Каждый день по 240 кг ручной стирки одежды. Кто и как спасал солдат от инфекции и эпидемий во время ВОВ?

Общество
Поделись с друзьями

В первые послевоенные десятилетия о них не писали книг, не снимали кино и старались замалчивать, что были банно-прачечные батальоны. Тема оставалась деликатной. Подробнее об этом — в материале корреспондента газеты «Минский курьер».

Банно-прачечный батальон

Злые языки болтали, что стирка у прачек этих подразделений — задача второй очереди. А главная — потешить бойцов. Ревнивые жены командиров видели в юных работницах потенциальных соперниц. Даже пускали в ход оскорбления. Но, думается, правильнее всего опираться на мнение Константина Симонова, который в качестве военного корреспондента не раз бывал на передовой и в трилогии «Живые и мертвые» написал: «Девушки, девушки из банно-прачечного! Это про вас-то плетут всякие были и небылицы отвыкшие на фронте от женского тела, изголодавшиеся мужики? И кто его знает, сколько в этом правды и сколько неправды, наверное, не без того и не без этого. Но все равно, главная правда про вас та, что не было и не могло быть на целом свете… лучше людей, чем вы, и не было рук добрей и не брезгливей, чем ваши, и не было стараний святей и чище, чем ваши, — помочь человеку снова сделаться человеком!» На самом деле это они спасли десятки тысяч солдат, имевших все шансы погибнуть не от пули, а в результате эпидемий в окопах.

Однако банно-прачечные батальоны появились на фронте не сразу. И это странно, ведь такой опыт уже имелся годом ранее во время Советско-финляндской войны. Очевидно, что в первые месяцы войны проблема санитарии выпала из поля зрения на фоне прорыва фашистских войск вглубь СССР. Из воспоминаний выживших ясно: эпидемиологическая катастрофа началась под Могилевом в июле 1941 года, где проходили ожесточенные бои с немецкими войсками. По свидетельствам солдат 388-го стрелкового полка, оборонявших рубеж Тишовка — Буйничи — Селец, в результате многодневного нахождения в окопах вспыхнули очаги педикулеза (паразитирование на человеке вшей, питающихся его кровью) и чесотки. Это грозило эпидемией сыпного тифа, переносчиками которого тоже являются вши.

Бойцы, не нарушая правил маскировки, разжигали костры и, сняв белье, подносили его к огню. Вши, сгорая, трещали! Кто-то, зайдя в лес, снимал гимнастерку и бил ею что есть сил о пень. В итоге она становилась красной, так много было вшей. Кто-то вымачивал гимнастерку в бензине, надевал. Паразиты ордой бежали к вороту, и боец стряхивал их ладонью, как снег. Но вскоре они снова появлялись в еще большем количестве. Мыло — дефицит, и в первое военное лето вспомнили дедовский способ. Через золу проливали кипяток, вода становилась мыльной на ощупь. В ней и стирали.

Пик эпидемиологической катастрофы пришелся на осень 1941-го, когда в реках и озерах вода стала ледяной и мыться в ней было сложно. Педикулезом страдали более 80 % военнослужащих. Люди болели дизентерией, тифом, малярией и другими инфекциями. Везло тем формированиям, в местах дислокации которых бои шли попеременно. В дни затишья умельцы из деревенских быстро строили бани в лесу. Иногда устраивали их в блиндажах. Так и спасались.

Травили дустом

Все изменилось в начале 1942 года. Рядом с фронтами стали курсировать поезда-бани. В 14–18 вагонах располагались раздевалки, формалиновые камеры для прожарки вещей от вшей, душевые, прачечная и сушилка, парикмахерская. Паровоз же подавал пар и горячую воду.

В феврале 1942-го вышло постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». Тут же из вольнонаемных женщин создали 200 банно-прачечных и банно-дезинфекционных батальонов. Они разъехались по фронтам и взяли на себя уход за вещами солдат. В день одна женщина должна была в корыте выстирать 80 комплектов одежды, если так можно назвать гору тряпья земляного цвета, пропитанного потом, а часто и кровью, кишащего паразитами. Каждый комплект весил около 3 кг в сухом состоянии. Умножим на 80 и поймем, сколько сотен килограммов прачки ежедневно перетаскивали на себе. А ведь стирали и телогрейки, тяжелые ватники. Часто им попадались гимнастерки с отверстиями от пуль, и становилось ясно, что владелец формы погиб. Ежедневный изматывающий труд, разъеденная кожа, грыжи, стертые в кровь пальцы, чуть ли не полная потеря ногтей — все это профессиональные заболевания фронтовых прачек. Их руки, без всяких перчаток, ежедневно соприкасались с вытравливающими паразитов химикатами. Например, с ДДТ (в народе дуст) — эффективным, но очень вредным для кожи человека средством. А еще использовали скипидар и его мыльный вариант СК-9. Каждодневный контакт с этими веществами разъедал кожу основательно.

Как они отстирывали хлопчатобумажную форму, в которой армия проползла по грязи тысячи километров, остается загадкой. Кроме того, труженицы разглаживали высушенную одежду угольными утюгами, штопали. Вдобавок девушки обстирывали госпитали, отбеливали бинты для вторичного использования.

Перемещались батальоны вслед за армией на гужевом транспорте, погрузив в подводы свои корыта. Так и дошли до Берлина.

Поддать пару

К середине войны санитарные службы обзавелись разнообразной техникой.

На шасси ГАЗ-АА появилась душевая установка «А.Д.». Ее оснастили дровяным котлом. Душевые кабины выносили за пределы машины. В них одновременно могли помыться 16 человек. Появились бани, устроенные в закрытых кузовах грузовиков. Походные бани устраивали в специальных палатках, где устанавливали печи, а воду подавали с помощью автомобильного компрессора. Создали и паровоздушные камеры на базе автомобилей. В них белье обеззараживали паром формальдегида. Появились даже стиральные машины… Белье загружали в емкость и в течение часа руками крутили барабан. Могли бы приладить туда электродвигатель, но где взять электричество на марше?

Благодаря банно-прачечным батальонам к 1943 году заметно снизилась заболеваемость инфекционными болезнями в армии.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button