«Все хотели сфотографироваться с отцом и взять у него автограф». История белоруса, заигравшего в Испании задолго до Глеба и Гуренко

Cпорт
0
0
Поделись с друзьями

Андрей Зыгмантович — живое воплощение побед белорусского футбола еще во времена Советского Союза. Вместе с минским «Динамо» он брал золото, бронзу союзного чемпионата, а в составе сборной СССР играл на чемпионате мира-1990 и персонально опекал самого Марадону. Но был в карьере Зико, как прозвал Зыгмантовича товарищ по «Динамо» Пудышев, еще один не менее любопытный эпизод. В 1993 году он вместе с «Расингом» из Сантандера вышел в испанскую Примеру, став первым нашим легионером в топ-лиге при независимой Беларуси. Пока Александр Глеб разрывал всех в детском футболе, Зыгмантович уже играл в Примере против звездных Хаджи, Гвардиолы и рубился в шахматы с будущим тренером «Барселоны» Кике Сетьеном, пишет onliner.by.

Нелегкие 90-е серьезно ударили по белорусскому спорту. Ради продолжения карьеры и неплохой зарплаты спортсмены спешили уехать за рубеж. Кто-то на время, а кто-то остался за кордоном навсегда и больше на родину не возвращался. Коснулся отток и футбольного «Динамо». Первым на Запад в конце 1980-х уехал Сергей Алейников, подписавший контракт со звездным «Ювентусом», а чуть позже его примеру последовали и другие футболисты «бело-синих». Среди них был и напарник Алейникова по сборной СССР Андрей Зыгмантович.

Зыгмантович родился в Минске и всю карьеру до 30 лет строил исключительно в «Динамо». Вместе с родной командой выигрывал чемпионат Союза, добирался с ней до четвертьфинала Кубка чемпионов, из Минска вызывался в сборную СССР и на чемпионате мира-1990, проходившем в Италии, в матче с Аргентиной опекал Марадону. На Западе специалисты о высоком и неуступчивом в единоборствах защитнике Зыгмантовиче знали, и в 1991-м Андрей уехал в чемпионат Нидерландов — в провинциальный «Гронинген». Контракт, к слову, был подписан при достаточно странных обстоятельствах.

Переходу в команду из северного городка, как пишет голландская пресса, поспособствовал местный бизнесмен Альберт Хендрикс. В футболе он ничего не понимал, но с помощью знакомых из Восточной Европы решил провернуть трансферную сделку, предложив Зыгмантовича «Гронингену». Боссы клуба, в число которых входил отец знаменитых братьев Рональда и Эрвина Кумана, дали добро. Поначалу белорус жил в гостинице, а со временем поселился в отдельном доме и перевез из Минска в Голландию семью.

Зыгмантович хоть и не понимал местного языка, но на поле смотрелся достаточно уверенно, став основным игроком в обороне северян. Его ценила публика, и болельщики нередко провожали белоруса с поля аплодисментами. В команде он тоже стал своим парнем: голландцы отзывались о легионере исключительно положительно.

— Он был очень спокойным, но сильным защитником, — вспоминал белоруса бывший партнер по «Гронингену» Мартин Дрент. — Он никогда не совершал плохих вещей в обороне и во владении мячом временами выглядел безупречноПросто и, следовательно, добротно.

В итоге Зыгмантович сыграл с «Гронингеном» в Кубке УЕФА, помог занять пятое место в Эредивизии и был признан в клубе игроком года, однако после завершения сезона все-таки уехал в Минск — в «Динамо». Правда, домашняя побывка была недолгой. Зимой 1993-го Зыгмантович, став чемпионом РБ и лучшим футболистом Беларуси, отказался с «Динамо» лететь в турне по Южной Америке по весьма уважительной причине: появился вариант в Испании. Скромный сантандерский «Расинг» боролся за выход в Примеру, и команде был необходим опытный игрок в оборонительную зону. Переговоры шли напряженно, но в результате все пришли к общему знаменателю и Зыгмантович уехал в Сантандер, прямо на Атлантическое побережье.

Футболист, получивший прозвище El Tractor Bielorruso, со старта помог «Расингу» выйти в Примеру, а через пару месяцев стал первым белорусом, сыгравшим в элитном испанском дивизионе. Причем Зыгмантович четко прописался в основном составе и в дебютном сезоне в Примере провел за «бело-зеленых» 35 матчей. «Расинг» в сезоне 1993/1994 занял итоговое восьмое место, что стало лучшим результатом клуба за сорок лет.

— Если бы попал туда двадцатилетним, голова пошла бы кругом, — вспоминал минчанин. — Я же приехал на Пиренеи состоявшимся футболистом, прошел хорошую школу чемпионата Союза, за плечами было немало игр за сборную, опыт чемпионата мира. Страха перед грандами не испытывал. Хотя почти в каждом клубе были звезды, технари. Ромарио, Стоичков, Гвардиола, Лаудруп, Бутрагеньо, Мичел, Саморано, Шукер.

