Общество

«Романтики не много — ее вообще нет». Бывший водитель троллейбуса рассказывает всю правду о своей профессии

Читатель Onliner.by Sven12 недавно сменил работу водителя троллейбуса в Минске — вместо одной непростой профессии выбрал другую непростую профессию. Но он согласился рассказать Onliner.by правду о своей работе в столице. «В последнее время стал видеть много негативных откликов в адрес водителей общественного транспорта. Поэтому хочу рассказать обывателям, как все выглядит изнутри», — пояснил мужчина.

Почему троллейбусы иногда «тупят»

В профессию Sven12 пришел почти случайно. В 2012 году был вынужден менять работу, и на глаза как раз попалось объявление: «Приглашаем водителей троллейбуса, обучение». Собрал документы, приехал в парк на собеседование.

— Пошел, по сути, не раздумывая. Друг работает водителем автобуса, поэтому какое-то представление у меня было, — рассказал читатель.

— Короче, много интересного узнал. Затем был внутренний экзамен по всем дисциплинам, и вперед — учиться ездить. Сложной была не дорога, сложно было смотреть за линией сверху — это, наверное, самое страшное воспоминание. Потому что перед специальными частями нужно сбрасывать скорость, чтобы аккуратно их пройти, иначе может произойти сход токоприемников. Это, кстати, и объясняет наше медленное движение по тем же площадям: приходится и за дорогой смотреть, и за токоприемниками.

Чаще всего в троллейбусном парке работают по графику 4 через 2, то есть сначала четыре рабочих дня, затем два выходных. Это называется работать в потоке. Некоторые работают по графику 5 через 2, есть еще водители, которые выходят только в первую или только во вторую смену. Обычно это связано с семейными обстоятельствами.

— Бывают так называемые «разрывники» — водители, которые работают по несколько часов утром и вечером. Они выезжают на линию в часы пик, когда наибольший пассажиропоток, а днем отдыхают. За разрыв рабочего дня при такой смене полагается доплата, — пояснил собеседник.

— Первым делом нужно пройти врача — к нему очередь. Каждого проверяют на алкометре, иногда могут измерить давление. Затем диспетчер выдает книгу троллейбуса, карту с расписанием движения, путевой лист. В кладовой нужно взять новые угольные вставки для токоприемников. Если машина не моя, то еще беру с собой «тревожный пакет», как я в шутку его называю, — сумку, в которой находятся знак аварийной остановки, аптечка, резиновые перчатки, молоток и торцовый ключ.

Перед выходом на линию водитель должен принять троллейбус, все проверить, заменить угольные вставки, заполнить документы. После этого можно ехать.

— По инструкции водитель обязан при выезде следовать до диспетчерской станции со всеми остановками и подбором пассажиров. То же самое при возвращении в парк. Не все, конечно, это выполняют, но на свой страх и риск. Придет жалоба — накажут.

Взаимоотношения с автомобилистами: бывает всякое

Водителей автомобилей они называют частниками. Взаимоотношения с ними ровные, как и полагается. Хотя некоторые автомобилисты считают троллейбусы медленными и неповоротливыми.

— На специальных частях — да, не спорю. Но на ровной линии троллейбус способен очень быстро набрать скорость: для городского движения хватает. Это автобусы ездят медленно, мы же по сравнению с ними просто летаем, — парирует Sven12. — Не знаю, кстати, почему у автобусов низкая скорость. Может быть, водители так экономят топливо — у них оно дороже, чем у нас электричество.

— Автомобилисты все же становятся культурнее. Чаще стали пропускать, где-то уступят место, дадут проехать. Но бывает и по-другому: стоишь подолгу в элементарной ситуации, теряешь время. И никому не интересно, что у тебя график. Зато потом очень много возмущений из-за опозданий общественного транспорта. Это, конечно, немного напрягает, но ко всему привыкаешь. Поэтому я за графиком не гонялся, ехал как получается.

