Серб из Гродно: большое интервью с нападающим «Немана» Зораном Марушичем

Cпорт
0
0
Поделись с друзьями

Старт сезона у «Немана» откровенно не задался. За восемь стартовых туров гродненцы набрали всего восемь баллов и, естественно, расположились в нижней половине таблицы. В конце мая главному тренеру команду Игорю Ковалевичу руководство дало два матча на исправление ситуации. И вот уже три тура подряд «Неман» не теряет очки: с общим счетом 8:2 обыграны  «Торпедо-БелАЗ», «Городея» и «Славия».

Одним из творцов успеха «Немана» в этих поединках стал сербский форвард Зоран Марушич. Жодинцам он забил один мяч, а в поединке с мозырянами оформил хет-трик, который, как оказалось, стал для 26-летнего футболиста вторым в карьере (первый случился еще лет пять-шесть назад).

Марушич сейчас завоевывает любовь гродненских болельщиков. Но белорусским любителям футбола форвард уже знаком. В прошлом сезоне игрок защищал цвета канувшего в Лету «Дняпро» и за 25 матчей записал на свой счет семь баллов (четыре гола, три ассиста).

В интервью «Трибуне» Зоран Марушич рассказал о том, почему танцевал после одного из голов в Мозыре, как выживал в Могилеве в период безденежья, что по этому поводу думала его жена и на какой позиции он готов играть, если его попросит Игорь Ковалевич.

– Как спалось после матча в Мозыре, быстро заснули?

– Когда оказался дома, сразу же заснул. Во-первых, во время матча устал, а во-вторых, еще долго ехали в автобусе. Но, естественно, засыпал в прекрасном настроении. Все-таки оформил первый хет-трик в белорусском чемпионате, команда одержала третью победу подряд. До этого мы были в не самой приятной ситуации, тем не менее, стараемся исправлять положение. И радует, что сейчас уже в раздевалке больше позитива.

– Вы в голове не прокручивали свои голы?

– Нет, до такого не дошло :). Хотя сразу после матча, да даже до сих пор друзья, близкие звонят, поздравляют. Говорят, что это мой лучший матч в чемпионате, желают удачи в дальнейшем. Кстати, хочу сказать, что это не первый хет-трик в моей карьере. Дебютный, правда, случился очень давно, даже точно и не скажу когда. Где-то пять-шесть лет назад, играя в Сербии, во второлиговом клубе «Слога» из родного Кралево, забил три мяча. Очередного хет-трика пришлось ждать очень долго. Естественно, по значимости и важности эти достижения отличаются. Сейчас у «Немана» каждая игра важна, вне зависимости от соперника. И каждый футболист должен отдаваться на поле на сто процентов. Очень рад, что мне удается приносить пользу команде.

– По-вашему, почему, когда «Неман» попал в тяжелую турнирную ситуацию, он преобразился, одержал три победы подряд?

– А вы посмотрите, как начали сезон другие команды, те же лидеры – БАТЭ, брестское и минское «Динамо», «Шахтер». Да у всех были неудачи. И «Неман» они преследовали. Но я предпочитаю не смотреть на то, что было раньше. Не надо забивать этим голову. Если есть какие-то проблемы, нужно тренироваться усерднее, серьезнее, тогда все будет хорошо. Да, сейчас у нас уже многое получается, но, снова же, зачем зацикливаться на каком-то конкретном поединке. Обыграли «Славию», и что? Это отдельный матч. Нужно уже смотреть в будущее и думать, как обыграть «Смолевичи».

– Раньше игроки плохо тренировались, раз не могли победить?

– Нет, ни в коем случае. Просто в каких-то матчах удача была не на нашей стороне. Например, во встрече с «Рухом» нанесли 20 ударов, но забили всего два мяча. А брестчане пробили пять раз, и в итоге мы пропустили четырежды. А в матче со «Славией» у меня было пять ударов – оформил хет-трик. Это футбол, тут многое решает удача.

– Как отнеслись к информации, что Игорю Ковалевичу давали два матча на исправление ситуации?

– Я, конечно, думаю только о том, как правильно выполнить свою работу, но мне кажется, что увольнение не всегда помогает, а также может отразиться и на футболистах. Да, у нас не все получалось, мы проиграли пару игр, но смогли найти в себе силы и выйти из этой непростой ситуации. А сейчас у нас белая полоса, один позитив – мы побеждаем.

