Как живут вдова и дети белорусского хоккеиста Руслана Салея, который погиб в авиакатастрофе

Cпорт
Поделись с друзьями

11 лет назад, в авиакатастрофе под Ярославлем, в возрасте 36-ти лет трагически погиб белорусский хоккеист, выступавший на позиции защитника – Руслан Салей. 2 ноября ему могло исполниться 48 лет.

Руслан Салей
Фото: lovers-of-art.livejournal.com белорусский хоккеист — Руслан Альбертович Салей с супругой Бетанн, дочерью Алексис и сыном Александро

Заслуженный мастер спорта Республики Беларусь, неоднократно становившийся лучшим хоккеистом страны, вообще не должен был лететь на том злополучном рейсе. Спортсмен изначально собирался отправиться в Минск на собственном автомобиле, но потом, все же, решил полететь туда вместе с командой «Локомотив». Из-за этого некоторое время информация о его гибели не подтверждалась.

Хоккеист состоял в законном браке с американкой по имени Бетанн. Пара воспитывала троих общих наследников: двоих дочерей и сына. Младшая дочка появилась на свет незадолго до гибели своего отца.

Год спустя овдовевшая молодая женщина вместе с детьми приняла православие на родине покойного супруга, и обещала каждый год навещать могилу Руслана, но сдержать свое обещание так и не смогла.

Руслан Салей: биография, семья, ранние годы

Будущий хоккеист родился в Минске, 2-го ноября 1974-го года, и был третьим ребенком в обычной советской среднестатистической семье, не имевшей непосредственного отношения к профессиональному спорту. Оба родителя трудились в МАПИДе, старались обеспечить детей всем необходимым и развивать их таланты.

Руслан рос вместе с братом Вадимом, который был на двенадцать лет старше него, и сестрой Анжеликой, которая на десять лет старше. Младший ребенок всегда был спокойным и послушным, по словам матери – Тамары Гавриловны, с ним никогда не возникало проблем.

В интервью родительница вспоминала, что у Руслана в детстве была серьезная аллергия на сладости, после употребления которых у ребенка появлялись болезненные ранки на губах и в ротовой полости.

Фото: foto-history.livejournal.com белорусский хоккеист — Руслан Альбертович Салей в юности со своей мамой — Тамарой Гавриловной

Мальчик уже тогда стал демонстрировать удивительное самообладание, и не трогал конфеты и шоколадки, которые при нем с аппетитом ели сестра с братом.

А еще мальчик рос бережливым и экономным. Так как их семья жила достаточно скромно, если Руслану на какой-то праздник родственники дарили деньги, он старался отложить их на что-то действительно нужное и полезное, а не спускать на всякую ерунду.

Начало спортивной карьеры

В раннем возрасте мальчик живо интересовался футболом, и много времени проводил, гоняя мяч во дворе с друзьями. Но вскоре он серьезно увлекся хоккеем, и сам попросил родителей записать его в профильную секцию. Папа с мамой отвели младшего сынишку в минскую спортшколу СДЮШОР 12, где он постигал тонкости этой командной игры.

Фото: onlinebrowsing.blogsport.com белорусский хоккеист — Руслан Альбертович Салей (по центру) с отцом Альбертом Салеем и старшим братом Вадимом

Дабы попасть на утреннюю тренировку, ребенку приходилось вставать в половине шестого утра, затем он шел на уроки в общеобразовательную школу№7, а после снова спешил на лед.

Одним из первых наставников мальчика был Алексей Сергеевич Цуриков, который, понаблюдав за своим юным подопечным, определил его в защиту. В пятом классе мальчика перевели в 23-ю гимназию, потому как там был организован хоккейный спецкласс. Несмотря на ежедневные тренировки, у Руслана никогда не возникало серьезных проблем с учебой.

В начале 90-х годов молодой и перспективный спортсмен выступал за юношеские и молодежные команды, пока его не пригласили в первый в его карьере профессиональный клуб из Гродно – «Неман», который, к слову, в то время назывался «Прогресс-ШВСМ».