По словам нашего читателя, за опоздания водителей не наказывают. Если только нет подозрений, что это делалось осознанно.

— В каждом троллейбусе стоит навигатор, по которому прекрасно видно, как ты едешь. И если 10 машин на маршруте укладываются в расписание, а у тебя опоздание 15 минут, то придется отвечать на неприятные вопросы. Такие водители обычно говорят, что на рейс выделяется недостаточно времени. Да, в сравнении с автобусами у нас на один и тот же маршрут времени действительно меньше, приходится ездить быстрее.

— Не из-за опоздания нарушают, а просто потому, что такие люди, —считает Sven12.

Собеседник говорит, что иногда водители троллейбусов вынужденно нарушают ПДД — например, на площадях, где приходится смещаться не глядя на разметку, просто чтобы не оторваться от линии.

— В курсе и наш отдел безопасности движения, и ГАИ, как я понимаю, потому что нас по этому поводу не трогают. Разумеется, в таких ситуациях проявляешь уважение к другим участникам и пропускаешь. Да и осознание, что в случае ДТП именно ты будешь виновником, как-то наглости не добавляет. Ведь если авария, то гаишники не посмотрят ни на нашу линию, ни на специфику троллейбуса — накажут по полной программе. Мы говорили руководству о проблеме, но воз и ныне там.

В этом и заключается особенность троллейбуса: маневренность ограничена, мы на привязи. Если видишь, что где-то авария, то уже заранее прикидываешь, объедешь или нет. Иногда маневрируешь на таких отклонениях от линии, что самому страшно. А случается, что не можешь проехать — стоишь. Для кошелька это плохо: выплатят только обычный тариф, премия полагается за работу в движении. По чьей вине простой, никого не волнует.

В Минске используется несколько модификаций троллейбусов. Старые ЗИУ наш читатель не застал. Ездил на машинах от МАЗа и «Белкоммунмаша».

— По удобству они, конечно, разные для водителя. Мне, например, больше нравились новые модели «Белкоммунмаша» — 321 (короткая) и 333 (гармошка). В них кондиционер, система пожаротушения автоматическая, панорамное лобовое стекло. В МАЗах кондиционера нет, зато зимой теплее, да и передняя панель удобнее.

— За состоянием состава следят так себе. Не горит, например, фара или какой-то габарит, появилась сильная вибрация, разбиты тяги, отломалось крепление амортизатора, шумит центральный редуктор, течь масла где-нибудь или люфт карданного вала — это, как нам говорят, на скорость не влияет. Оставляешь заявку на ремонт, но такие проблемы, как правило, никто не устраняет. Пишут в книге троллейбуса: «Проверено», «Нет в наличии», «На ТО-1», «На ТО-2». Чаще всего нужных запчастей просто нет. 

Впрочем, когда водителю очень надо, то всё находится, но из-под полы и за отдельную (водительскую) плату. Платишь за запчасть, которая нужна, ну и ребятам же нужно что-нибудь дать.

— В троллейбусе предусмотрено автоматическое открытие дверей, если вдруг кого-то зажало. Или, например, блокировка хода при незакрытых дверях, причем работать она должна на каждую дверь: если хоть одна открыта — троллейбус не поедет. Но есть водители, которые эту систему отключают, потому что им нужно быстрее уехать с остановки. Обычно это те, кто гоняется за графиком. Тумблеры находятся под пломбой, но при желании можно подлезть тонкой отверткой и отключить их. Вот этим и объясняются случаи, когда пассажира зажало дверью, а водитель начал движение. 

Говоря о техническом состоянии общественного транспорта в Минске, водитель отметил:

— Если бы люди знали, на чем ездят, то автомобилей в городе было бы еще больше.

О тех, кто конфликтует

Неприятные ситуации с пассажирами могут возникать на ровном месте даже с учетом того, что наш собеседник считает себя человеком неконфликтным.

