Cпорт

«Никто не фоткал тебя на тренажере, чтобы потом смеяться в комментариях». Каким был белорусский ЗОЖ до Instagram

Не было красивых девочек на входе и акций для постоянных клиентов. Не было просьб поставить хештеги с названием выбранного фитнес-клуба, да и фитнес-клубов не было. Были простота и строгость. Для парней — атлетическая гимнастика, по-простому качалка. Для девушек — ритмическая гимнастика, то есть аэробика. Onliner.by вспоминает суровое время нехватки спортивной одежды и полулитровых банок с аминокислотами, в которое начинался индустриальный ЗОЖ.

Говорят ветераны белорусского ЗОЖа — Владимир Ван Ли и Наталья Новожилова.

Владимир — мастер спорта по бодибилдингу, один из самых опытных персональных тренеров РБ и просто впечатляюще большой мужчина.

Наталья Новожилова — персонаж культовый не только для фитнеса, но и для отечественного ТВ. Если вы уже не призывного возраста или около того, вполне возможно, ваша мама делала себе степ из доски и нескольких томов Большой советской энциклопедии, чтобы заняться аэробикой под голос этой женщины.

Группа здоровья «Оптимисты»

Владимир Ван Ли дает вводную.

— На третьем этаже в моем подъезде жил школьный физрук. Он бегал по утрам и плавал в любую пору года. Это не был модный нынешний ЗОЖ. Это было что-то очень естественное и добровольное. За питанием никто не следил — просто выбирать было не из чего. Но хоть какой-то активностью занимались более-менее все.

Еще одна черта той эпохи (80—90-е) — походы на турники.

— Теперь есть специальное направление — воркаут. Для пацанов строят какие-то площадки, а раньше их предполагала базовая застройка дворов. Атмосфера при этом была очень дружеской. Если делал что-то неверно, подходили ребята и показывали, как надо. И никто не начинал снимать на телефон и смеяться, типа ты кувыркаешься, как придурок.

К беседе подключается Наталья Новожилова.

— Вообще, получалось странно. В СССР был очень сильно развит бесплатный спорт. Но получалось так, что либо ты ребенок и тебе можно ходить в ДЮСШ и СДЮШОР, либо же ты пожилой и тебе можно ходить в группу здоровья «Оптимисты», чтобы бегать в парке Челюскинцев. А посредине находились взрослые, которым, по сути, было негде заниматься. У них имелись только бассейн, баня и буфет. Вот и весь организованный ЗОЖ… Да, в баре Дворца водных видов спорта делали вкуснейший кофе с молоком в стакане и дополняли это все булочкой с маком.

Белые кроссовки Reebok

Титанически трудно представить, но тогда у ЗОЖа было четкое половое деление. Качалки — для пацанов, аэробика — для девочек.

— Все начиналось с аэробики, — рассказывает Новожилова. — Ее активно продвигала известная американская актриса Джейн Фонда, которая со своим балетным образованием придумала красивые занятия спортом для женщин. Фонда сняла аэробику в купальниках и гетрах под музыку. По сути, они просто танцевали. Эротично, красиво. Конечно, эта культура должна была прийти к нам.

В основном все происходило при помощи видеокассет.

— Их переписывали до такого состояния, что на экране угадывался лишь силуэт. У меня тоже была. Супруг привез. В итоге я открыла для себя, как у нас тогда говорили, ритмическую гимнастику.

Таким же макаром белорусская фитнес-легенда заимела и первый достойный элемент своего профессионального гардероба.

— Сперва была заграница в варианте капстран. После в Москве начались конвенции с участием больших производителей. Там же все и продавалось. Первая моя серьезная покупка — белые кроссовки Reebok. 1992 год. $100 — цена. Это как пуанты для балерины. Когда надела, поняла, что такое настоящая обувь. Несколько раз меняла шнурки, но сносила до дыр.

Какой же Сталлоне дрыщ

Если женская часть фитнеса называлась ритмической гимнастикой, то мужская — атлетической. Ван Ли — мастер спорта СССР по этой дисциплине.

— Я занимался в спорткомплексе «Трудовые резервы». Помню, что безлимитный (хотя тогда такого слова не было) абонемент стоил 4 рубля 50 копеек. Тренер мне сказал: «Спроси у мамы разрешения». Все-таки тогда она получала 35 рублей.

Как и представители любых других субкультур, перестроечные качки страдали от нехватки информации.

— Хотелось визуально представлять, на что ты хочешь быть похож и к чему стремишься. Первыми про культуризм хоть как-то стали писать литовцы. Их журналы засматривались до дыр. Помню, я ездил на тренировку на 37-м троллейбусе, а у водителя в кабине висел плакат со Сталлоне. Я смотрел и завидовал. А когда вырос, понял, какой же Сильвестр дрыщ.

