Виктору Цою сегодня могло исполниться 60 лет. Белорусы рассказали свои истории

Общество
Поделись с друзьями

Сегодня у Виктора Цоя день рождения. Нынче разные люди с разным уровнем талантливости любят перепевать песни этого ленинградца. Некоторые сочиняют новые куплеты к уже существующим его текстам. Иногда даже получается нестыдно. Диджеи загадили весь интернет ремиксами группы «Кино». А местами в компании ряженых лениных и сталиных для фотографирования появляется «Цой».

Виктор Цой

Не факт, что именно это имелось в виду, когда кричали «Цой жив», но спустя 32 года после технической смерти он исхитряется завоевывать новых фанатов, пишет Onliner.


В 1985 году мы были на картошке, кажется, в Брагинском районе. Откуда-то в нашем бараке образовался огромный бобинный магнитофон, а к нему прилагалась катушка с ужасающей записью альбома «45». Ее вроде бы писали через микрофон с другой такой же стремной бобины. Мы крутили эту жеваную пленку без остановки, к концу срока она просто хрипела. Но этого хватало — мы «пели» сами.

Разумеется, нам нравилось вопить: «Время есть, а денег нет, и в гости некуда пойти-и-и». Любому бы понравилось. Ну, кроме куратора, который в силу возраста не понимал, что происходит. Какая-то деревня, разруха, мертвая корова за сараем, Брежнев только недавно кончился, магнитофон скрежещет, мы орем… Что может быть прекрасней!

Это была первая музыка, от которой нас, привыкших к советской эстраде, так сильно повело. И ни одного так и не отпустило.

— Что за бред вы слушаете? — поражался куратор, но запретить уже не мог. — О чем он поет? Чему учит? Какие «алюминиевые огурцы»? Эти глупости вы забудете через год. Есть же нормальные песни, которые переживут время. Вот Эдита Пьеха, например…

Прав был ветеран Партии — Пьеха действительно пережила Цоя.


Перестройка разрешила все, в универмаг Гомеля завезли прям настоящие пластинки «Кино». (Теперь в том отделе продают лампочки и чайники.) Стояла очередь, в нее лезли какие-то тетки — думали, что дают дефицит. Хватали по три пластинки.

На обложке был изображен Цой — так мы узнали, как он выглядит.

Правы были тетки — теперь за такую пластинку дают квартиру в Шабанах. Ну почти.


«Ассу» я посмотрел, когда служил в армии, в увольнении. В ферганском кинотеатре была давка, но мы как-то просочились. Тогда город был наполнен цивилизованными людьми самых невероятных национальностей, никто из них еще не знал, что придется убивать.

В конце узбеки, русские, турки, евреи, корейцы устроили овации. Это, наверное, последний раз в истории города, когда они хлопали вместе.

Но были и недовольные. Наш товарищ весь фильм пыхтел и возмущенно интересовался, зачем мы его на это притащили, потратили увольнение.

Товарищ прав — после этого кино возвращаться в казарму было совсем тяжко. Лучше бы купили пряников.


Во время учебы в Ленинграде (уже после смерти Цоя) мы жили в студенческом общежитии на речке Пряжка. С особой нежностью узнали, что рядом находится психбольница, где Виктор косил от армии.

Ходили белыми ночами смотреть на это душевное место. Конечно, немножко орали под стенами про «денег нет». Получили замечание от сторожа из будки.

Сторож прав, у нас совсем нет слуха.


Как ни странно, число фанатов группы «Кино» постоянно восполняется за счет молодежи, которой это случайно попало в уши. Уже не вытряхнешь.

Делятся чудесными открытиями, связанными с этим именем:

— Моя подружка Надя долгое время была уверена, что слово «Цой» на заборе — это то самое ругательное слово из трех букв, которое нельзя произносить.

Истории читателей

Сергей

В 1988 году на каникулах нас возили в Вильнюс. На вокзале стоял ларек с кассетами. Улучив момент, я сбегал туда уточнить, нет ли каких новинок. Как сейчас помню, там работала душевная тетенька по имени Галина. Она и посоветовала кассету «Кино». Я сначала подумал: ерунда, наверное. Но взял… Притащил кассету в вагон, у одноклассника был с собой портативный монофонический магнитофон — в те времена было модно таскать с собой магнитофон. Заперлись в купе, чтобы не раздражать классную. А через час уже весь вагон выл «Группу крови». Классуха намеревалась отобрать кассету, если мы не прекратим слушать эту гадость.

Уже дома мама услышала «Мама — анархия» и завопила: «Что ты слушаешь?! Чему он вас учит?..» Но однажды (это был период «Звезды по имени Солнце») возвращаюсь домой. Слышу за дверями музыку, захожу — а мама, как в кино «Иван Васильевич меняет профессию», сидит у магнитофона и, погрузившись в свои мысли, слушает Цоя. Спрашиваю: «Мам, ты чего?» Она в ответ: «А кто это поет такие жизненные песни?» — «Так это ж тот, что про анархию пел, плохому учил».

Потом я экономил на школьных обедах, чтобы скопить на билет: намечался концерт на «Динамо» в Минске. В первый ряд не хватило, но на четвертый я с друзьями попал…

Алекс

Сейчас мне 37. Одна из старших сестер в юности была заядлой меломанкой, любила зарождающийся отечественный рок. И особенно группу «Кино». Дома были плакаты, вырезки из газет и журналов, сборник песен с аккордами… Музыка эта звучала каждый день. Я не любил в детстве песни старших сестер, но музыка Цоя все же чем-то цепляла. Гитарные аккорды, голос, хрипящий с дешевых кассет… Так я полюбил с детства эту музыку, она осталась внутри.

Несколько лет назад зашел в комнату к дочкам (им сейчас 8 и 13 лет) — а они слушают «Кукушку» в исполнении Полины Гагариной. Говорю старшей: «Яночка, Гагарина, конечно, хорошо поет, но в оригинале эта песня совсем по-другому звучит и имеет свой глубокий смысл». Включил Цоя. Через пару дней, придя домой, застал детей за прослушиванием всех песен «Кино». С тех пор во всех плейлистах дочерей есть пять-шесть песен Цоя. Я рад.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button