— Я не ругаюсь, не грублю — какой смысл? Если пассажир совсем достал — указываю на телефонные номера нашего парка, предлагаю звонить туда и жаловаться, —пояснил он. — А конфликты случаются разные. Как-то не сработала кнопка открытия передней двери, а в следующий раз дверь все же открылась. Подходит возмущенная женщина: «Вы переднюю дверь только избранным открываете?» И вот что ей ответить?

Одним пассажирам не нравится, что водитель едет медленно, другим кажется, что он едет быстро. Часто высказывается недовольство, когда нет сдачи с крупной купюры при покупке талона.

— Случаются конфликты из-за того, что едешь по сокращенному или измененному маршруту. Такое происходит в случаях, когда сильно опаздываешь или впереди ДТП, которое не объехать. Либо напряжение в линии пропало — такое тоже бывало. Центральный диспетчер тебя разворачивает, а ты доводишь эту информацию до пассажиров. И тогда начинается: «А почему? А кто вернет деньги за оплату проезда? Я буду жаловаться!» И опять-таки каждому не объяснишь. Кстати, если троллейбус сломался и пассажиры дальше едут на другом (по тому же маршруту), то талончик или оплата проездным признаются ревизорами, так как замена троллейбуса произошла не по вине пассажиров. Так что не за чем просить вернуть билет.

Зачастую, особенно в позднее время, в транспорте засыпают те, кто уже хорошо отдохнул. Что делать на конечной остановке с подвыпившим мужиком, который храпит, расплывшись на два сиденья?

— По инструкции мы должны вызвать наряд милиции, так как не имеем права и пальцем прикоснуться к пассажиру. Но, опять же, это теория. По факту идешь и пытаешься разбудить. Милиция чаще всего едет долго, а стоять и ждать полчаса — это мои деньги, я уже говорил. Определенный риск, конечно, есть. Неизвестно, что спросонья этому человеку придет в голову, может, решит затеять драку. Знаю, что такое бывало, но, к счастью, не со мной.

Сам я лишь однажды вызывал милицию. У меня из троллейбуса на диспетчерской станции вышел мужчина и улегся спать под передним колесом автобуса, стоящего рядом. Пришлось разыскивать водителя, звонить в «102». Наряда я не дождался, поэтому не знаю, чем все закончилось.

О тех, кто что-то потерял

Нередко пассажиры что-то оставляют в салоне транспорта. Чаще всего это перчатка, шапка, зонт. Но бывали случаи поинтереснее.

— Однажды в троллейбусе упал мужчина. Он был в нетрезвом состоянии — не удержался. Упал и потерял золотой зуб, — рассказал водитель. — А моему коллеге пассажир передал кошелек с крупной суммой денег — тоже кто-то потерял. Нашли владельца по информации на банковской карточке, он отблагодарил. У меня был случай: нашел в салоне золотой браслет. Тоже вернул владельцу, благо он сам обратился в диспетчерскую, иначе где его искать?

А как-то раз в троллейбусе оставили пакет с портативным проигрывателем и еще какой-то мелочью. Я отвез это диспетчеру, но, насколько мне известно, никто за ним так и не явился.

Водитель видит, когда пассажир не оплачивает проезд: не пробивает талончик либо не прикладывает проездной к валидатору. Есть определенное чувство обиды, потому что из этих денег складывается зарплата перевозчика.

— Чаще всего проезд не оплачивают студенты. Но есть и категория принципиальных безбилетников — не знаю, что ими движет. А что в реальности я могу сделать с таким человеком? Разве что стоять, пока он не покинет салон, но это, опять же, время, а у меня график.

Да, у нас есть право проверять оплату проезда, но какой в этом смысл? Квитанций на оплату штрафа у водителей нет. Документы требовать также не можем. Именно поэтому в 99% случаев водители контролем и не занимаются: для нас это лишняя нервотрепка, а «зайцам» мы ничего не сделаем. Я же не брошу машину, чтобы его догнать.

