Жительница Гродно просит ее закодировать и отселить от сожителя, чтобы она смогла жить нормально

Общество
0
0
Поделись с друзьями

Уверена, что тогда она точно перестанет пить и скандалить. Корреспондент «Перспективы» побывала на заседании суда по рассмотрению гражданского дела о направлении в ЛТП.

Не дошло…

В зале суда – 52-летняя Людмила. Работает дворником в одном из ЖЭСов. Лишена родительских прав в отношении троих детей, является обязанным лицом. По заключению медиков у женщины синдром зависимости от алкоголя. Согласно характеристике из ЖЭСа, свои обязанности Людмила выполняет добросовестно, только вот частенько совершает прогулы и бывает на больничном.

Участковый инспектор милиции в свою очередь добавляет: женщина злоупотребляет спиртными напитками, систематически привлекается к административной ответственности в состоянии алкогольного опьянения, попадала под арест. Живет в квартире сожителя, во время пьянок между ними часто случаются скандалы. Жильцы подъезда писали коллективное обращение в милицию с просьбой оградить их от буйной соседки, пытавшейся как-то устроить потасовку возле дома. Правоохранители ходатайствуют о направлении дамы в ЛТП. Другого выхода не видят. Уверяют: уговоры и профилактические беседы на нее не действуют. Неоднократно Людмила обращалась за медпомощью по факту причинения телесных повреждений. Это всё последствия разборок с сожителем. Так, глядишь, и до беды недалеко, волнуется участковый. О возможном направлении в ЛТП женщину предупреждали. Было время одуматься.

Грибы виноваты?

Судья суда Октябрьского района г. Гродно Ксения Стасюкевич, внимательно изучив дело, поинтересовалась у Людмилы, что ей мешает вести нормальный образ жизни.

 Я хочу, чтобы меня закодировали, сама заплатить не могу, – пояснила та. – И еще пусть дадут общагу. Бывает, прихожу домой пьяная или трезвая, сожитель начинает цепляться. Я в ответ ругаюсь. Соседи слышат всё. Это же не деревня. Выделят общагу – буду одна, никому не помешаю, и мне никто не испортит настроение. Работаю нормально, ко мне претензий нет, всё чищу, убираю, сейчас дезинфицируем подъезды.

Судья поинтересовалась, почему женщина совершает столько прогулов. Иногда несколько дней подряд не появляется на работе.

 Бывает, не могу встать, – ответила она. – Когда в синяках была, не выходила на работу. Дочка говорила, что даст денег на кодировку, но сейчас не может, родила, самой деньги нужны. Сын в России живет, обещал закодировать меня. Сейчас же не приедешь оттуда.

– Почему вы сами не стараетесь исправиться? – спросила судья.

– Ну, дурочка я, что тут скажешь, – тихо произнесла Людмила. – Но уже давно не пью.

Только вот представленные суду доказательства свидетельствуют об обратном: в этом году на рабочем месте она появлялась в состоянии алкогольного опьянения. Несмотря на результаты медосвидетельствования, приобщенные к материалам дела, Людмила стоит на своем и пытается разжалобить суд:

– Не знаю, что они там пишут, но я не пью. Теперь и сожитель боится меня бить. Я предупредила: если начнет распускать руки, то сразу вызову милицию. А раньше терпела. Прошу не направлять меня в ЛТП, не хочу туда. Сама справлюсь, всё будет хорошо. Я окончила 8 классов, в 19 лет вышла замуж, мама к тому времени уже умерла. Сама даже не заметила, как пристрастилась к алкоголю. Это всё грибы и ягоды виноваты, с подружкой в лес ездили их собирать, потихоньку выпивали, вот и результат.

Безволие

Бросается в глаза яркий маникюр, а на безымянном пальце – дорогое обручальное кольцо. Хочется, говорит Людмила, быть женщиной. Жалеет, что большую часть жизни провела бессмысленно. Признается, мол, стыдно ей сейчас перед детьми. Младшему – уже 22, живет в Минске. Людмила еще не возместила задолженность перед государством на содержание ее детей. Но не без гордости заявляет: дети от нее не отвернулись, периодически звонят. У них до сих пор одно желание: чтобы мама перестала пить. Только вот у нее, по-видимому, оно не настолько сильное. Избавиться от пагубной привычки самостоятельно вряд ли получится.

Рассмотрев материалы дела, суд пришел к решению удовлетворить заявление органов внутренних дел и направить женщину в ЛТП на 12 месяцев. Там у нее будет время подумать и сделать правильные выводы. У Людмилы есть 15 дней на обжалование вердикта.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close