После миллиардного оттока вкладов из банков прошел год. А что будет дальше?

В странеОбществоЭкономика
Поделись с друзьями

В августе 2020-го в Беларуси случился один из самых масштабных кризисов банковской системы. Население в считанные дни сняло со счетов более $1 млрд в эквиваленте. Обналичивали карточки, снимали краткосрочные вклады, закрывали долгосрочные депозиты. В итоге краха не произошло. Но как сейчас себя чувствует банковская система и угрожает ли что-то сбережениям?

Год спустя после миллиардного оттока вкладов из банков. Что будет дальше?

Об этом Myfin.by рассказал исполнительный директор рейтингового агентства BIK Ratings Дмитрий Данильчук.

Как пережили август 2020

– Действительно, в августе прошлого года банковская система пережила серьезный шок: рекордный отток вкладов на сумму более $1 млрд. Но стоит отметить эффективные действия Нацбанка по купированию последствий. На фоне удешевления белорусского рубля и валютного ажиотажа со стороны населения, ограничения Нацбанка на проведение постоянно доступных операций поддержания ликвидности является весьма адекватным решением.

При этом пострадало кредитование. Банки стали меньше выдавать кредитов как населению, так и компаниям.

В нашей истории есть пример, когда Нацбанк пытался регулировать валютный рынок другими инструментами (в частности, Нацбанк осуществлял серьезные валютные интервенции для поддержания курса доллара в заданном коридоре).

Тогда всё закончилось достаточно печально: одномоментная девальвация белорусского рубля примерно в два раза.

Плюс мы видим, как несколько месяцев назад Нацбанк убрал верхнюю границу для ставок по валютным вкладам. Тем самым коммерческим банкам разрешили устанавливать любые ставки по валютным депозитам, что привело к их увеличению примерно в полтора раза. Сейчас ставки достигают 3,5% годовых, когда еще в начале года они не превышали 1,9-2% годовых.

Временное становится постоянным

По оценке экспертов, ограничения ликвидности должны были носить временный характер (несколько месяцев). Но мы видим, что уже год банковская система работает в таком режиме. Почему и как долго это может длиться?

– Операции поддержки ликвидности проходят, не осуществляются только постоянно доступные операции. Двусторонние операции и операции на открытом рынке продолжают осуществляться.

Фото: Myfin.by

При этом на прошедших в 2021 г. кредитных аукционах Нацбанка заявки были удовлетворены на 14,1% (суммарный первоначальный спрос составил 12,0 млрд руб. в январе-июле 2021 г., объем удовлетворенных заявок – 1,7 млрд руб.). Причем большую часть данных средств Нацбанк выдал на аукционах по объявленной ставке, в то время как с 2015 г. по 2020 г. он проводил аукционы только на конкурсной основе по «американскому» способу.

Помимо удержания курса белорусского рубля, цель Нацбанка также в сдерживании инфляции. В случае наблюдаемого снижения средств на депозитах в банках и ограничений в выдаче кредитов овернайт, у банков сужаются возможности для финансирования активов.

При этом ставка рефинансирования не находится сейчас на рыночном уровне, что порождает спрос на кредитные средства со стороны компаний.

Как долго будут держаться введенные ограничения сейчас не знает даже Нацбанк, решения которого будут зависеть от складывающейся на рынке ситуации. Мы можем видеть, что уже более года он не выдает кредиты овернайт, но показатели достаточности капитала и ликвидности банков находятся на приемлемом уровне: на 01.07.2021 показатель достаточности капитала составляет 18,3% (при нормативном значении не менее 12,5%); норматив покрытия ликвидности – 114,4% (при нормативном значении не менее 100%). Это означает, что у банков достаточно средств для стабильной работы.

Что касается устойчивости банковского сектора в целом, то большее опасение вызывает не отсутствие кредитов овернайт со стороны Нацбанка, а финансовое состояние компаний-кредитополучателей.

В общем, ситуация в банковском секторе является пока сложнопредсказуемой.

Валютные вклады тают. Это плохо?

Сейчас ситуация на рынке вкладов снова тревожная. За последние два месяца мы видим значительный отток валютных депозитов, доходящий до $200 млн в месяц. Не угрожает ли это стабильности банковской системы?

– Действительно, отток валютных вкладов физлиц привел к минимальным значениям валютных депозитов в банках. Однако их все еще более $5 млрд, а ставки по вкладам значительно увеличились, что может способствовать замедлению оттока. Но с точки зрения возможности введения валютных ограничений – в краткосрочной перспективе такой угрозы нет.

Фото: Myfin.by

С точки зрения стабильности самих банков, кредитные рейтинги отдельных системно значимых банков находятся на приемлемом уровне.Также не стоит забывать, что банки обязаны выполнять резервные и макропруденциальные требования Нацбанка. Кроме того, в Беларуси действует система гарантированного возмещения банковских вкладов, которая страхует риски населения. Правда, у агентства по гарантированному возмещению банковских вкладов недостаточно ресурсов на потенциальные (маловероятные, опять же, в краткосрочной перспективе) случаи кризисов и нестабильности в ряде системно значимых банков.

Дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от многих факторов, в том числе от социально-экономической обстановки в стране, пандемии и экономического положения в странах-партнерах, и, прежде всего, в России.

Валютные ограничения – «ружье на стене»?

Почему так нервно отреагировал рынок на новости о валютных ограничениях, которые Нацбанк может вводить с 9 июля?

– Мне кажется, что люди излишне остро отреагировали на этот документ. Дело в том, что Нацбанк и ранее мог вводить все перечисленные в нем ограничения. Но теперь в документе прописали согласование этих действий с Совмином, а также конкретный список причин, по которым их можно вводить.

Да, ряд параметров там довольно расплывчат. Например, не указан коридор резкой девальвации белорусского рубля, когда можно ввести ограничения.

Но это не «чеховское ружье», которое специально повесили на стену, чтобы выстрелить в следующем акте.

Я не думаю, что Нацбанк в ближайшее время что-то из перечисленных в документе ограничений собирается вводить. Принятие данного документа – это давно планируемый шаг по гармонизации законодательства в области валютных ограничений.

К слову, в этом же документе были такие важные позитивные изменения, как отмена необходимости физлицам получать разрешения Нацбанка на проведение валютных операций, связанных с движением капитала (что может сказаться на росте инвестиций белорусов в международные рынки капитала), а также отмена требования к юрлицам по получению разрешения на открытие счетов в иностранных банках и другие позитивные изменения.

Что изменилось за год?

Стала ли банковская система стабильнее по сравнению с августом 2020-го?

– Если посмотреть на базовые индикаторы деятельности банков, то можно заметить, что они находятся примерно на уровне августа-сентября 2020 года. Так, например, достаточность нормативного капитала увеличилась с 15,8% на 01.09.2020 до 18,3% на 01.07.2021. Нормативы ликвидности же остались примерно на том же уровне: величина покрытия ликвидности на 01.07.2021 составила 114,4%, на 01.09.2020 – 116,7%; величина чистого стабильного фондирования – 118,8% и 119,7%. При этом для ликвидности банков наиболее тяжелым был ноябрь 2020 года: величина покрытия ликвидности на 01.12.2020 составляла 113,4%, величина чистого стабильного фондирования – 116,6%.

Если рассматривать долю необслуживаемых активов, то она также находится почти на уровне августа-сентября 2020 года: около 5,4-5,5%.

Сложно говорить о стабильности или нестабильности банковского сектора в ситуации достаточно сильной неопределенности. Но по сравнению с докризисным уровнем (еще докоронавирусным) финансовое положение банков точно стало более шатким.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button