн расслабиться и просто делать деньги, не тратясь на модернизацию оборудования, обучение работников и создание условий для расширения.

«Самым большим капиталом страны являются ее люди с их мастерством, опытом и побуждениями к полезной экономической деятельности», — говорил нобелевский лауреат с белорусскими корнями Саймон Кузнец. А теперь представьте, что происходит с человеческими ресурсами в бедной стране, которая вдруг нашла у себя залежи алмазов или природного газа. Зарплаты в добывающей промышленности могут быть в десятки раз выше зарплат в других отраслях. Поэтому человек с задатками отличного врача с большой долей вероятности пойдет работать в шахту, а здравоохранение при этом потеряет лучшие кадры. Правящая элита также отправляет туда на работу брата, свата и тещу, что самой отрасли тоже на пользу не идет.

В отличие от бедных ресурсами стран, богатые ими государства пренебрегают развитием и улучшением качества образования. Увы, в долгосрочной перспективе это имеет катастрофические последствия. Согласно недавним исследованиям, в некоторых провинциях упомянутой выше Демократической Республики Конго 80% учеников третьего класса не могут прочесть ни одного слова.

Хотя бриллианты намного выше в цене, чем необработанные камни, добывающие их страны продолжают экспортировать именно необработанные, потому что на качественную шлифовку не хватает ни специалистов, ни ресурсов.

Кроме того, наличие обширных ресурсов ситуацию с занятостью почти никак не исправляет. Например, в Ботсване с 1980 по 2000 год добывающая промышленность обеспечивала 40% ВВП и при этом всего 4% рабочих мест. Остальное трудоспособное население было представлено или безработными, или работающими в сельском хозяйстве за маленькую зарплату. Ведь зачем вкладываться в производство компьютеров, если нефть приносит столько денег?

Там, где есть несметные богатства, всегда будут конфликты из-за социального неравенства. Каждая сторона пытается заполучить «лакомый кусочек» себе — отсюда часто возникающие вооруженные конфликты в регионах, добывающих ресурсы. Есть даже экономическая формула: если доля экспорта природных ресурсов страны достигает 25% ВВП и более, вероятность вооруженного конфликта составляет 33%, а при доле экспорта 5% ВВП он снижается до 6%.

В результате вооруженных конфликтов управленцами часто становятся не самые умные, а самые сильные — со всеми вытекающими последствиями. Это подтягивает за собой следующую проблему — теневой экспорт и коррупцию. Любой уважающий себя диктатор в небогатом регионе страдает комплексом бедного ребенка, думая примерно так: «В детстве у меня игрушки были прибиты к потолку, поэтому сейчас я все наверстаю». Поэтому гигантские доходы от продажи нефти идут в первую очередь на аквадискотеки, а алмазы — в закрома правящей верхушки и приближенных, но не на развитие экономики страны. И чем больше потребление, тем больше аппетиты и затраты.

Следующая причина — постоянные колебания цен на природные ресурсы. Допустим, вы Ангола, и около 90% бюджета у вас — это доходы от продажи нефти и алмазов. Вы просто не можете нормально планировать бюджет страны, потому что предугадать колебания цен на ту же нефть невозможно наверняка. Например, баррель сырой нефти в 1999 году стоил порядка $10, в 2008-м — $140, а в начале 2009-го — $50.

Совокупность этих и других причин приводит к тому, что богатые природными ресурсами страны часто наиболее тоталитарные, коррумпированные и в итоге… бедные. Как однажды с грустью констатировал министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии, «лучше бы мы открыли воду».

Почему одни смогли заработать на алмазах, а другие — нет

Природа распределила свои богатства очень неравномерно, и большинство из них оказалось в авторитарных исламских странах (но это не причина, а следствие). Из государств, богатых ресурсами и миновавшими проклятую ловушку, можно назвать Норвегию, Канаду, Австралию, Чили, Малайзию и Ботсвану.

Что, Ботсвана? Да, это крохотное африканское государство, 70% площади которого занимает пустыня, справилось с «проклятьем ресурсов». Хотя эта страна — родина наиболее чистых и дорогих в мире алмазов: именно здесь нашли второй по величине алмаз «Наш свет» весом 222 грамма.

Когда государство обрело независимость от Британии, в нем было 22 человека с высшим образованием и около 15 километров покрытых асфальтом дорог. Однако за последующие 60 лет случилось почти чудо: Ботсвана смогла стать одной из самых развитых стран региона. Для этого всего-то и нужно было, что развивать образование и другие отрасли экономики, а также ввести новое политическое устройство — демократическую республику с многопартийной системой, где любого неугодного чиновника можно сменить путем голосования. К слову, именно политическое устройство большинство экономистов называют этакой прививкой от «проклятых ресурсов». Но насколько легко это понять, настолько же нелегко реализовать.

Какие еще методы оказались эффективными? Как ни странно, чем меньше размер компаний экспортного сектора и чем больше среди них частников, тем лучше. На практике государственные монополии убивают конкуренцию и создают благоприятную почву для коррупции.

Не менее успешно работает ставка на образование и диверсификацию производства, иногда принося даже больше пользы, чем золотые рудники и нефтяные вышки. Например, бедные ресурсами Тайвань, Сингапур, Гонконг и Южная Корея сделали упор на качественное образование. Оно в итоге и увело их экономику настолько далеко вперед, что даже появился новый термин — «восточноазиатские тигры». Здесь руководствуются принципом «Нет природных ресурсов — вкладывай в человеческие». Поэтому программирование, атомная энергетика, пошив одежды, судоходство и иностранные инвестиции в сухом остатке принесли этим государствам куда больше пользы, чем алмазы дали ЮАР.

Фото: Reuters/Damir Sagolj, Tatyana Makeyeva, Siphiwe Sibeko, Zohra Bensemra, Kevin Lam, Heo Ran, Latin America News Agency, Vberger, defenseimagery.mil, Philimon Bulawayo, Getty Images, Алексей Матюшков

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button