С синдромом Дауна стал директором! История успешного минского бизнесмена

ОбществоЭкономика
Поделись с друзьями

Год назад мы задумали проект «Маленькое дело», даже вышел его пилотный выпуск, в котором мы рассказали о топ-менеджере, рискнувшем открыть свой личный небольшой бизнес — магазин полезного питания и кофейню. За этот год многое изменилось. Мир накрыла волна пандемии, заставившая многие компании оказаться на грани выживания, в стране разразился политический кризис, затронувший в том числе и многих владельцев частного бизнеса, пишет onliner.by.

Но несмотря на это, мы видим, что предпринимательская активность не исчезла — белорусы продолжают создавать интересные проекты вопреки сложностям. Есть смысл и дальше рассказывать о таких инициативах, следить за их развитием и возникающими проблемами. А значит, мы продолжаем «Маленькое дело» в партнерстве с компанией А1.

Возможно, вам будет интересно, что стало с героем нашего первого выпуска. К сожалению, кофейня закрылась месяц назад, а вот развитие онлайн-магазина набирает обороты, ребята даже стали импортерами некоторых продуктов в нашу страну. Так что можно сказать, что, проявив гибкость и смекалку, они смогли выжить.

Сегодня мы продолжим тему кафе и расскажем вам об очень необычном проекте, который стартовал в самый неблагоприятный для рождения бизнеса период и, несмотря на это, уверенно идет к тому, чтобы его можно было назвать успешным. Мы встретились с создателем кафе Сашей Авдевичем, его сотрудниками и сняли большой видеосюжет о том, как рождалось и развивалось это маленькое дело. В тексте мы систематизировали для вас самые интересные фрагменты нашей истории.

Саша Авдевич хотел отправиться в кругосветное путешествие, но из-за пандемии планы пришлось изменить. Чтобы не терять времени даром, создал сеть кофеен «Инклюзивный бариста», в которых работают только люди с инвалидностью. Проект разросся и стал полноценным, зрелым бизнесом.

Почему кофейня?

Потому что мы занимаемся социальным бизнесом, а кофейня — это социальное заведение. И здесь всего лишь надо было соединить два понятия слова «социальный».

Государственная концепция социальной адаптации выглядит так: ты нанимаешь на работу человека с инвалидностью, а в итоге государство опосредованно платит ему зарплату. Соответственно, у нанятых людей нет никакой заинтересованности в профессиональном развитии, деньги ведь все равно капают.

Мне важно было создать какое-то общественное место, в котором человек с инвалидностью становится частью общества не потому, что он пришел в поликлинику, а потому, что это часть его профессии, здесь он зарабатывает. Как только включается тумблер «монетизация», у инвалида сразу меняется отношение к себе и окружающим: он задумывается о том, как должен выглядеть, как общаться с клиентами и коллегами, от этого зависит его зарплата. Ты становишься персоной, которая оказывает услугу. Никого не волнует, что это за персона. Перестает работать «внутренняя штука», постоянно напоминающая, что ты инвалид, — это твоя честная зарплата, честные чаевые.

Какие у нас козыри?

Конечно, мы необычны тем, что у нас работают люди с инвалидностью. Для многих белорусов увидеть чувака на коляске в роли бариста — уже само по себе шоу. Да, это звучит не очень, но мы рвем шаблоны и пользуемся этим «недостатком», превращая его в преимущество. Я не скажу, что перед нами стояла задача создать шоу, просто мы поняли, что оно действительно есть.

Помимо этого, у нас действительно качественный напиток, который может конкурировать и по вкусу, и по цене с теми, что приготовлены в кофейнях рядом. Мы обучаем наших бариста, они проходят естественный отбор во время обучения и оканчивают курсы далеко не все. Более того, мы контролируем качество самих кофейных зерен.

Третье, очевидное преимущество — наш бизнес социально ориентированный, мы можем получить преференции от государства, договориться о льготах на аренду, найти партнеров, которые пойдут нам навстречу. Мы этим постоянно с удовольствием пользуемся.

Так, мы предлагаем крупным коммерческим партнерам, готовым вкладываться в социальные проекты, понятные и быстро реализуемые решения, не только быстро приносящие имиджевый капитал, но и реально повышающие качество жизни сотрудников.