Это вечная проблема и камень преткновения во взаимоотношениях водителей общественного транспорта с пассажирами. В автобусах, троллейбусах, даже электробусах летом бывает жарко, а зимой — холодно. Наш читатель говорит, что зачастую в этом нет вины водителя.

— В новых троллейбусах установлены новые обогреватели. Они хорошо греют, вентиляторы выдувают это тепло в салон. В старых машинах вентиляторы заменили на менее мощные, дуют они слабо. Поднесешь руку вплотную к обогревателю — тепло. А в 10 см от него холодно.

Летом одинаково жарко везде. Я видел троллейбусы с кондиционерами в Минске, но они были на заводской обкатке. Дальше, как я слышал, их отправили в Россию. У нас на линии мне такая техника не встречалась. Летом пассажирам приходится уповать на форточки, а зимой — на исправные печи.

Был однажды случай, когда водитель включил отопление в салоне. Чистая случайность: кнопки включения света и отопления находятся рядом, вот он обе и нажал. Люди, разумеется, пожаловались.

— Иногда пассажиры подходят с вопросом: где расположена какая-нибудь улица или как попасть по нужному адресу? Если я знаю — отвечу, конечно. Тогда слышишь слова благодарности, настроение немного поднимается.

Про позитив в общении с пассажирами, наверное, всё.

— Немного о взаимоуважении между водителями. Бывает, постоял в заторе, едешь с опозданием. А перед тобой заехал троллейбус, который нигде не стоял, может быть даже движется с небольшим плюсом по времени (допустимое отклонение — от –5 до +3 минут). По графику ты должен быть впереди, но получилось как получилось. Тогда начинаешь моргать дальним светом — это просьба ехать быстрее или пропустить. Лично я не вижу проблемы: вышел на остановке, накинул жилет и пошел оттягивать от линии «колы» (так мы называем токоприемники). Пропустил и поехал спокойно дальше.

Но бывает, что, как ни моргай фарами, другой водитель тебя не пропускает — ну человек такой. В итоге опоздание и разговоры с недовольными пассажирами, что, понятное дело, настроения не поднимает. Всем же не объяснишь специфику работы.

Руководство. Еще одна ложка дегтя

Взаимоотношения с руководством могут складываться непросто вне зависимости от профессии. Теперь Sven12 вспоминает обо всем спокойно, говорит, люди бывают разные.

— Я бы не сказал, что все плохие, у меня особых конфликтов не было. Но когда приходит жалоба от пассажира, то начальство не разбирается. Работник получает выговор, возможно его лишат премии и так далее — руководство водителей не слышит. Спасает видеорегистратор: даже просто запись разговора с пассажиром может многое прояснить. Если записи нет — «расстреливают» водителя, потому что пассажир всегда прав. И это огорчает.

— В целом руководство очень часто не хочет идти навстречу. И это аукается. Водителю не дадут внеплановый выходной, он потом, к примеру, откажется выйти поработать, когда попросят. Хватает нюансов, все же люди.

Наш читатель ушел из троллейбусного парка, как он сам говорит, на повышение. Тем не менее о своей предыдущей работе говорит с теплотой.

— Она интересная, по-своему втягивает, дисциплинирует во всех планах. Но при этом водить троллейбус — это тяжелый труд. Устаешь и морально, и физически. Ночные подъемы, конфликты на дорогах и с пассажирами. Проведешь смену в нерегулируемом кресле — встать сложно.

Мужчина не жалуется, тем более что его нынешняя работа не легче. Он подводит итог:

— В троллейбусный парк нужно идти хорошо все взвесив. Романтики там немного, точнее, ее вообще нет. Но мне работа нравилась. Все равно это движение, даже если движение, с позволения сказать, сидя. А движение — это, как известно, жизнь.

// Фото: Александр Ружечка

Поделись с друзьями