– Может, не зря Ковалевичу поставили такие условия, раз команда преобразилась?

– Ну, это уже решение руководства, что делать и как поступать с тренером. Для меня же, подчеркну, главное – футбол, игра. Моя задача – сделать все, что от меня зависит, чтобы команда выступала как можно лучше.

– После одного из голов в ворота «Славии» вы станцевали. Что-то подготовленное?

– Это все импровизация. Никогда не планирую, как буду праздновать, когда забью. Но когда удается отличиться, сразу возникает желание сделать что-то красивое, смешное, чтобы понравилось и игрокам, и зрителям. В Мозыре решил потанцевать, хотя музыки в голове никакой не было :).

А еще играя за «Дняпро», решил изобразить тореадора: снял майку и показал, как будто укрощаю быка. Может, и сейчас сделал бы такое, но за снятую майку дают желтую карточку, а у меня их и так много. Не хочется пропускать игры :).

Но, в целом, все мои празднования – это исключительно эмоции и желание сделать что-то красивое, поднять настроение команде. Для меня футбол, можно сказать, в том числе и шоу. Поэтому и стараюсь работать так, чтобы всем было интересно.

– В раздевалке ваш хет-трик отмечали?

– О да, было очень весело, всей командой танцевали, отмечали победу. Музыка громко звучала. Правда, не стану говорить, что за песня играла, это, скажем так, гимн нашей раздевалки. Единственное, могу отметить, что исполняет русская группа. Сама песня тоже на русском, а припев – на английском. Когда мы обыграли «Торпедо-БелАЗ», песня впервые прозвучала в нашей раздевалке, а дальше пошло-поехало.

– А кто вообще отвечает за музыку в раздевалке «Немана»?

– Два-три человека, в основном Макс Яблонский включает. Он учитывает пожелания всех игроков. Может звучать и русская музыка, и сербская. Рэп звучит частенько. Да вообще сейчас музыка в раздевалке – это обычная практика у нас. Побеждаем же, все на позитиве.

– За весь прошлый год за «Дняпро» вы отличились четырьмя голами, в этом сезоне уже забили столько же. Прорвало?

– Причем эти четыре мяча я забил в последних трех поединках. Честно, даже не могу сказать, почему все так изменилось. Вроде и раньше моменты были, но никак не мог отличиться.

– Может, просто уже адаптировались в нашем чемпионате, привыкли к белорусскому футболу?

– Вполне возможно. Стало определенно полегче. К тому же в «Немане» все друг другу помогают, ребята стараются создать позитивное настроение, тренерский штаб грамотно мотивирует игроков перед каждым поединком. При этом слова от тренеров всегда разные, в зависимости от встречи. Уверен, если бы тренеры говорили одно и то же, то такого эффекта точно не было бы.

Зоран Марушич

– Не на повышенных тонах, а просто какая-то мотивирующая речь?

– Естественно. Иногда, конечно, можно услышать крик тренера, но ничего страшного, в этих словах нет чего-то оскорбительного. Тем более все понимают, что громкая речь – это проявление эмоций. На завтра все уже об этом забывают.

***

– Сейчас вы игрок «Немана». А за «Днепром» следите?

– Конечно. Все-таки в Могилеве я отыграл год. Рад, что был частью могилевчан, но жалко, что все у клуба так закончилось – мы не остались в высшей лиге, а потом команда исчезла. Знаю, что «Днепр» сейчас во второй лиге, иногда смотрю, как играет коллектив, но, в целом, стараюсь думать только о «Немане». Тем более тут, если честно, все построено на более профессиональном уровне, чем в «Дняпре». Это касается условий работы, тренировок, полей, стадиона. Каждый в «Немане» относится к своим обязанностям максимально профессионально. Поймите, если футболисту комфортно в команде, если для него созданы все условия для работы, тогда он будет давать результат. В Гродно мне очень нравится: и город хороший, и люди. Хочу сказать, что тренерский штаб в «Немане» замечательный, председатель клуба делает многое для футболистов.

– В Могилеве вам было некомфортно?

– Не хочется, если откровенно, что-то плохое говорить об этом. Могу сказать, что если бы мы тогда обыграли «Рух» в стыковых матчах и сохранили за собой место в высшей лиге, я бы точно остался в Могилеве. У меня даже по этому поводу были разговоры и с тренером, и с руководителями клуба, например, со спортивным директором.

