Под Жлобином нашли обломки советского самолета, сбитого во времена ВОВ (фото)

В странеОбщество
+3
-1
Поделись с друзьями

Как известно, у каждой белорусской деревни есть танк/самолет/пароход в болоте. Ну, за старой осиной, в нее еще молния ударила в 1969-м. Для Жлобинского и Рогачевского районов это не байки, там лес усыпан нашим авиационным металлом. Авиация долбила немецкие укрепления и колонны, иногда Ил-2 и бомбардировщики летали без нормального сопровождения. Немецкие истребители сбивали их десятками — но прилетали новые… В глухом лесу под Жлобином поисковики откапывают ленд-лизовский «Дуглас». Надеются спустя 78 лет после пропажи найти четверых летчиков.

Собрать «Дуглас» из кусочков

— …Сворачиваешь с грунтовки в лес, а там уже не заблудишься,обнадеживает в комментарии Onliner по телефону командир поискового отряда «Днепровский рубеж» Александр Лукашук. — И мы будем в яме. Если проедешь. Ну и связь там не работает.

С такими координатами невозможно потеряться. Можно только сесть на брюхо посреди тайги и исполинских комаров.

Через миллион километров (а говорили «три с половиной»!), когда гипотетическая колея перестает вообще угадываться, действительно есть яма.

В ней люди. И торчащий из земли самолетный двигатель на глубине метров двух от поверхности. Это он так ушел от удара. Выглядит целым — протри, подсоедини арматуру и запускай. Douglas Aircraft Company может гордиться сохранностью многих узлов, пролежавших 78 лет в болоте. Правда, сама фирма не сохранилась.

На старом полимерном баннере разложены мелко перемолотые кусочки того, что когда-то было красивым бомбардировщиком.

Поисковики говорят, с металлоискателем тут ходить бесполезно, весь лес звенит. Когда самолет упал и, похоже, взорвался, обшивку разметало на десятки метров. То, что помассивней, ушло в землю. Один двигатель вот почти откопали. Надо бы найти второй, бог знает, куда он улетел.

Здесь работают добровольцы из нескольких отрядов: жлобинского «Днепровского рубежа», рогачевско-жлобинской «Звезды» и гомельской организации «Ніколі не забудзем».

Сейчас-то чистенько и сухо. А было болото — откачивали мотопомпой воду, вручную выгребали грязь, собирая самолет по кусочкам.

— На деталях почти не видно коррозии. Хомутиком с надписью Chicago хоть сейчас обжимай шланг. Клапан двигателя блестит на солнце как новый. Латунь и бронза выглядят так же, как 80 лет назад. Железо ничего не слышало о ржавчине.

От самих летчиков пока мало что нашли — перчатку с остатками кисти и кусок шлема с частью черепа. Но если попадаются фрагменты тел, это уже компетенция военных из поискового батальона.

«На самолете»

А как вообще нашли-то? Просто так найти самолет в этих местах невозможно, нужна наводка. Вообще, в конце 1943 — начале 1944 года тут много нападало, но подняты и идентифицированы единицы.

Лукашук говорит, что конкретно в этом случае навел знакомый охотник, который, в свою очередь, слышал о самолете от предков:

— В болотной воде масло периодически всплывало, да и металл на поверхности попадался. Видно, после войны люди тут добывали дюралюминий для своих надобностей, ложки-вилки делать…

В декабре 1943-го эта территория была под немцами. Неподалеку находилась деревня Голы (белорусский вариант — Галы, именно он фигурирует в донесениях), там у немцев проходила линия обороны. Ее и следовало бомбить. Скорее всего, в деревне знали, что неподалеку упал самолет, помнили об этом и после войны. (С другой стороны, а где тут не упал самолет?) «Никто не забыт», это само собой, но руки до него при советской власти так и не дошли. А потом все знающие вымерли. Деревня исчезла в 1983-м, теперь там джунгли.

Все, да не все. Каким-то чудом, от отца к сыну и дальше в обиходе образовался охотничий топоним — «на самолете». Имелось в виду как раз место падения — например, «Встречаемся на самолете», «Вчера ходил на самолете, никого не добыл» и так далее. В общем, если бы не это устойчивое выражение, кое-кто, возможно, и оказался бы забыт.

Что за самолет?

Douglas A-20 Boston — средний бомбардировщик, поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Говорят, песня «Бомбардировщики» (про «на честном слове и на одном крыле») как раз про него — очень живучий был самолет.

«Колом пошел вниз»

Чтобы идентифицировать самолет, поисковикам пришлось зарыться в архивы. Начинали-то копать, не зная, что это вообще упало.