Главной проблемой за пределами поля для Зыгмантовича стал испанский язык, но и его со временем удалось выучить: сначала белорус пользовался услугами переводчика, а потом и сам засел за книги.

Зажигал в «Спартаке», забивал Кану и очень любил пиво. История игрока, который стал главным призраком белорусского футбола

Скучать в Сантандере по далекой родине не давала семья, а еще известный белорусский гандболист Михаил Якимович, выступавший в то время за местную «Кантабрию». Спортсмены сдружились и время от времени приходили на трибуны поддержать друг друга.

— Когда получалось, проводили свободное время вместе, встречались семьями, — вспоминал Зыгмантович. — Тем паче Сантандер — городок небольшой, наших соотечественников в нем было совсем немного. С другой стороны, времени на продолжительное общение у нас обоих не хватало из-за жесткого графика тренировок и соревнований на протяжении сезона. Мишина команда, кстати, выигрывала чемпионат Испании, его узнавали и любили.

С фанатами у белоруса проблем тоже не было. Андрей, чьей главной фишкой стали колоритные густые усы, у болельщиков пользовался популярностью. С пристальным интересом к отцу столкнулся даже сын футболиста Павел. В Сантандере он учился в общеобразовательной школе. Там и начал заниматься футболом.

— Все спрашивали про отца, как у него дела, все хотели сфотографироваться с ним или взять автограф на карточке. Или чтобы расписался на наклейке в коллекционном альбоме, — рассказывал в интервью Павел.

Зыгмантович застал в «Расинге» действительно классный коллектив. В атаке зажигали два россиянина — Попов и Радченко, капитанил экс-игрок сборной Испании Кике Сетьен, ставший впоследствии главным тренером «Барселоны». По воспоминаниям Дмитрия Попова, Сетьен был чрезвычайно умным футболистом, который нередко любил в клубном автобусе зарубиться в шахматы с белорусом Зыгмантовичем.

Самобытный «Расинг» любил пощипать грандов. Команда нередко забирала очки у лидеров, обыгрывала «Реал» и «Атлетико» из Бильбао, а в феврале 1995-го при непосредственном участии Зыгмантовича одержала одну из самых ярких побед в истории — на родном стадионе «Эль-Сардинеро» была уничтожена «Барселона» (5:0). «Дрим тим» Йохана Кройфа, за которую тогда играли звездные Гвардиола, Ромарио, Хаджи, Стоичков, Куман, ничего не противопоставила задиристой банде с побережья Атлантики.

На память о той победе осталась фотокарточка, на которой Андрей запечатлен со своим сыном Павлом.

То был предпоследний сезон в Примере. Через год у Зыгмантовича закончился контракт с «Расингом», новый ему не предложили, и он решил завязать с профессиональным футболом.

После завершения карьеры белорус остался в Испании. Он прошел тренерские курсы и начал работать с взрослой и юношеской командами любительского клуба «Сан-Агустин». Правда, надолго Зыгмантовича не хватило, и в начале нулевых он вернулся на Родину.

Приглянулся Капелло, «напихал» Тотти и забивал «Милану». Итальянская сага Гуренко, едва не заигравшего в знаменитой «Роме»

 Дело в том, что в Испании не видел условий для карьерного роста, — рассуждал тренер Андрей Викентьевич. — Там очень тяжело добиться тренерского признания. Во-первых, под местные критерии не подходил мой диплом — предстояло учиться заново. Во-вторых, не имел я знакомых, которые держали бы команду и могли ее мне доверить. Там своих тренеров немерено. А заниматься чем-то другим — не по мне. Хотя на детском и любительском уровнях несколько лет тренировал. Один сезон даже две команды одновременно. Одна молодежная, куда мой сын ходил в школу, другая — постарше. Обе неплохо играли. 

Его тренерская карьера выходит весьма насыщенной. Зыгмантович, возглавляющий сейчас юниорскую сборную Беларуси, рулил новополоцким «Нафтаном», литовским «Каунасом», минским «Динамо», брестским «Рухом», а осенью 2014-го был назначен исполнять обязанности главного тренера националки. Что любопытно, первый матч Зыгмантовичу пришлось проводить в Уэльве против Испании. Сенсации не произошло. Испанцы победили (3:0), и все внимание медиа в те дни, естественно, было приковано к «Красной фурии». Но местные журналисты все-таки вспомнили и пиренейское прошлое тренера, назвав усы Зыгмантовича одним из символов «Расинга» в 1990-х. Те годы болельщики сантандерцев вспоминают с ностальгией. Некогда кусачий и задиристый клуб семь лет назад пережил серьезный финансовый кризис и уже давно не играет в Примере, медленно погружаясь в испанский минор.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close