– Готовы были остаться, несмотря на множество проблем, которые были у клуба?

– Руководители обещали, что все будет хорошо, если мы останемся в высшей лиге. Поэтому я и хотел продолжить карьеру в Могилеве. Но, как в итоге все обернулось, мы видим. Клуб стал банкротом, его расформировали.

– «Дняпро» вам что-нибудь должен?

– Да. Не хочу называть сумму, но скажу, что это нормальные деньги. Знаете, рассуждая сейчас о долгах «Дняпро», я понимаю, что могу и не дождаться этих денег. Ведь по закону все просто: если клуб обанкротился, то это очень плохо для футболистов. Игроки, которые ждут своих денег, фактически ничего не могут поделать. Да даже если все условия прописаны в контрактах, что ты можешь сделать с клубом-банкротом? Ничего. Такой закон, и ему нужно следовать. По сути, футболистам остается только ждать и надеяться, что когда-нибудь эти долги будут погашены.

– С одной стороны, «Дняпро» дал вам практику в белорусском футболе, стал первым клубом в нашем чемпионате. А с другой, оставил практически без денег.

– Получается, что так. Но даже в такой ситуации я стараюсь оставаться профессионалом. То есть, несмотря ни на что, буду работать, заниматься любимым делом, понимая, что, оставаясь профессионалом, обязательно заработаю хорошие деньги, которые помогут обеспечить и себя, и свою семью. Но, с другой стороны, все-таки тяжело контролировать эмоции, когда несколько месяцев не платят зарплату. В «Дняпро» к тому же постоянно нам говорили, что завтра, послезавтра обязательно появятся деньги, на следующей неделе – сто процентов. И так – постоянно.

– К вам в раздевалку часто приходили руководители с такими обещаниями?

– Да после каждой игры. И после проигрышей, и после побед. Приезжали на тренировки и постоянно повторяли: «Не волнуйтесь, обещаем, сто процентов скоро будут деньги». Даже мэр города приходил и говорил, что в начале следующего месяца будет зарплата. Каждый месяц – и ничего не происходило.

– Когда вы перестали верить в их обещания?

– Довольно быстро. Как верить, если сегодня говорят одно, завтра повторяют то же самое, а через неделю мы слышим те же обещания? Руководитель дает свое слово, а в итоге что?

***

– Где находили мотивацию играть?

– За это надо сказать спасибо тренерскому штабу. Иван Биончик умел подобрать верные слова даже в такой тяжелой ситуации. Перед играми он говорил, что мы должны выходить на поле и сражаться за клуб, за город, за болельщиков. Просил выполнить поставленную задачу. Ведь, по сути, выходить на поле и играть – это наша работа, наша задача. А искать деньги – это работа директоров, пусть они этим занимаются. Плюс мы, футболисты, сами искали мотивацию, хотели, чтобы коллектив выступал как можно лучше. Но, признаюсь, когда несколько месяцев не платили в Могилеве, появлялось желание все бросить и банально не играть. Особенно в последние три месяца сезона, когда только и слышали от руководства: «Играйте, в следующем месяце выплатим точно».

– Вам не было обидно, что игроки и тренеры хотели выигрывать и остаться в высшей лиге, а руководители даже не смогли предоставить качественное поле, в том числе для важнейшего матча с «Рухом»?

– Ох, поле – это вообще отдельная история. Мы фактически играли на льду. Посмотрите видео, и заметите, что когда после рывка я хочу остановиться, проезжаю приличное расстояние. Реально качусь, как на льду. Это очень страшно, можно же и травму получить. Мы, конечно, профессионалы и хотим побеждать, но руководство клуба нам в этом особо не помогало, к сожалению. Поймите, все хотят, чтобы команда побеждала, чтобы игроки бежали, забивали, но как это было сделать, когда фактически на льду нам пришлось играть в кроссовках? Никому это не интересно, а футболисты все чувствуют и переживают за свое здоровье.

– Как думаете, почему руководство клуба не сделало свою работу должным образом?

– А я даже не знаю, не могу понять. Я тогда еще не очень хорошо говорил по-русски, поэтому спрашивал на английском у вратаря Арсена Бегларяна, с которым очень хорошо общался, у капитана «Дняпро» Юрия Козлова, но они тоже ничего не понимали и не могли мне ответить.