— Увидели на деталях надписи — не наши, но и не немецкие, — рассказывает Александр Лукашук. — По маркировке поняли, что «американец», стали пробивать. Определили, что это «Дуглас А-20 Бостон», выяснили, где они воевали, в каких подразделениях. Оказалось, что в наших краях на «Дугласах» летала 221-я авиадивизия. Начали примерять к журналам боевых действий, и выяснилось, что 5 декабря 1943 года не вернулся экипаж, есть четыре фамилии.

По данным поисковиков, в самолете находилось четыре человека: командир экипажа — лейтенант Шурепов, штурман — младший лейтенант Горбунцов, стрелок-радист — старший сержант Карнаухов и воздушный стрелок — сержант Баинбаев.

Похоже, нашелся и свидетель падения. В сети довольно известна расшифровка дневника Анатолия Дзяковича (оригинал находится в Госархиве Саратовской области). Там вообще много полезного, но неожиданно обнаружилась привязка к нашему «Дугласу».

Дзякович после плена партизанил в этих местах. И именно в его тетрадке имеется абзац, датированный 5 декабря 1943 года (день сталинской Конституции). Этот праздник партизаны встречают, сидя в яме, которая постепенно заполняется водой — ее надо вычерпывать. Рядом немцы, но фронт уже слышен, люди периодически видят советские самолеты, которые летают бомбить немецкую оборону в районе Красного Берега. А вот, похоже, и про «Дуглас» Шурепова:

«Сегодняшний день смело можно назвать днем авиации. Столько самолетов в небе в течение дня еще не было. Имел место и воздушный бой, в результате которого был сбит бомбардировщик — вероятно, наш. Он из строя колом пошел вниз, защищали их три истребителя. Нападали девять».

В штабном донесении все описано несколько иначе. Получается, что в тот день экипаж уже один раз отбомбился, вернулся на аэродром за грузом и пошел на второй заход. Успел ли отбомбиться вторично, толком не понять. Вот выписка из журнала боевых действий 8-го гвардейского бомбардировочного авиаполка за 5 декабря 1943 года:

«Второй вылет по северной окраине Мормаль (деревня в Жлобинском районе. — Прим. Onliner) и по нас. пункту и ж. д. станции Красный Берег. < …> Со второго вылета из группы гв. капитана Соколова не вернулся экипаж: гв. л-т. Шурепов, штурман, гв. мл. л-т Горбунцов, стрелок-радист, гв. ст. с-т Карнаухов, воздушный стрелок, гв. с-т Баинбаев. В районе цели группу атаковали два ФВ-190, в результате сбит самолет гв. л-та Шурепова, упал в лесу у нас. пункта Галы. Из состава экипажа выпрыгнул на парашюте один человек, предположительно, штурман».

Рогачевский треугольник

Бомбардировщики и штурмовики не приучены вести воздушный бой, для этого предназначены сопровождающие их истребители. Если сопровождения нет и замечен противником — значит, не повезло. Истребители легко сбивают менее подвижную технику.

По сути, эпизод с «Дугласом» 5 декабря 1943 года — только начало интенсивного падения самолетов в этой местности. В последующие месяцы при штурмовке мы расходовали здесь в основном штурмовики Ил-2.

Вообще, треугольник Рогачев — Жлобин — Бобруйск примечателен тем, что над ним в конце 1943 — начале 1944 года много чего происходило. И падало. Особая история — события 21 и 22 февраля 1944-го. Похоже, в здешних лесах настоящее кладбище советских самолетов. Только с их учетом сложно, на каждый случай охотников с топонимами не напасешься.

В начале 2000-х мне довелось общаться с рогачевским краеведом Михаилом Макаровым (теперь-то он уже умер).

Рассказывал, в окрестных деревнях еще в 1970-е использовали авиационные пушки в качестве столбов для забора — пока не заметили да не отобрали.

Пока Макаров был жив, пытался систематизировать сведения про сбитые над районом советские штурмовики. Утверждал, что счет идет на десятки. Причиной называл как раз отсутствие сопровождения, что довольно трудно понять во второй половине войны. Похоже, систематика Макарова ушла в песок.

Что известно про экипаж?

Вернемся к «Дугласу». Про офицеров поисковики знают побольше, с сержантами сложнее. Командиром самолета был гвардии лейтенант Полиен Алексеевич Шурепов 1915 года рождения (28 лет на момент гибели).

Родом из Горького (Нижний Новгород).

Воюет с мая 1943 года — таким образом, отвоевал семь месяцев. Награжден Красной Звездой. В учетной карточке написано, что участвовал в финской кампании 1940 года.

Штурман — младший лейтенант Иван Дмитриевич Горбунцов (Пензенская область, деревня Вачелай) тоже с Красной Звездой — за то же, что и командир.

Инициалы Карнаухова и Баинбаева неизвестны, надо искать.

Найти родственников этих людей еще предстоит.

+3
-1
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button