Новости БеларусиОбщество

«Выпили, может, бутылку на двоих» — что еще известно о драке на Зыбицкой, которая завершилась смертью

Под утро 31 декабря на улице Зыбицкой в ​​Минске произошла драка: молодой человек решил потанцевать на столе, мужчина постарше из другой компании сделал ему замечание. В итоге они вышли на улицу для выяснения отношений. Там молодой мужчина несколько раз ударил старшего, после чего ушел. А его оппонент скончался на улице.

28-летнего жителя Гродно, который нанес несколько ударов, задержали, но потом отпустили под подписку.

А Александра Четырбока — так звали погибшего — похоронили 3 января. Ему было 46 лет.


Александр Четырбок, фото из соцсетей

В тот же день Следственный комитет объяснил, почему подозреваемого отпустили: мол, еще не доказано, что именно драка стала причиной смерти. И вообще, дело возбуждено по факту причинения смерти по неосторожности, а не в отношении подозреваемого.

Это вызвало волну возмущения. В комментариях на сайтах и ​​в соцсетях активно обсуждалась ситуация. Наказание за причинение смерти по неосторожности относительно мягкое — максимум 3 года заключения. Комментаторы разделились на два лагеря. Одни уверены — старший мужчина сам решил «поучить жизни» младшего, и действительно не факт, что именно удар в лицо стал смертельным. Другие же начали развивать теории, что кто-то замолвил слово за подозреваемого. Мол, если жителя Гродно отпустили, то значит, он родственник или силовика, или депутата или еще кого-то «непростого».

Правда, позже в комментариях в фейсбуке официальный представитель СК Юлия Гончарова, опровергла эту информацию. Она сообщила следующее.

Первые удары нанес сам Четырбок, который был сильно пьян — в его крови оказалось 2,9 промилле алкоголя. А подозреваемый — из простой семьи, учится в колледже по строительной специальности.

Личность подозреваемого пока неизвестна.

«Наша Нива» поговорила с близкими погибшего Александра Четырбока, чтобы попытаться установить детали этой истории.

Известно, что Четырбок работал водителем минской маршрутки, ранее судим.

«Это давно было, деталей я уже не помню, но он был судим за какие-то драки. Был молодой, горячий. Первый раз сидел в заключении, потом была химия. Когда закрыли на «химию», то была история, схожая с этой дракой на Зыбицкой. Брат сидел в парке с девушкой, кто-то шел мимо, что-то там ляпнул, ну слово за слово… и началась драка. Патруль шел мимо, и брата забрали. «Химию» брат отбыл более 10 лет назад. С тех пор все было нормально. Александр взялся за ум, много работал», — рассказал «Нашей Ниве» Дмитрий, брат погибшего.

В ту ночь Александр рассказал своей сожительнице Татьяне, что пойдет на встречу с «семейником». Так на уголовном жаргоне называют сокамерника, с которым сложились близкие дружеские отношения во время заключения. Но, утверждает Татьяна, общения с уголовниками Александр никогда не поддерживал и обычно проводил все время после работы дома.

«Он был не из тех, кто в обычной жизни живет по тюремным понятиям и пальцы веером раскидывает. Да и вообще раньше такого не было, чтобы он один куда-то ходил. В ту ночь — впервые за семь лет нашей совместной жизни. Просил меня: пожалуйста, можно пойду?.. Я так не хотела пускать…. Кто же знал, что так получится», — рассказывает Татьяна.

Но, как выяснилось, Александр пошел выпить с коллегой Артуром, который также работал водителем маршрутки. Артур утверждает, что с Александром не был ни в заключении, ни на химии. Мол, был просто коллегой, и захотел выпить вместе со знакомым.

«Мы были коллегами, я Сашу давно знаю. Но в гости друг к другу не ходили. Признаюсь, что даже не знал его фамилии. И тут нашелся повод, Новый год… Я отдыхал и решил набрать Сашу. Позвонил ему поздно, после 12 ночи. Говорю: приезжай, повисим в караоке. Он приехал. Я был немного выпивший, грамм 200 принял. Он был трезв. Со мной выпил. Мы нормальные были, адекватные. Выпили, может, еще бутылку на двоих, — рассказал Артур. — Потом вызвали машину, проезжали мимо Зыбицкой, решили выйти и посмотреть, как люди живут. Зашли в бар. Не помню название. Там купили какой-то алкоголь. Но все было пристойно.

