Общество

«У белорусов государство в голове». Девушка из Гродно бросила работу архитектора, чтобы мять глину

Гродненка Вероника Гайдель получила распределение в престижный проектный институт. Однако через несколько лет бросила государственную работу, а за ней и несколько частных фирм, и начала работать на себя. Сейчас она зарабатывает на жизнь керамическими горшочками, глазуроваными чашками, гоголевскими носами.

«Когда я уходила с последней работы, у меня дергался глаз»

«Когда я уходила из последней работы, у меня дергалась глаз», — с улыбкой вспоминает Вероника бывшую жизнь, рассказывая Свободе. Девушку никто не поддержал в ее деле

Тогда никто не поддержал её идею начать собственное дело. Однако девушка работает на себя уже около года. Окупила первоначальные затраты и решила, что больше работать на кого-то она не будет. Правда, бывшие коллеги до сих пор с сочувствием смотрят, как она торгует на улице рядом с другими ремесленниками.

Мастерская Вероники — в частном секторе в центре города. Рядом Неман. Столетний дом остался от бабушки. Девушка сделала в нем ремонт и сейчас ходит сюда, как на работу. Но не с восьми утра, а ближе к полудню.

Хозяйка работает в сапогах для гор и перепачканном красном комбинезоне. Курится печь. На полочках сушатся глиняные носы Гоголя. Крошечные интерьерные домики поглядывают цветными окнами — словно с балтийского побережья. Рельефную птицу-пиалку хочется взять в руки, почувствовать на ощупь. В блюдце скрываются бусы и браслеты. Ряды кубиков из глины еще не решили, чем станут. Но их уже ждут банки с глазурью.

Чай девушка заваривает в чашках собственного изготовления и приглашает за круглый деревянный стол без краски — больше для работы с глиной, чем для чаепития.

«Понимаешь, что делаешь глупости» 

Веронике 31 год. Керамикой занялась случайно, всегда любила работать с формой и цветом. По образованию архитектор, за плечами художественная школа. Свои прежние работы называет «неискренними»: свои обязанности она честно выполняла, но понимала, что делает что-то плохое.

«Мы учили в университете, чтобы делать о человеке и для человека. А на работе делали неизвестно для кого, для денег, для мужчин. Тогда зачем это делать?», — говорит о причинах изменений в жизни мастерица.

К примеру, застройка в виде микрорайонов, согласно исследованиям, вредит психике людей. Западные страны отказались от микрорайонов и перешли на кварталы, где людям проще поддерживать отношения. Но Вероника должна была спроектировать шесть микрорайонов.

Ей не нравилось, что в государственной конторе темп работы был замедлен. Большинство работников, по ее наблюдениям, дневную работу растаскивают на неделю — с перерывами на чай и разговоры с коллегами.

«Я работала быстро. В какой-то момент у меня вся работа закончилась. И я тупо сидела три часа и ничего не делала, так как журналы по архитектуре листать нельзя — это значит, что ты не занимаешься работой. Когда приходила начальница, их нужно было скрывать», — говорит собеседник.

«Сейчас все время моё» 

Неискренность девушка видела и в частных заказах, когда клиент просил сделать проект ландшафтного дизайна, который не совпадал с ее вкусом. По мнению Вероники, нельзя браться за такие проекты.

О местах у частников гродненка вспоминает как о времени неволи. Говорит, что там отпуск надо выпрашивать, а работать полностью нельзя, так как потом начальник будет требовать такие же объемы все время без отдыха.

«Я посчитала, что на постоянной работе у меня на себя было только два часа. Теперь все время моё. Я трачу его на себя, на свою реализацию, на то, чтобы создавать. Никто не говорит, как правильно нужно делать», — радуется мастерица.

На печку заработала, собирая клубнику в Нидерландах

Девушка попала на минские курсы по керамике, которые стоили 200 долларов. Но как наладить работу в Гродно? Приобрести печку для обжига казалось невозможным. Цены колебались около 2 тысяч евро.

«Я за год работы в государственном институте отложила всего 700 долларов, чтобы летом съездить в Черногорию. Зарабатывала около 300 долларов в месяц », — говорит Вероника.

Бросив все работы, гродненка поехала собирать клубнику в Нидерланды. За месяц заработала на печь. Купила ее по дороге, в Чехии, 1800 евро, 300 евро ушло на растаможку.

«Моё «достойно» может быть и здесь» 

Девушку поразил подход голландцев к жизни. По ее мнению, они все работы делают максимально хорошо.

«После Голландии мозги у меня повернулись. У нас, белорусов, какая штука в голове, что нельзя заработать, что тебе государство должно. Если хочешь, то бери ответственность на себя, ничего ни от кого не жди, и все будет», — считает Вероника.

По ее мнению, можно заниматься всем, чем угодно, только надо этому посвятить себя. Тогда и любимая работа даст достаточно средств для жизни.

«Я могу поехать в Польшу. И что дальше? Что значит «жить достойно»? Мое «достойно» может быть и здесь. Конечно, это не о деньгах. Это делать то, что ты хочешь», — утверждает собеседник.

Она убедилась, что на государственной службе у человека есть лимит: зарплата не меняется годами, и неважно, как ты работаешь.

Когда работаешь на себя, зарплата может быть от нуля до бесконечности. Ограничения, по мнению мастерицы, у человека в голове. По ее словам, большие возможности дает интернет — например, можно показывать свои изделия в инстаграме , можно рекламировать себя на выставках, фестивалях. Однако Вероника хочет сосредоточиться на искусстве и меньше времени отдавать продажам.

«Ты делаешь чашки, и мозги у тебя повернуты на то, как делать чашки. Продавать — уже вторая профессия, фотографировать — третья, писать тексты в инстаграм — четвертая, упаковывать и отсылать — пятая», — говорит девушка.

На оборудование отдала 10 тысяч евро 

Всего Вероника потратила на оборудование и сырье для работы около 10 тысяч долларов. Самое дорогое — печь. За гончарный круг отдала 500 евро. Глазурь разных цветов, которой она покрывает изделия, стоит по 5 евро за банку. Эти банки занимают полки на двух стенках.

Белорусская очищенная глина, с которой уже можно работать, стоит по 50 копеек за килограмм. Но девушка переходит на испанские глины, которые стоят в пять раз больше.У белорусской глины до 50 процентов брака. Ее нельзя приобрести с сертификацией, гарантией и меткой физических свойств, типа прочности. Иностранные глины сертифицированы.

Обжигает свои изделия мастерица ночью, когда электричество стоит меньше. В месяц за электроэнергию она платит 50 долларов.

Ради искусства нужно «праганчарыць» тонны глины 

Чтобы овладеть керамическим искусством, полагает Вероника, нужно «праганчарыць» тонны глины. Это физически тяжелая работа. В первые месяцы у девушки болела спина, руки. Вероника хочет специализироваться на арт-объектах, интерьерных украшениях, меньше заниматься посудой и подобными вещами, которые имеют практическую ценность.
Она думает, что важно написать манифест, определить, чем хочешь заниматься.«Очень трудно выдержать и не прогнуться под то, что популярно, а делать то, что тебе кажется важным», — рассуждает девушка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

7
0
Поделись с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: