Общество

Старый замок в Гродно начали украшать наружным декором

Старый замок в Гродно всегда был местом притяжения для местных жителей и гостей города. Сейчас к рядовому интересу добавилось еще и жгучее любопытство: что же происходит там, за строительной оградой, увешанной грозными табличками «Проход запрещен» и «Осторожно, опасная зона»? Невооруженным глазом видно, что творится что-то грандиозное: вырастают стены, башни, контрфорсы. В последнее время начали появляться изящные декоративные элементы, которым предстоит превратить невзрачное в недавнем прошлом строение в элегантный дворец, каким его, возможно, и видел король Речи Посполитой Стефан Баторий.
Декоративные элементы уже устанавливаются.

Наследие Гуччи

В цеху Гродненского камнеобрабатывающего завода стоит оглушительный шум. На станок для черновой обработки как раз поступила очередная глыба серо-желтого песчаника, рассказывает sb.by. Пока сложно поверить в то, что этому грубо отесанному параллелепипеду суждено превратиться в множество экзотических цветов, невероятной красоты орнаменты, фигурки удивительных существ и вполне узнаваемых животных. Здесь же, в цеху, изготавливаются и балясины для ограждения прогулочной площадки на крыше замка, куда посетители смогут подняться по винтовой лестнице, пройдя под сводчатыми потолками верхнего этажа.

Так выглядят детали декора гродненского замка.

Чтобы вернуть замку внешний вид конца XVI века, когда королевский архитектор Санти Гуччи завершил строительство очередного шедевра, необходимо изготовить несколько тысяч самых разных декоративных элементов только для внешней отделки. Ведь известно же: период возведения гродненского замка пришелся как раз на этап расцвета его творческого гения.

Каждый элемент декора — ручная работа. Машинная обработка возможна только на начальном этапе, когда камень нарезается на пластины нужного размера, на которых набивается контур рисунка. Дальше за работу принимается скульптор. Станислав Круковский на вертикальной доске старательно выкладывает из пластилина фигурку херувима. Прежде чем приниматься за обработку песчаника, образ сначала должен проступить на пластичном материале:

— Каждую модель необходимо утвердить у научного руководителя проекта. Еще ни одна не проходила утверждение с первого раза. Пока что мы делали детали по фотографиям аналогов, изготовленных самим Санти Гуччи. Для этого специалисты выезжали в Польшу, снимали с разных ракурсов различные детали декора. Сейчас делаем четырех ангелов. Несмотря на общий для всех пластилиновый шаблон, каждый будет изготавливаться индивидуально и каждый будет неповторим. Да что там говорить… Даже любой из тысяч листиков на кессонах (это декоративные пластины для отделки арок и потолков) будет не таким, как остальные.

Станислав Круковский сначала делает макет из пластилина, а потом переносит образ на камень.

Скульптор Сергей Жильский дополняет мысль коллеги:

— Работа сложная, но интересная. Перед тем как начать изготовление кессонов для входной арки дворца, мы детально изучили аналогичные изделия авторства Санти Гуччи. Оказалось, что все они украшены фантастическими цветами, ни один из которых не повторяется. Так что о поточном производстве здесь речь не идет. Например, отделка арки — это около 100 элементов с разным рельефом. Я рад, что сейчас занимаюсь этим делом. Знаете… Мое детство прошло у стен замка. Я жил в четырехквартирном доме на улице, на которой стоит замок. Само собой, нынешняя работа вызывает у меня особые, сакральные чувства.

Работа по образцам

Непростым был и подготовительный период. Тендер на изготовление декоративных элементов выиграло общество с ограниченной ответственностью из Гродно, чьим дочерним предприятием является Гродненский камнеобрабатывающий завод. Директор ООО Павел Бузук вспоминает, что конкурировать приходилось в жестких условиях, в том числе и с иностранными компаниями:

— Для нас было принципиально, чтобы такое важное для нашего города дело выполняли именно гродненцы. Мы решили создать свою школу и воссоздать нашу историю в камне. Чтобы выбрать подходящий песчаник для замка, мы взяли образец, который нашли там археологи, и поехали искать. Объехали 5 карьеров в Украине. Не подошел ни один. Проехали по Германии — было предположение, что во времена Стефана Батория песчаник возили оттуда, — тоже ничего не подошло. Случайно, проезжая по Польше, где-то между Краковом и Варшавой, мы нашли карьер, о котором ничего не знали. И когда сравнили образцы, оказалось, что они практически идентичны! Мы нашли то место, где в XVI веке добывали камень для отделки дворца! До этого, кстати, мы успели объехать полтора десятка других мест добычи.

Шлифовальщик Павел Савоськин обрабатывает балясины для прогулочной площадки на крыше замка.

Павел Алексеевич уверяет: самое сложное — попасть готовым изделием в задумку научных руководителей, которые 15 лет вынашивали идею реставрации дворца и к каждой, на первый взгляд, мелкой детали относятся серьезно и даже придирчиво. Требования настолько четкие, что малейшая неточность — и элемент бракуется. По окончании работ фирма собирается сделать музей неудавшихся элементов. Уже с полдесятка наберется. Здесь уверены, что со временем и они обретут свою историческую ценность.

0
0
Поделись с друзьями