Например, в компании А1 стоял вендинговый кофейный аппарат. Мы предложили устроить на его месте кофейню с бариста и при этом стоимость кофе для сотрудников компании оставить прежней. Для того чтобы реализовать этот проект, мы попросили разрешения работать за символическую плату. Нам пошли навстречу. И я считаю, это прорыв, когда компания получает полноценную кофейню со стоимостью продукции для сотрудников по цене вендингового аппарата, одновременно с этим меняет атмосферу всего магазина и реализует крутой социальный проект.

Сколько получает наш бариста?

Это зависит от точки. На самой прокачанной, которая находится на улице Интернациональной, он зарабатывает 50 рублей в день плюс чаевые. Чаевые могут быть от 5 до 100 и более рублей — на сколько «наулыбаешься». Это считается хорошим заработком. Хуже — 30 рублей в день плюс чаевые.

Для сравнения: на старте наш первый бариста Наталья зарабатывала рублей 50 в неделю (это без чаевых). Мне тяжело было оправдывать такую зарплату, но мы договаривались. Я выступаю за государственные дотации, но считаю, что они должны идти в первую очередь на обучение людей.

Помешала пандемия?

Первую кофейню на Романовской Слободе я открывал в самый пик первой волны пандемии. Все говорили: это будет провал, что же ты делаешь?! Ребята, которые собирали нам столешницы, вообще отказались делать что-то в рассрочку, попросили деньги вперед. Они честно признались: вряд ли ты вообще вытянешь, все это смешно и никому не нужно.

Когда первая кофейня все-таки выстрелила, она всем понравилась и начала приносить прибыль, стало появляться все больше людей, которые начинали верить в жизнеспособность проекта. Несмотря на пандемию, мы становимся все более популярными, прибыль и штат сотрудников постоянно растут.

На какие деньги все это создавалось?

Первая кофейня была построена на деньги, которые я откладывал на кругосветное путешествие. Я изначально рассчитывал вложить $3—5 тыс., думал, этих денег вполне хватит на создание маленького бизнеса. Наивный!

В итоге первая кофейня стоила около $8 тыс. Сумма не такая существенная прежде всего потому, что площадь была небольшая — 10 «квадратов». Нам не пришлось прокладывать коммуникации, значительная часть денег ушла на адаптацию рабочей среды под наших сотрудников: требовалось продумать особенную мебель, отдельные проезды и проходы.

В головном магазине А1 открытие кафе имело свою специфику: нам нужно было адаптировать дизайн стойки, витрин, вывески, всей мебели под общую концепцию магазина, ну и статус у этой кофейни несколько иной. Кофемашина стоит около $7 тыс., кофемолки — по $2 тыс., холодильник — $3 тыс., стойка и светящееся меню обошлись еще примерно в $15 тыс.

Третья кофейня — это уже отдельный, личный проект. Это кафе называется «Две полоски» — и с ним связано море ассоциаций. Я сам из Лиды, этот город ассоциируется с лидскими кроссовками, отличительная черта которых — две полоски. Две полоски могут напоминать и положительный тест на беременность, а также след от инвалидной коляски. Это первый в истории Беларуси и один из первых в мировой истории коммерческих проектов, в рамках которого работают только люди с инвалидностью первой группы. Мы еще только начинаем и хотим привести все к отработанному кейсу по открытию такого рода кафе.

Здание принадлежит церковному фонду, пускать сюда простых коммерсантов не очень хотели — и вот пригласили нас. Идея быстро начала реализоваться, правда, пришлось делать много по ремонту. В общем, цену вопроса я бы оценил в $25 тыс. Для того чтобы осилить эту сумму, пришлось взять кредит.

О нашей команде

Дмитрий — пришел к нам после курсов бариста, которые мы организовали вместе с А1. На курсах обучались 70 человек, причем только 5 стали выпускниками. Среди них Дима. Он живет в Минске, у него трое детей — все дочки.

Наши самые гламурные сотрудники — Алексей и Даша. Фишка в том, что все бариста у нас работают поодиночке и только они — в паре. Даша приехала из Витебска, Леша — из Орши. Можно сказать, что они совершили «прыжок веры», отправившись в столицу на заработки, не понимая в полной мере, как все пойдет дальше.