Тело, которое бугрилось мышцами под одеждой, в отличие от нынешних богатых на это дело времен считалось огромной редкостью.

— Я шел по рынку «Динамо» чуть впереди, а сзади ржали мои пацаны. Потому что люди показывали на меня пальцами и звали знакомых посмотреть. Нас было два-три здоровых качка на город. Мы все время были в центре внимания. Периодически я стоял в метро у двери на выход и в отражении видел, как на меня пристально смотрят.

При этом на профессиональных соревнованиях по атлетической гимнастике участники сперва должны были сдать силовые нормативы, а уже потом их допускали на сцену показывать тело.

— Да, тогда было больше сильных, а не декоративных культуристов.

Подвал недалеко от кладбища

Мы беседуем с Ван Ли в «Клубе-73». Это обновленная и теперь очень цивильная версия одной из первых качалок в республике. Второй этаж, ковролин, большие окна. Предшественник располагался в подвале где-то недалеко от кладбища. Душа не было. Переодевались прямо в зале.

— В 80-е культуризм расценивали как проявление тлетворного влияния Запада. Считалось, что качаться — некрасиво. Мы были частью полуподпольной субкультуры. Оттого и прятались по подвалам. Подвальные залы — чисто советская «фишка».

Из характерных признаков тогдашних качалок: бетонные полы, в основном самодельные тренажеры, которые варили из водопроводных труб, отсутствие душа и вентиляции, а иногда и окон.

— Помню, как мы занимались, а конденсат стекал по зеркалам и стенам. Качалку можно было найти по запаху. Ну, и по звуку. Везде ж были железные блины — когда они падали, грохот легко угадывался.

Каждый нес в качалку что мог. Часто использовались так называемые коврики электрика — по сути, черный кусок резины. Электрики помогали и с поясами. Они в этих поясах лазали на столбы. А ЗОЖники вешали блины, чтобы подтягиваться с отягощением.

— Мы долго верили в то, что можно накачаться только штангой и гантелей. Но потом появилась фирма на «М-Восток» и стала делать первые нормальные тренажеры.

На Красной, 13, где сейчас расположен бар, функционировала качалка «Клуб здоровья».

— В помещении стояли пластмассовые мусорки зеленого и синего цвета. Люди постарше помнят такие по школам. Каждый вечер в «Клубе здоровья» выкидывали две такие мусорки желтков. Парни отделяли их от белка, который пили для роста мышц. Еще там была общая душевая и раздевалка. Под девчонок вообще ничего не делали. Хотя находились «улетевшие», которые мылись с мужиками.

И любовь, и секс, и кекс

Первый клуб более-менее современного образца в городе открыла Новожилова. Идею она привезла из Швейцарии.

— Там я узнала, что такое вход, reception, клубная карта, душ, раздевалки. Все сфотографировала, взяла с собой абсолютно все рекламные брошюры — в общем, все подтырила. После перевела материалы, проанализировала, как они формируют расписание, какие перерывы между классами, сколько времени идет урок. Это же делопроизводство. Потом отправилась на курсы в Москву учиться работе с клиентами.

Пробное занятие, проходившее на улице Калиновского в спорткомплексе «Трудовые резервы», показало, что население остро нуждается в организованном фитнесе.

— В газете «Вечерний Минск» разместили объявление. Мол, занятия аэробикой устроят вам личную жизнь. Обещала и любовь, и секс, и кекс. Рядом была моя фотография в эротичной позе. В итоге нам дали зал на 80 человек, а пришли 300. Вот так раньше работала реклама. И это газета. Если попадал в телевизор, тебя знали почти все, а до остальных доходило по сарафанному радио.

С Калиновского Новожилова переехала во Дворец спорта. Правда, там видели, что зал становится все популярнее, и поднимали аренду. В итоге в 1995-м на площади Победы открылась «Багира». Пионер современного белорусского ЗОЖа.

Сегодня отдал и завтра получил

В этом помещении раньше была котельная. Какие-то ребята (вроде бы из патриотического военного клуба) своими руками все перестроили. Стали тут отжиматься и подтягиваться.

— Правда, не договорились с руководством Центрального района. Не поняли, что наступило время финансовых отношений. И за такое помещение надо было хотя бы коммунальные платить. А они этого не делали.

Примерно тогда Новожилова впервые задумалась, что фитнес может быть бизнесом.

— Ниша пустовала абсолютно. Правда, люди не хотели вкладываться в развитие клуба. Чтобы отбить вложения, требовалось пять-шесть лет. А тогда хотели коротких денег — сегодня отдал и завтра получил.