Но, сыграв в его составе всего один сезон, и показав себя с наилучшей стороны, юноша привлек внимание талантливого наставника, тренировавшего столичный клуб и главную команду страны – Андрея Михайловича Сидоренко.

Он посоветовал парнишке перейти в минский клуб «Динамо», и впоследствии Салей неоднократно говорил о том, что именно Сидоренко дал ему путевку в большой хоккей.

Карьерный взлет, спортивные достижения

По воспоминаниям Андрея Михайловича, Руслан был не только талантливым игроком, но также очень ответственным и порядочным человеком, который всегда работал на результат, обладал здоровой спортивной злостью и всячески старался не подводить своих товарищей по команде.

Также юный хоккеист мог отлично играть в двух направлениях: он великолепно оборонялся и блестяще выступал в атаке. Тренер вспоминает, что подопечный схватывал все на лету, а его прогресс был заметен от матча к матчу.

Вскоре руководство клуба оценило успехи и вклад Салея. За ответственный подход к делу защитнику подарили вишневую девятку «Жигули», как одному из наиболее успешных игроков. То был его самый первый автомобиль. Год спустя Руслан перешел в другой известный столичный клуб – минский «Тивали», выступавший в МХЛ, а затем и в ВЕХЛ.

В возрасте девятнадцати лет защитник дебютировал в составе национальной сборной своей страны. Но в 1995-м году, выступая за сборную на мировом первенстве, хоккеист неожиданно провалил допинг-контроль, за что его на полгода дисквалифицировали.

Сам молодой человек объяснил случившееся тем, что он накануне матча переболел гриппом, и, вероятно, запрещенные вещества содержались в лекарственных препаратах, которые он принимал.

На тот момент он был на пике своей физической формы и активно рос в карьерном плане, поэтому наставник всерьез опасался, что его подопечный попросту сломается, испортив себе жизнь и карьеру.

Тогда через агента – Олега Полякова (ныне уже покойного) Руслан отправился за океан, потому как в США полученная им дисквалификация не распространялась. В 1996-м году на драфте НХЛ он был выбран американским клубом «Анахайм Майти Дакс» под общим девятым номером. Следует отметить, что это по сей день является непобитым рекордом для белорусских хоккеистов.

Салей принимал участие в трех Олимпиадах: в Нагано, в 1998-м году, в Солт-Лейк-Сити в 2002-м году, а также в Ванкувере в 2010-м году. Хоккеист 17 лет выступал за сборную своей страны, приняв участие в 66-ти матчах. Помимо этого, принял участие в двух финальных турнирах европейских Кубков, проходивших в 1994-м и 1995-м годах.

В разное время защитник выступал за американские клубы «Florida Panthers», «Colorado Avalanche», а также «Detroit Red Wings». В регулярных сезонах НХЛ отыграл 917 матчей. Также он провел 39 матчей в чемпионатах России.

По мнению тренера Андрея Сидоренко, Салей вполне мог вырасти в отличного наставника, ведь он обладал всеми необходимыми для этого качествами.

Руслан Альбертович умел вести за собой команду: знал, как правильно поддержать, задать нужный настрой, мог вовремя и к месту пошутить, чтобы снять напряжение, был человеком ответственным и надежным.

Личная жизнь хоккеиста: жена, дети

Спортсмен был женат один раз, и сумел создать крепкую и счастливую семью. Со совей будущей супругой – американкой по имени Бетанн он познакомился за океаном еще в середине 90-х годов. История их любви была похожа на сказку или сценарий романтического фильма.

Миниатюрная красавица-блондинка и белорусский богатырь случайно встретились на вечеринке, и полюбили друг друга с первого взгляда. Руслан на тот момент еще плохо говорил по-английски, а его избранница совсем не знала русского, но языковый барьер не стал помехой их отношениям.

