Защищала дочь, которую осудили на 25 суток, и осталась без работы. История учительницы из Минска

Общество
+1
-2
Поделись с друзьями

Для учительницы младших классов из Минска Натальи Булат эта осень оказалась трудной. Сначала старшую дочь Викторию осудили за участие в акции протеста. Затем из-за переживаний Наталья попала в больницу. А вскоре сама провела двое суток в изоляторе на Окрестина: пошла в автозак вслед за Викторией, которую снова задержали на воскресном марше. Наталье выписали штраф, ее дочери, несмотря на предположение о беременности, дали 25 суток. А недавно педагогу сообщили о том, что придется уйти из школы.

Историю Натальи Булат нам рассказали читатели. Они считают, что с педагогом хотят распрощаться из-за ее гражданской позиции. В разговоре с журналистом учительница подтвердила, что оставляет школу. Уточняет, что написать заявление на увольнение ее попросили на второй день после выхода с Окрестина. Педагог работает до 25 декабря.

— Когда дочь задержали впервые, я старалась не афишировать это на работе. Знала, что у нас с директором разные политические взгляды. Но когда сама попала на Окрестина, это, разумеется, уже стало известно всем. Тем не менее администрация школы дала мне положительную характеристику. Суд вынес решение о штрафе, а не о сутках.

Наталья благодарна директору, что в тот момент, несмотря на разность суждений, она поступила как руководитель, который дорожит сотрудниками (читатели рассказывали нам, что педагог была на хорошем счету в школе и что ее очень ценят родители).

— После Окрестина я поехала на работу, зашла к Оксане Петровне (директору — примечание автора). Разговор был нейтральным. Тему моего с дочерью задержания мы не обсуждали, хотя Вика оставалась под арестом. Основной посыл со стороны руководителя был такой: мы продолжаем сотрудничество.

На следующий день неожиданно все изменилось. Педагог рассказывает, что ее снова вызвали на прием и сказали, что работать вместе все же не получится.

— Возможно, причиной послужило обращение сообщества «Честные учителя» против насилия, которое подписала не только я, но и моя коллега. Я чуть ли не с порога услышала: «Пиши заявление на увольнение. Тебе платят неплохие деньги, что еще нужно, какие подписи под обращением?» Я ответила, что не все деньгами измеряется. Есть жизнь за стенами школы, сейчас много несправедливости, моя дочь под арестом. В итоге мне ответили что-то вроде «такие идейные тут не нужны» и попросили написать заявление с 24 декабря, перед каникулами, чтобы не афишировать. Но родители моих учеников все равно узнали про это и пошли на прием к руководству. Им сказали: «Для нее созданы все условия. Это ее решение — уйти».

«Хотела работать на детей, а не на систему»

Наталья очень переживает из-за неоправдавшихся надежд. Из предыдущей школы учительница ушла этим летом, когда коллективу настойчиво предлагали участвовать в агитации за действующую власть. Но Наталья «хотела работать на детей, а не на систему» и надеялась, что на новом месте у нее это получится.

— Перед выборами я думала, что такое беспрецедентное рвение в пропаганде — это проблема одного конкретного учреждения образования. Хотелось верить, что в 52-й школе я смогу заниматься любимым делом, отвлекаясь на стороннее по минимуму. Я просто рвалась сюда: хорошие люди, директора я знала прежде. Даже в самом здании приятно находиться — современная новостройка. Но это была красивая картинка. На одном из собраний коллективу четко озвучили: если не поддерживаете действующую власть, нам не по пути.

«Я не могу молчать»

Наталья не понимает, почему руководство смешивает два понятия: гражданскую позицию и профпригодность. Говорит, что никогда не транслировала свои политические взгляды ученикам, но за пределами школы оставаться безучастной не может:

— Я работаю в направлении «гуманная педагогика». Основной ее посыл — уважать и растить в ребенке личность, прививая ему самые лучшие качества. Я очень люблю свою работу, но я не могу делать вид, что ничего не происходит. Я лично столкнулась с ощущением беспомощности и бесправия, когда дважды судили мою дочь. Неубедительные показания свидетелей, которые давали против нее; то, в каких условиях Вику содержали в тюрьме… Я четко поняла, что эта история не только моей дочери, но сотен таких же ребят и девушек. А еще я — верующий человек. В мирном протесте участвовала, потому как считаю, что проблему можно решить только через мир и любовь. А молчать… В Библии нас не учат покрывать несправедливость.

Куда пойдет работать после увольнения, Наталья пока не знает, хотя работа ей очень нужна: учительница одна воспитывает несовершеннолетнего сына, к тому же штраф в 25 базовых величин пока не выплачен. Но педагог уверяет, что из-за неопределенности не паникует, верит, что все наладится. Главное сейчас — то, что дочь выпустили на свободу. Напоследок собеседница замечает, что очень благодарна людям за поддержку в то время, когда Вика была в заключении:

— И словами помогали, и даже сумку продуктов передали. Вы не представляете, как это меня тронуло. Наши люди — замечательные.

Что говорят в школе?

Мы позвонили директору СШ №52 Минска Оксане Цуран и попросили прокомментировать расставание с учительницей. Общаться по телефону Оксана Петровна отказалась, но отметила, что учитель написала заявление по соглашению сторон и сейчас находится на рабочем месте.

На предложение журналиста встретиться в стенах школы и поговорить директор ответила, что это возможно только после согласования с начальником управления по образованию Фрунзенского района. Оперативно связаться с администрацией управления нам не удалось: начальник Ирина Чернявская находилась в отъезде.

Источник

+1
-2
Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button