Стали разговаривать с соседней компанией. Разговаривали нормально, глядя один другому в глаза смотрели.

Я не понимаю, как произошел конфликт. Про танец на столе я читал в соцсетях, слышал от следователей. Сам я такого не помню — ну выпил, да… Но ничто не предвещало беды, все было ровно, аккуратно, пристойно.

Охранник попросил выйти на улицу. Я немного задержался в баре, выходил последним. Думал, они еще будут говорить. Вышел и увидел как Александр получает удар в лицо. Я видел только один удар. Ну, думаю, поднимется. Он не встает, кровь из носа течет… Я ему: «Саша, Саша!». Думал, что придет в себя.

Тем временем та компания исчезла. А какая-то девушка, что стояла на улице, вызвала скорую. Скорая долго ехала… Ну и вот».

Артур говорит, что не помнит ни подробностей конфликта, ни того, как выглядел парень, который ударил Александра. Не видел он и того, бил ли Александр первым. Но уверяет, что Четырбок был в адекватном состоянии.

Татьяна, сожительница Александра, также уверяет, что проблем у того с алкоголем не замечала.

«Выпивал иногда, но как все нормальные люди. Работал 2 через 2, здесь много пить не будешь, потому что перед сменой же медосмотр. Последнее время вообще Саша домашним был — работа, дом.

Был немного холерик. Но в последнее время стал спокойнее… Конечно, если кто-то не то скажет, мог и ответить… Был скорее справедливым. Хороший человек», — говорит Татьяна.

«Но я видела тело на похоронах. Там не один удар. Квадратная голова — там, где виски. Нос сдвинут… Его так загримировали, что мы едва узнали. Такое впечатление, что били вообще не рукой, а каким-то предметом».

Точную причину смерти Александра Четырбока определит судебно-медицинская экспертиза, сообщил Следственный комитет.

Сколько времени скорая ехала на Зыбицкую

В городской станции скорой медицинской помощи говорят, что вызов на Зыбицкую зарегистрировали в 5.49. Приоритет вызова — срочный. Повод вызова — травма (избили). Звонивший работник заведения пояснил, что пациент дышит. В 5.55 (через 6 минут после вызова) его передали бригаде скорой помощи. Tut.by подчеркивает, что по закону это надо сделать не позднее чем через 15 минут.

Бригада прибыла по указанному адресу на Зыбицкой в 6.07 — то есть через 12 минут после приема вызова. По закону это тоже надо сделать не позднее чем через 15 минут.

Таким образом, с момента звонка в скорую до прибытия бригады прошло 18 минут, что укладывается в установленные законодательством нормы.

Что медики зафиксировали на месте

Когда медики прибыли на место, мужчина лежал на тротуаре на спине. Он был без сознания, без дыхания и без пульсации на магистральных сосудах. В 6.07 бригада констатировала клиническую смерть и начала реанимационные мероприятия.

В это время выяснилось, что мужчина получил в драке удар в челюсть, упал, ударился затылком, потерял сознание, а вскоре перестал дышать. На его лице были следы носового кровотечения, на затылке — ушибленная рана.

Реанимация и закрытый шлагбаум

В 6.10 медики вызвали реанимационную бригаду. Приоритет вызова — экстренный. Повод — потеря пациентом сознания. Вызов передан реанимационной бригаде через 1 минуту (по закону это надо сделать максимум за 4 минуты).

По адресу вызова реанимационная бригада прибыла в 6.21 — то есть через 10 минут при максимальных 15.

Шлагбаум на Зыбицкую со стороны Интернациональной был закрыт. Но по указанному там номеру телефона никто не отвечал, поэтому медики пошли на нужное место пешком.

Они продолжили реанимационные мероприятия, но в 6.37 прекратили их в связи с появлением ранних признаков биологической смерти. Реанимационные мероприятия проводились в течение 30 минут и были оказаны в полном объеме. Констатирована биологическая смерть.

Медики также отмечают, что дорога от шлагбаума пешком заняла немногим более минуты, а еще через пару минут на место доехала и машина. Да и вообще, такое явление — не редкость. В минских дворах на своих ногах им приходится ходить не только из-за шлагбаумов, но и из-за неправильно припаркованных машин.

0
0
Поделись с друзьями