Запретные пущи. Жители Гродно отправляются отдыхать в лес

Редкая проверка обходится без обнаружения фактов нарушения запрета на посещение лесов

ОбществоРегион
0
0
Поделись с друзьями

Долгое отсутствие дождей привело к введению запретов на посещение лесов на территории десятков районов Беларуси, включая практически всю Гродненскую область. Впрочем, призывы специалистов поберечь зеленые массивы зачастую остаются гласом вопиющего в пустыне. В этом убедилась корреспондент sb.by, которая приняла участие в рейдовых мероприятиях, проводимых Скидельским лесхозом.

Анатолий Панасевич у беседки в лесу, заваленной мусором.

Человеческий фактор

В зону ответственности Скидельского лесхоза входит непростой участок — озерный край неподалеку от областного центра. Запрещай не запрещай, а горожане все равно будут выбираться в лес, к живописному берегу. Кто-то, чтобы порыбачить, а кто-то, чтобы вырваться из изнывающего от жары города и в тиши, среди плеска волн и шума деревьев, позабыть о будничных заботах. Редкая контрольная проверка обходится без обнаружения фактов нарушения запрета. В выходные дни нарушителей сотни. В будни поменьше.

Перед выездом инженер по охране и защите леса Скидельского лесхоза Анатолий Панасевич вводит меня в курс дела:

— Только 3,5 процента лесных пожаров случается по не зависящим от человека причинам. Остальные случаи — это непогашенный окурок, плохо затушенный костер либо брошенное стекло, сыгравшее роль линзы. Например, буквально вчера работниками лесхоза с наблюдательной вышки было замечено возгорание. На его месте обнаружены туристическая стоянка и непогашенный костер. Огонь потушили в течение получаса. А всего с начала года на территории нашего лесхоза было обнаружено и ликвидировано шесть возгораний.

Выдвигаемся в республиканский ландшафтный заказник «Озеры». И среди стройных сосен на крутом озерном берегу практически сразу же натыкаемся на специально оборудованную для отдыха беседку, заваленную мусором. Анатолий Панасевич сетует: горы оставленных отходов — бич пригородных лесов. После выходных сотрудники лесничеств вынуждены превращаться в уборщиков. Будет убрано и здесь. Теми, кому профессией предназначено оберегать лес. В том числе и от бескультурья его посетителей.

Нарушители в лесу располагаются основательно: с палатками и кострами.

Нарушаем?

Береговая линия озера Белое — одно из самых популярных мест у горожан, стремящихся к природе. Поэтому замки на шлагбаумах, закрывающих съезды с трассы в лес, сломаны практически повсеместно, лесхоз не успевает их менять. Неудивительно, что здесь мы с Анатолием Панасевичем нарушителей встречаем буквально на каждом шагу. Причем все они расположились основательно — с палатками, кострами и мангалами. Например, семья из Гродно: муж, жена и их четверо детей приехали в лес на несколько дней. Установили палатки, развели огонь и повесили над ним котелок с обедом. На замечания представителя лесного хозяйства реагируют многословно:

— Мы оплатили путевки в пионерлагерь для детей, но там отменили нашу смену. Поэтому мы организуем для них отдых самостоятельно. Вот, в лес выехали. Разводим костер очень осторожно, в бутыли стоит вода, чтобы его затушить. Озеро рядом. Если надо будет, наберем еще. И потом за собой все уберем.

Анатолий Панасевич предупреждает туристов об опасности и административной ответственности за нарушение запрета на посещение лесов или требований пожарной безопасности.

Мы обнаружили еще четыре стоянки отдыхающих на совсем небольшом пятачке леса, практически друг возле друга. У каждого свои оправдания: «Не знали о запрете», «Мы очень осторожно», «А куда деваться, если сейчас отпуск, а поехать на отдых не получается из-за эпидемических ограничений?» Ответ здесь один: в районе и области достаточно агроусадеб и мест, специально отведенных для отдыха на природе.

Лесные жители

С запретом не могут смириться и жители ближайших деревень, для которых лес — это неотъемлемая часть жизни. Об этом говорит хотя бы тот факт, что на главной улице агрогородка Поречье, расположенной прямо у кромки соснового леса, как и прежде, идет скупка у населения грибов и ягод заготовителями. У одной из таких точек мы поговорили с местной жительницей Еленой Блажеевной, которая как раз получала 15 рублей за 3,5 килограмма черники, собранной утром:

— Я родилась и до 14 лет прожила на хуторе Лосево, все это время практически обитала в лесу. Потом с родителями переехали сюда, в Поречье. Если можно так сказать, мы лесные жители. Нельзя нам запрещать в лес ходить. Я даже больше скажу: если местного оштрафовать на большую сумму за это, так он обидеться или разозлиться может. Кто-то способен из-за этого и специально лес поджечь. Я не курю, не жгу костры, хожу по своим дорожкам. За что меня штрафовать? Горожане в наш лес тоже приезжают, с некоторыми мы уже знакомы. Вот и сегодня встретилась с пожилой парой, я их на том месте уже видела.

Многие из тех, кто живет буквально в двух шагах от леса, воспринимают летние ограничения на посещение негативно, а на штрафы обижаются. Лес — это неотъемлемая часть жизни этих людей, они уверяют, что никогда не допустят возникновения пожара по собственной небрежности.

В багажнике автомобиля предпринимательницы, занимающейся закупкой даров леса, составлены ящики с черникой и лисичками. Все — собранное недавно, «запретное». Она также не видит смысла ограничивать местных жителей в посещении леса:

— Эти люди знают, как себя вести. Согласна, многие горожане приезжают в лес выпить, пожарить шашлыки. Конечно, во время жары это опасно. Но думаю, что, накладывая штрафные санкции на человека, надо четко понимать, несет ли он потенциальную угрозу.

С такой точкой зрения солидарен и Анатолий Панасевич. В своей работе он всегда учитывает человеческий фактор. За 14 лет работы научился понимать, с кем достаточно провести профилактическую беседу, кому следует вынести предупреждение, а кто не должен уйти без наказания. Наверное, поэтому количество пожаров на территории Скидельского лесхоза остается низким, а отношения с сельчанами — дружескими.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close