– Из-за ледяного поля на «Спартаке» вы с Козловым попали в интересную ситуацию в матче с «Торпедо-БелАЗ». Юрию пришлось играть в ваших бутсах, так как его обувь не была пригодна для такого покрытия.

– Да, это вообще смешно получилось. Мы готовились к матчу, подбирали обувь с учетом того, что будет мягкое поле. Никто же и предположить не мог, что мы сыграем на льду. Козлов взял мою обувь, но, вы будете смеяться, я сам бутсы забрал у партнера по команде – у Миши Калугина. Это хорошо, что у нас троих размер одинаковый. Так что, получается, сначала в бутсах Калугина поиграл в том матче я, а потом передал их Козлову, который вышел на замену и забил лучший гол чемпионата. Честно скажу, занимаясь профессиональным футболом, даже не мог предположить, что окажусь в такой ситуации.

***

– Как жилось в безденежной ситуации в Могилеве?

– Конечно, нелегко. Но, знаете, большую поддержку оказывали фанаты, болельщики. Когда я с женой выходил на улицу, гулял, люди подходили, говорили, что понимают, в какой ситуации оказался клуб. Поддерживали и благодарили за то, что мы, футболисты, все равно выходим на поле, стараемся. Реально, было приятно, когда болельщики так говорили.

– Вы снимали квартиру или жили на базе?

– Мне предоставили квартиру, клуб ее оплачивал. В этом плане все было хорошо.

– А за что легионеры, и вы в частности, жили в Могилеве, если в клубе не платили зарплату?

– За те деньги, что я получал раньше. Играя в прежних клубах, не тратил деньги направо и налево, удалось кое-что скопить. Я понимал, что может возникнуть подобная ситуация, поэтому определенные запасы были. Хотя друзья и родители говорили, что если у меня проблемы, я могу к ним обратиться, но я старался выкрутиться самостоятельно.

– Другие сербы из чемпионата Беларуси предлагали свою помощь?

– Конечно. Милан Йоксимович из «Городеи» каждую неделю звонил и спрашивал, как у меня дела, не нужна ли мне помощь. Боян Дубайич из БАТЭ тоже связывался со мной. Даниел Стойкович, который пришел в «Неман» несколько месяцев назад, сейчас говорит, чтобы всегда, если что понадобится, обращался к нему.

– Как ваша жена Бояна воспринимала ситуацию в Могилеве?

– Я ей очень благодарен за понимание. Она понимает, что это моя работа, что бывает всякое. Жена всегда поддерживала меня и ни разу не предложила вернуться в Сербию, уехать из чемпионата. Она видела, что для меня важно завершить сезон в «Дняпро», а уже потом поблагодарить тренера, руководителей за то, что они дали мне шанс проявить себя в Беларуси, и искать новый клуб.

Бояне, конечно, тоже было нелегко в Могилеве. Но я и она старались не думать о плохом, пытались не забивать себе головы проблемами.

– Слышал, что для того, чтобы жена могла находиться с вами в Беларуси, вы сыграли свадьбу в сезоне-2019.

– Я переехал в Минск, проходил предсезонку, три-четыре месяца находился в Беларуси один. Жена приехала ко мне, но была в стране в качестве туриста. Пожила тут какое-то время и должна была вернуться в Сербию. Когда весной была пауза на матчи сборных, я сам поехал домой. Попросил Биончика дать мне два-три дня дополнительных, чтобы решить все дела. Приехал в Сербию, женился, мы быстро подготовили все документы, и в итоге жена переехала ко мне. Честно скажу, без Бояны мне было очень тяжело. Мало того, что я впервые сменил страну, чемпионат, так еще и один уехал, не знал русского языка. Доходило до того, что шел в магазин и не знал, как объяснить, что мне надо купить. Показывал фотографию в интернете того, что мне надо. Когда приехала жена, стало полегче. У нее просто подруга из Украины, и Бояна немного знает белорусский и русский языки.

– Живя в Могилеве, попадали в курьезные ситуации из-за языкового барьера?

– К счастью, не доводилось. Я дружил с Бегларяном, который хорошо знает английский, и он мне всегда помогал. Очень благодарен ему за то, что в любой ситуации меня выручал. Сейчас я уже сам могу в тех же кафе и ресторанах объяснить, что хочу.