Клубная карта стоила в пределах $30. Первое время клиентура была элитной.

— Думаю, «Багира» объединила мальчиков и девочек. Как-то я была в Москве и увидела, что женщины тоже с удовольствием ходят на силовой тренинг. Тогда и поставила тренажеры в свой зал.

— Тот, в котором я работал, назывался High flight, — вспоминает Ван Ли. — Появился ближе к нулевым. Вход стоил $6. Внутри тобой занимался тренер. Второй этаж, большие окна, на полу лежал ковролин, стояли американские тренажеры Maxicam, на входе сидел администратор — вообще космос. Получается, я один из первых персональных тренеров в стране. Может, даже первый.

Три банки аминокислот по 0,5

Протеины, гейнеры, витамины, изоляты, аминокислоты, предтреники… Если сейчас любой даже начинающий физкультурник имеет доступ к спортивному питанию, то раньше ничего не было.

— Читал как-то журнал. Там Арнольд сказал: «Ем после тренировки йогурт». Я не знал, что это. Стал спрашивать у ребят: «А что такое йогурт?» Никто не понимал, — говорит Ван Ли. — Это примерно 1987 год. Надо было расти, мы нуждались в спортивном питании. В итоге с мясокомбината нам привозили соевый белок. Эту штуку в колбасу добавляют. Она была серо-зеленого цвета. В воде не растворялась, превращалась в галушки. Это у нас было вместо протеина.

Турнир в Могилеве жив до сих пор. Очередной пройдет скорой осенью

Когда появился более-менее адекватный протеин, его замешивали в стеклянной банке из-под компота. Шейкеров в стране не было. Стеклянная банка прилично весила и вообще могла разбиться в сумке.

— Среди модных сейчас добавок выделяются BCAA, аминокислоты. В юности своей я прочитал про их пользу. Попросил девчонку — она мне принесла из больницы парентеральное питание. Людям в реанимации такое через вену вводят.

У Владимира было три банки по 0,5 литра.

— Взял одну на тренировку — думаю, после окончания выпью. Мы с товарищем долго ковыряли алюминиевый набалдашник, потом извлекали пробку. Друг попробовал — и его сразу вывернуло. Аминокислоты сладковатые, а крышка дала резиновый вкус. Но я выдержал — половину отпил.

Один из самых больших мужчин Минска вернулся из армии в 1992 году. Тогда по залам как раз стали ездить ребята с большими торбами.

— Каждый зарабатывал как мог. Они вот продавали протеин. А то мы бы и дальше ели сыворотку, которую подсыпают новорожденным телятам.

Сельское хозяйство и говорящие головы

Новожилова задумывается, а после паузы говорит, что в нынешнем информационном шуме, может, и не пробилась бы. А тогда в РБ был один ТВ-канал, но на нем — много эфирного времени. Так появилась передача «Уроки Натальи Новожиловой».

— Не все же время сельское хозяйство и говорящие головы показывать. Не отрицаю, этим проектом я продвигала клуб. Но вместе с тем, хочется верить, и оздоравливала нацию. За съемки не получала вообще ничего. Более того — постоянно вкладывалась. За месяц уходила, может, какая $1000.

По примеру Джейн Фонды Наталья постаралась всунуть в эфир человек девять. Это было ошибкой. Впоследствии состав сократился до трех спортсменов. В таком виде «Уроки Натальи Новожиловой» всем и запомнились.

— Да, я немножко заигралась. Было достаточно двух сезонов на ТВ. Деньги, которые шли в программу, надо было вкладывать в развитие сети. Я открыла два новых зала на Кольцова и Карастояновой, но не удержала их. Слишком много времени уходило на телевизор, которому я посвятила семь лет. Стоило концентрироваться на менеджменте бизнеса.

Тем не менее Новожилова стала культовым персонажем. С этим не поспоришь даже при самом огромном желании.

— Мне говорили: «Наташа, ты не понимаешь своей популярности». А я все твердила: «Клубов должно быть как газетных киосков». И не обращала внимания на это. Думаю, такой абсолютной популярности в фитнесе уже не добиться. Информации стало в разы больше. А так я — как Юрий Гагарин. Я не стремилась к такому, само получилось.


Оба спикера вспоминают ЗОЖ из 90-х очень ламповым, бодрым и самодеятельным. Говорят, что больше такого не будет никогда. Теперь фитнес стал индустрией, что по большому счету отлично. Да, есть свои «косяки» вроде переизбытка доморощенных тренеров, но это уже другая тема.

0
0
Поделись с друзьями