Фото: lovers-of-art.livejournal.com Заслуженный мастер спорта Республики Беларусь — хоккеист Руслан Альбертович Салей с супругой Бетанн Салей

Пара несколько лет жила гражданским браком. Предложение своей возлюбленной хоккеист сделал в канун нового года, когда они обменивались подарками, сидя под сверкающей ёлкой.

Он попросил девушку прочесть, что написано в открытке, красовавшейся на одной из веток. Бетанн прочитала там вопрос: «Ты выйдешь за меня?», а когда она взглянула на избранника, то увидела, что тот держит в руках коробочку с кольцом.

Скромную свадьбу пара сыграла на Гавайях, пригласив лишь самых близких им людей. После этого девушка официально взяла фамилию своего супруга. Чета обзавелась собственным уютным домом в Калифорнии, Бетанн с удовольствием варила мужу борщи, хотя сама всегда отдавала предпочтение блюдам японской кухни.

У супругов родилось трое общих детей: старшая дочка Алексис (на момент бракосочетания родителей ей было уже восемь месяцев), сын Александро (или просто Сандро) и младшая Эйва, появившаяся за год и несколько месяцев до трагедии.

После свадьбы молодая жена решила оставить работу, и полностью посвятить себя супругу, детям и созданию домашнего уюта. Руслан же, в свою очередь, делал все, чтобы его семья ни в чем не нуждалась.

Спортсмен довольно долго учил английский язык, который давался ему с большим трудом. В то время у него был любимый криминально-драматический телесериал «Клан Сопрано», с помощью которого Салей подтягивал разговорные навыки.

Вот только в сериале про итальянскую мафию нередко использовался жаргон и бранные слова, которые Руслан, сам того не замечая, временами использовал в жизни, что становилось поводом для шуток у его друзей и коллег.

За несколько лет до трагедии хоккеист начал строительство просторного дома в Минске, где могла бы жить вся его большая семья, приезжая в гости к родне. Но воплотить эту мечту в жизнь он так и не успел.

Примечательно, что буквально за пару недель до отъезда в Ярославль Руслан вдруг решил написать завещание. В Америке подобная практика весьма распространена, и люди стараются обезопасить свое имущество, потому как, в случае внезапной смерти человека, при отсутствии завещания, государство может забрать то, что, как говориться, было нажито непосильным трудом.

По этой причине Бетанн такое решение супруга нисколько не удивило, и женщина не увидела в нем какого-то дурного предзнаменования. А за несколько дней до катастрофы женщина, созваниваясь с мужем по телефону, рассказала, что в торговом центре её, вероятно, приняли за мать-одиночку с тремя детьми, потому что люди смотрели на неё с каким-то сочувствием и грустью.

Хоккеист обещал супруге, что вернется через пару месяцев, и в ноябре они всей семьей поедут в отпуск куда-нибудь к теплому морю. Но, к сожалению, живым Бетанн своего возлюбленного больше не увидела.

Авиакатастрофа под Ярославлем

Вечером перед тем роковым полетом Руслан позвонил жене, и они проговорили до глубокой ночи. Спортсмен расспрашивал её о детях, о том, как Бетанн там с ними справляется и говорил, что очень скучает за ними. Тот разговор был необычайно продолжительным и трогательным.. и оказался последним.

7-го сентября 2011-го года, прямо перед посадкой на самолет Руслан позвонил старшему брату Вадиму, сообщил, что скоро прилетит, и они договорились о встрече. Но всего через полчаса после этого Вадим узнал о трагедии.

Ему позвонил Михаил Захаров, дрожащим голосом сообщив о том, что самолет с хоккейной командой упал при взлете. Тогда еще не было никаких точных сведений, поэтому никто не знал наверняка, удалось ли кому-либо выжить. Это давало слабую надежду, которая, увы, не оправдалась.

Самолет Як-52, следовавший по маршруту Ярославль-Минск, с хоккейным клубом «Локомотив» на борту, выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы, из-за чего не смог набрать нужную высоту, зацепил крылом радиомаяк, и рухнул на землю у реки Туношонка.

