Работаю, пока есть плюс: владелец агроусадьбы – о выживании в новых условиях

В странеОбщество
Поделись с друзьями

Хозяин агроусадьбы откровенно высказался об условиях работы, которые скоро могут измениться. В беседе с журналистом Tochka.by он привел пример абсурдного правила и объяснил, почему «бизнес в деревне» имеет право на льготы.

агроусадьба

Владельцы агроусадеб говорят о грядущих изменениях неохотно. Считают, что в этом нет смысла, поскольку даже присутствие на тематических совещаниях в министерствах и исполкомах не позволяет их голосу быть услышанным.

Один из собеседников прокомментировал коротко: «буду закрываться». Другой не исключил, что начнет сдавать свою усадьбу для ночлега, оформив соответствующий юридический статус, то есть, по сути, поменяет причину и следствие. Ведь именно маскировкой гостиничного и ресторанного бизнеса под усадьбы власти объясняют возможные изменения.

агроусадьба
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Lady Tatka/shutterstock.com

Журналист Tochka.by все же нашел представителя сферы, который согласился поделиться «криком души». Впрочем, назвать это «криком» сложно. Петр (имя изменено, его контакты есть в редакции) отметил, что пока все по-прежнему. А к возможным изменениям с 1 июля – даты, до которой нужно пройти аттестацию – он относится спокойно. И готов работать, пока это будет экономически целесообразно.

Все зависит от местных властей

По оценке нашего собеседника, они оказались в ситуации коровы, у которой не спрашивают, что она хочет есть. Владельцев агроусадеб поставили перед фактом: либо принимать правила, либо закрываться, поскольку у них не такая ликвидная недвижимость, чтобы легко «слиться» и, например, сменить профиль.

«Пока в новых правилах нет конкретики, все очень размыто и отдано «на откуп» местным властям. Если они перегнут палку, то все начнет умирать, причем очень быстро», – считает собеседник.

Петр не верит, что изменения пойдут на пользу. Для него очевидно, что жизнь с каждым годом становится сложнее, но пока удается не опускаться до точки минуса, хозяин усадьбы намерен продолжать.

«Мы не можем просто взять – и все закрыть. Нужно слить воду, законсервировать дома, поставить их на хранение. Пока это в целом работает в плюс, закрываться не будем», – уточнил Петр.

И добавил, что многие владельцы агроусадеб имеют только этот бизнес. И никогда не работали как юрлица или ИП. Зачастую это выходцы из деревни, их банально может пугать необходимость вести какой-то учет.

«То, как сейчас меняются правила в отношении агроусадеб, – это еще цветочки по сравнению с тем, какие нововведения и санкции могут применяться к ИП и частным предприятиям» – замечает хозяин агрусадебного бизнеса.

И снова акцентирует внимание на том, как поведут себя местные власти.

Правила должны быть выполнимы

агроусадьба
Фото: SURKED/shutterstock.com

Петр обратил внимание, что условия, которые выставляет государство, должны быть применимы. В качестве примера он привел указание создать места для курильщиков и не допускать курения за пределами данной территории. Ответственность за исполнение возложили на владельца усадьбы.

«Можно включить это в договор или сделать устное замечание, но в любом случае юридическую ответственность за нарушения других несу я. Если отдыхающие закроются в домике и будут курить, как я могу их остановить? Спрашиваю у инспектора – он говорит «не знаю». Заходить и все время проверять, не курят ли постояльцы?», – задается вполне логичным вопросом Петр.

Хозяин усадьбы предложил установить видеонаблюдение под ответственность МЧС. Но представитель ведомства ничего внятного на это сказать не смог. То есть человек, который имеет профильное образование и занимается профилактикой таких вещей, не знает, как это сделать, но требует какого-то решения от владельца агроусадьбы.

Поэтому Петр предлагает авторам любых законов сначала оценивать, насколько они применимы. И реально ли их соблюдать.

И швец, и жнец…

По мнению Петра, усадьба, как только начинает развиваться, перестает быть классической.

агроусадьба
Фото: Likman Uladzimir/shutterstock.com

«Я ездил на совещание в облисполком и столкнулся с таким пониманием, что хозяин агроусадьбы должен ходить в спецодежде, копаться в огороде, быстро переодеваться, встречать людей чуть ли не с гармошкой, проводить экскурсию, бежать готовить еду, укладывать спать, а утром придумывать новые приключения», – рассказывает наш герой.

И предлагает все не смешивать, тем более, что как-то до этого со всем справлялись.

А лучшими оценщиками в эпоху интернета выступают сами гости: если им что-то не понравится, они больше не приедут.