Татьяна — дизайнер и идейный вдохновитель многих идей проекта. Она придумала весь этот технологический, инклюзивно доступный дизайн. Она же представила его в изображениях, работала со строителями, на стене в кафе «Две полоски» висит ее картина.

Вася — директор кафе «Две полоски». Когда мы только открыли первое кафе, я понял, что нам нужен человек, который будет постоянно общаться с посетителями, ведь большинство людей с инвалидностью, в том числе и наши бариста, — интроверты, и им тяжеловато раскрыться. Первое время таким человеком был я, потом появились другие задачи, стало понятно, что эту функцию надо кому-то делегировать. Вспомнил про Васю, актера в интернет-сериале «Кто, если не мы», который мы раньше снимали.

Вася оказался незаменим. Он максимально общителен, легко идет на контакт с людьми, и они отвечают ему взаимностью. Со временем круг компетенции Васи расширился, он начал помогать по организационным вопросам и постепенно дорос до директора. Сегодня он первый в Беларуси официально зарегистрированный директор с синдромом Дауна. Сейчас Вася на самом деле душа нашей компании.

А еще он человек, способный решать вопросы, если нам необходимо что-либо согласовать с той или иной инстанцией. Вася абсолютно не стрессует от сидения в очередях или от бюрократических проволочек. Ему все это в кайф.

Хотите открыть кофейню? Подводные камни

  • Арендная плата. Это самый ощутимый подводный камень, который вы очень быстро почувствуете. Хорошее место в центре города стоит нереально дорого. И здесь мы круто выигрываем, потому что предлагаем именно социально ориентированный проект. Чаще мы платим символически, как, например, в головном офисе компании А1.

Если вы планируете открыть кофейню в центре города и рассчитываете платить за аренду помещения полную стоимость по средним столичным расценкам, вам надо с самого начала очень четко понимать, как вы будете зарабатывать на эту аренду. Спойлер: сделать это будет очень нелегко.

  • Медийный капитал. Очевидной составляющей успеха всех наших открытых кофеен стало правильное информационное сопровождение. Это очень помогло, когда я открывал кофейню на Романовской Слободе. Задолго до того как мы начали работать, я рассказывал в соцсетях о своих идеях, обсуждал их с читателями, делал отчеты о проделанной работе… В общем, при открытии публика была уже «прогрета». Что касается кофейни совместно с А1, все прошло примерно по тому же сценарию. Мы подробно рассказывали в соцсетях о каждом нашем шаге, так что к моменту старта о нас знали уже многие, и это принесло результаты: продажи в первые дни были значительно выше (500—600 рублей), чем сейчас (350—400 рублей), когда мы уже вышли на стабильное плато.

У одного нашего Васи медийный капитал такой, что люди начнут приходить, даже если он просто будет стоять у входа и поливать цветы в вазонах. Если же я буду в это время общаться с Васей, людей придет вдвое больше.

  • Заинтересованность сотрудников. Вы горите своей идеей, но это не значит, что ваша кипучая энергия автоматически передастся всей команде. Проблема бариста, который «тухнет» на работе, классическая. В нашем случае она решается потому, что для многих ребят участие в проекте — первая за долгие годы возможность реализовать свои амбиции, начать полноценно участвовать в жизни общества.

К чему мы стремимся?

Мы хотим создать YouTube-шоу «Кафе „Две полоски“» с Васей в главной роли, которое будет выглядеть примерно так же, как сериал «Дежурная аптека». Каждую неделю мы будем выпускать короткую серию, рассказывающую о жизни заведения.

В здании, где мы открылись, есть еще много свободного места, в 20-х годах прошлого века это была богадельня — место, где немощные и инвалиды находили себе пристанище. Я рассчитываю, что у нас получится создать здесь инклюзивный хостел, посетители которого смогут оплачивать проживание работой в кафе. Также совместно с А1 мы планируем открыть еще одно кафе в Минске и Бресте.

Совершенствуя бизнес-процессы, мы планируем подготовить крутую франшизу, которая постепенно завоюет Украину, Россию, а потом, быть может, и весь мир. Нам уже многие пишут с предложениями, но мы не займемся вопросом вплотную до тех пор, пока не отточим все детали. Цели представляются вам амбициозными? Кому-то казалось амбициозным то, что мы открываемся в разгар пандемии и рассчитываем на успех.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button