Оклад 370 рублей: военнослужащий внутренних войск рассказал о своей зарплате и показал расчетник

Общество
0
0
Поделись с друзьями

Каждое воскресенье мы видим сотни сотрудников в оливковой форме. Эти ребята стоят в оцеплении со щитами, а также задерживают протестующих. В основной массе это военнослужащие внутренних войск МВД. Часть из них — солдаты-срочники, другая часть — офицеры и контрактники. Последние работают за зарплату. А какая она, нам рассказал один из военнослужащих внутренних войск, который служил по контракту, но уволился, пишет  Onliner.by.

24-летний Дмитрий служил по контракту в Минске и пробыл на своей должности три года. Работал во время событий 9—12 августа, после чего и уволился.

— За июль на руки я получил 1170 рублей, — говорит Дмитрий и показывает расчетник (он есть в распоряжении редакции, но публиковать мы его не будем по просьбе героя).

В расчетнике значится оклад 370 рублей, еще 200 рублей — доплата за воинское звание, еще 10% от оклада — премия за службу в Вооруженных силах и дополнительные 30% — «текущая премия». Есть также доплаты за выслугу лет, награды за несение службы — это от 90 до 200 рублей по каждой из статей.

— В общей сложности с компенсацией за наем жилого помещения вышло 1300 рублей «грязными». Также доплачивают за особые условия службы — «за спецназ» — еще 100 рублей, — объясняет он.

Кроме того, есть единоразовые «оздоровительные» выплаты к отпуску. По словам Дмитрия, сумма могла доходить до 1200 рублей. Также служащим внутренних войск оплачивают больничный в размере 100% с первого дня. Некоторым даже предоставляют служебное жилье, также в перспективе можно построить квартиру с помощью специального кредита, по госрасценкам.

— За 9—12 августа пришла премия от 100 рублей и выше, — рассказывает Дмитрий. — Потом еще что-то платили, но не сильно много, насколько я знаю. Но это не баснословные деньги, как многие думают. Ходили разговоры, что платят 600 рублей в день спецподразделениям типа «Алмаза» и «Альфы». Но это на уровне слухов. Во внутренних войсках таких сумм не видели вообще. Да и такого, чтобы платить по дням, не было. Мы просто выполняли приказ. Начальство смещало выходные на пятницу и субботу. Но получить такие выходные могли далеко не все, поэтому многие сидели в субботу, пока в городе все не утихнет, затем работали в воскресенье, а в понедельник планово шли на службу.

Знаю, что сотрудники милиции, которые в августе просто просидели в автобусах в резерве, получили надбавки больше, чем военнослужащие, которые эти три дня были в усилении, не спали нормально, по голове получали.

Дмитрий говорит, что во внутренних войсках оплата ниже, чем во всей системе МВД, и приводит пример с квартальной премией.

— Возьмем сотрудника милиции и военнослужащего внутренних войск: милиционер с нормальным рабочим графиком и с доплатами за переработку получает премию 600 рублей, сотрудник Департамента охраны — и вовсе 800. Во внутренних войсках квартальная премия в размере 100 рублей для обычного «штыка» считалась прерогативой избранных.

Есть еще премия в 30% от оклада, ее платят каждый месяц. Раньше она была обязательной, а сейчас нет. И поэтому ее урезают за провинность, причем любую: принес неправильную бумажку на подпись — сразу минус 10%, плохо щелкнул каблуками — опять минус 10%. И еще есть 10%, чтобы подержать тебя в тонусе до конца месяца. А если имеются какие-то взыскания, то о премии речи не может идти совсем. Плохо, когда снимаешь квартиру: сразу такая сумма выпадает из зарплаты. Но это никого не волнует.

Ну, и еще платят всякие дополнительные премии по итогам каких-то участий в мероприятиях — к примеру, 25 марта, 26 апреля и прочих. На следующий день начальство обязательно писало рапорт на поощрение личного состава. Там премии уже распределялись от того, в немилости ты сейчас или нет. По суммам там не сильно много. Повторюсь, 100 рублей считались хорошей премией.

По словам Дмитрия, про какие-то баснословные заработки во внутренних войсках говорить не приходится.

— Ты не настолько заработаешь там, сколько сил положишь и здоровья: рабочий день ненормированный, сутками пропадаешь, — считает он. — За что люди держатся? К примеру, за призрачную возможность построить свою квартиру по льготному кредиту. Многим доплачивают за съем жилья, также была перспектива заселиться в общежитие или социальную квартиру. Многие держатся из-за контрактов, по которым нужно выплачивать большие суммы. К примеру, когда из моего подразделения уволился офицер, с него взыскали около $10 тыс. — это долг за обучение в академии. Мне выставили только минимальный счет за форму.

Дмитрий говорит, что до августа во внутренних войсках у него были хорошие перспективы карьерного роста.

— Я и сам был немного по-другому настроен. Хотел поступить в университет, обучаться заочно, служить. В этом есть своя романтика. Были хорошие командиры и сослуживцы, со многими продолжаем поддерживать контакты, но события 9—12 августа перевернули мое мировоззрение. Нас активно настраивали на то, что повторятся события, как на Майдане в Киеве, что разорвут страну, а мы будем стоять, как украинский «Беркут», на коленях. Приехав к месту событий, я видел много агрессивно настроенных людей, было много негативных слов в наш адрес. У некоторых участников протеста были палки, бутылки, кастеты.

На первый взгляд, слова как бы подтверждались. Пока не включили интернет. На меня стали исподлобья и с обидой смотреть друзья, перестала понимать девушка, странно звучал голос отца по телефону… Я понял, что жизнь одна, и решил уходить.

В настоящее время Дмитрий работает водителем грузовика и готовится к ЦТ, собирается поступать в университет.

— При каких условиях я бы вернулся? Наверное, я бы вернулся, если бы в стране не было правового дефолта, провели бы реорганизацию всей системы, отделили бы внутренние войска от МВД, как в РФ, убрали бы шестерых начальников на одного подчиненного, и сделали национальную гвардию, — заключает он.

Читайте также:

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

Добавить комментарий

Close