Если же у контролирующих органов есть подозрение, что кто-то маскирует усадьбу под другие функции, то нужно принимать меры по отношению именно к тем, кто это делает.

Документ, устанавливающий новые правила, обязывает вести личное подсобное хозяйство и оказывать не менее двух услуг. Петр может предлагать что-то, но не навязывать, поскольку ситуации бывают разные.

Некоторые, например, не хотят еду с огорода, кто-то специально привозит с собой и готовит на мангале. Приезжали даже вегетарианцы, у которых, как известно, особый подход к питанию. Собеседник полагает, что нереально быть настолько широкоформатными, чтобы всех удовлетворить.

Спор с минским ресторатором

Всем, кто считает, что у владельцев усадьбы слишком льготные условия и они зарабатывают баснословные деньги, Петр рекомендует открыть такой бизнес и оценить ситуацию изнутри.

 

агроусадьба
Фото: HannaTor/shutterstock.com

Однажды он поспорил со знакомым минским ресторатором, который считал, что агроусадьбы перетягивают клиентов, будучи в более выгодном положении.

Петр готов привести множество аргументов, которые делают их преимущество относительным. Например, для ресторана предприниматель может арендовать помещение. Агроусадьба должна находиться в собственности.

Также наш герой предложил минчанину перевезти свой бизнес. Пусть даже не в деревню, а хотя бы в какой-нибудь районный центр.

«Кому я там буду нужен», – ответил ресторатор.

«Когда человек открывает ресторан в Минске или областном центре, он встраивается в готовую инфраструктуру с канализацией, водоснабжением, электричеством, уборкой мусора, парковкой и т.д. Когда мы начинали строить, у нас не было ни воды, ни газа. Свет мерцал от малейшего перепада напряжения – даже когда сосед включал электрочайник. Мы все это создавали с нуля, бегали по инстанциям, оформляли документы, проводили за свой счет. И сейчас с нами так? Все почему-то уверены, что мы делаем деньги из воздуха», – эмоционально высказывается Петр.

Собеседник подчеркнул, что усадьба – это «длинные деньги». И сложно вместо себя поставить другого человека, когда все развивается. Хотя данный процесс может быть бесконечным. В формате гостиничного бизнеса управлять проще, а когда работает полноценная усадьба, то, по оценкам нашего героя, это даже не бизнес, а образ жизни.

«Надо понимать, как у тебя устроено отопление и работает автоматика, нужно знать, какими химикатами и когда обрабатывать, например, яблони, уметь принять роды у лошади. А еще не забывать заполнять документы, вовремя извещать, что приехали иностранцы, даже, если они прибыли ночью», – продолжает описывать свой образ жизни Петр.

По его словам, никого не волнует, что эти люди или другие постояльцы захотят завтрак в 9 утра. А хозяину усадьбы на фоне всего надо успевать высыпаться, когда в любой момент может позвонить новый клиент.

Он считает, что люди, которые принимали эти законы, могли не иметь представления, что такое «деревня». А если они и вышли из нее, то забыли, как непросто «строить» что-то в этих условиях.

Усадьба – это судьба

Петр замечает, что многие догадывались, чем это может закончиться: «дадут развиться, а потом начнут закручивать гайки».

У него есть родственные связи в США, в какой-то момент ради интереса наш герой оценил, к чему мог бы привести такой бизнес в Штатах. Он не исключает, что за океаном к этому моменту уже стал бы долларовым миллионером. А в случае с Беларусью это не те деньги, из-за которых государство должно менять условия игры.

Фото: Serge Goujon/shutterstock.com

В том, чтобы сейчас менять свое положение и тем более место жительства, собеседник не видит смысла.

«Когда тебе в районе 50 лет, все налажено, сложно решиться на изменение социального статуса. Отсюда уедешь как хозяин бизнеса, а туда переберешься как наемный работник, особенно в первое время. Чтобы ехать с идеей открыть свое дело, нужно иметь более наполненные карманы, которые обеспечили бы легкий старт», – рассуждает Петр.

Он отметил, что держаться здесь на плаву более уверенно, чем кому-то из коллег, ему позволяет более высокий предел прочности.

«Многие строят усадьбу и ставят вместо себя управляющего. А мы живем на этой земле и все через себя пропускаем. Можно установить котел на пеллетах и управлять температурой дистанционно через приложение. А можно заготавливать дрова самому, закупить для этого бензопилы, топоры, построить навесы, правильно сложить. Это все удешевляет процесс, но нужно потратить время и силы», – говорит хозяин усадьбы.

И сразу добавляет: ему самому все это в радость, работать он любит. А иначе и не было бы «всего этого».

Подписывайтесь на наше Viber сообщество и телеграм канал, чтобы быть в курсе всех новостей.
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button