– Можете сравнить Могилев и Гродно?

– Каждый город со своей историей, со своими особенностями. Могу сказать, что Гродно – это такой европейский город, со своей культурой. Когда есть свободное время, люблю посещать рестораны, зоопарк, какие-то культурные объекты. Когда ехал в «Неман», изучил Гродно, и оказалось, что это город-побратим моего Кралево.

А когда я жил в Могилеве, часто играл в большой теннис. Находил корты, вместе с женой, Бегларяном, Вадимом Побудеем, Димой Яшиным играли. Но только на интерес, никаких ставок. Я же не Новак Джокович :). Его, кстати, считаю топовым спортсменом. Это реально пример всем футболистам, какой нужно иметь характер и силу воли, чтобы добиться успеха.

– Вы второй год в Беларуси. Есть вещи, к которым еще не привыкли?

– Если честно, уже ко многому привык. Особенно к людям, которые любят футбол, игроков, спорт. Приятно, что в каждом городе жители гостеприимные. Более того, ни в Могилеве, ни в Гродно я ни разу не попадал в какие-то неприятные ситуации – мне всегда только помогали.

– Какое белорусское блюдо больше всего нравится?

– Борщ очень нравится, правда, совсем не люблю сметану. А так я попробовал уже очень многое, в том числе драники, кисель. Но хочу еще больше изучить вашу кухню.

– По Сербии скучаете?

– Есть такое. Хочется на недельку съездить домой. Думаю, в октябре-ноябре выберусь.

***

– Вы рассказывали, что Биончик помогал вам адаптироваться к чемпионату Беларуси. Каким образом?

– Когда я приехал в вашу страну, русского вообще не понимал, разговаривал исключительно на английском. Директор клуба Виталий Шепетовский помогал мне общаться с Биончиком, переводил мои слова. Иван Сергеевич на все реагировал спокойно, терпеливо. Он понимал, что я рано или поздно выучу язык. Давал установки на русском, и через пару месяцев я уже начал легче воспринимать его слова.

– На одной из пресс-конференций он рассказал, что у вас начал расти на ноге шестой палец, и поэтому вы не смогли выйти на поле. Что это за история?

– На одной ноге у меня есть проблема. Когда становится очень жарко, между пальцами выступает косточка, выпирает. И играть реально очень больно. А Биончик сказал, что у меня начал расти шестой палец. Я могу вам потом как-нибудь отправить фотографию ноги, и вы убедитесь, что шестого пальца у меня точно никогда не будет :). Но тренер почему-то сказал, что именно это стало причиной моего отсутствия на поле. Причем когда журналист переспросил, серьезно ли он говорит, тот ответил, что да, серьезно. Честно скажу, я вообще был в шоке, когда это прочитал. Да, позже Биончик сказал, что пошутил, но, если откровенно, я эту шутку не понял.

– Что касается позиции на поле, то именно Биончик перевел вас в нападение.

– Да, именно так. В команду я приезжал в роли «десятки», чтобы играть под нападающим. Но получилось так, что два форварда в «Дняпре» получили травмы, и Биончик решил меня поставить вперед. В итоге получилось все как нельзя удачно.

– А до этого в карьере вы успели поиграть в центре поля и в защите.

– Начинал я центральным защитником, потом стал опорником. Затем, в очередном клубе, меня перевели в нападение. После – опустили чуть ниже, переставили на фланг. И перед тем, как переехать в Беларусь, я исполнял роль «десятки». Но, скажу честно, удобнее всего мне играть в нападении, чистым форвардом. Хотя могу выполнить любую задачу, которую поставит тренер, и сыграть на любой позиции.

– А если Игорь Ковалевич поставит в защиту?

– Конечно, сыграю. Если же придется в воротах, то пока не знаю, ведь еще пока не играл на позиции вратаря. Думаю, это моя следующая роль :).

– И последнее. В описании вашего профиля в Instagram написано: «Я не имею всего, что хочу, но люблю все, что имею». Откуда такая фраза?

– Это моя жизненная позиция. Так и нужно, считаю, думать, с таким девизом идти по жизни. Если чего-то нет, то нужно любить именно то, что есть. Как в том же Могилеве: денег нет, но ты ничего не можешь сделать, значит, нужно ценить то, что есть.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Close