Фото: Reuters Катастрофа Як-42 под Ярославлем. Обломки самолета, следовавшего по маршруту Ярославль—Минск; на его борту находился ярославский хоккейный клуб «Локомотив»

Полет длился всего лишь несколько секунд, а после падения воздушное судно разрушилось и сгорело. Из 45-ти человек, находившихся на борту (37 пассажиров и восемь членов экипажа), выжить каким-то чудом удалось лишь инженеру – Александру Борисовичу Сизову и нападающему – Александру Саидгереевичу Галимову, который, к сожалению, через пять дней скончался в больнице.

Относительно судьбы Салея изначально поступали весьма противоречивые сведения. Хоккеист планировал ехать в Минск на машине, но вскоре выяснилось, что он, все же, полетел тем злополучным рейсом. Первым к месту трагедии прибыл Вадим Салей, который и опознал младшего брата.

Когда о случившемся сообщили Бетанн, у неё случилась истерика, свидетелями которой стали находившиеся рядом дети. Они были напуганы происходящим, а женщина не знала, как сообщить им о смерти отца.

Женщина решила не травмировать детскую психику, поэтому на похороны отправилась одна. Её супруга похоронили десятого сентября на минском Восточном кладбище.

Как живут близкие хоккеиста после его гибели

На сороковой день после трагедии Бетанн, вместе с детьми, приняла православие, потому как ей хотелось быть с мужем одной веры. Таинство проходило в Храме Всех Святых, расположенном неподалеку от кладбища, где ныне покоится Руслан Альбертович. До этого дети хоккеиста были некрещеными.

Менее чем через год после авиакатастрофы в семье спортсмена произошла еще одна трагедия – ушел из жизни отец Руслана Альберт Салей. Пожилого мужчину сильно подкосила гибель младшего сына, он так и не смог справиться с горем.

Бетанн на время сблизилась с семьей погибшего супруга. Она с детьми перебралась в дом, который для них строил Руслан, правда, женщине пришлось самостоятельно его обустраивать, потому как сделать это с возлюбленным они не успели.

В 2012-м году, находясь с детьми в Беларуси, вдова хоккеиста дала интервью, в котором рассказала, что планирует каждый год прилетать на родину мужа, дабы почтить его память. Но, вернувшись домой в Калифорнию, женщина практически перестала общаться с семьей супруга, и больше не навещала его могилу.

По словам Бетанн, в Минске произошло какое-то неприятное событие, о котором она не хочет говорить, и из-за которого решила больше не приезжать. Вдова даже была вынуждена обратиться за помощью к психологу, дабы справиться с потрясением.

Первое время женщина созванивалась со своей свекровью – Тамарой Гавриловной по видеосвязи. Они пытались общаться на смеси русского и английского языков, но это очень тяжело давалось обеим. Мама хоккеиста практически не знает английского, а Бетанн так и не выучила русский. Со временем даже такое общение сошло на нет.

Тамара Гавриловна в интервью признавалась, что очень скучает по внукам, но в последние годы может видеть лишь их фотографии в социальных сетях. Когда-то невестка обещала ей, что дети будут учить русский язык, но, как стало известно, в школе они в качестве второго языка предпочли испанский.

Несколько лет назад в Соединенные Штаты летал Вадим, который встречался с вдовой брата и племянниками. Но пообщаться по душам им так и не удалось, опять же из-за языкового барьера.

Бетанн также говорила, что всегда будет рада принять у себя в гостях свекровь, если та решит прилететь, но она не уверена, знает ли об этом сама Тамара Гавриловна, потому как ей могут неправильно переводить слова невестки.

По словам Бетанн, после гибели Руслана в её жизни не было других мужчин, и она не уверена, сможет ли вообще еще когда-нибудь кого-то полюбить. Они с детьми по-прежнему живут в том доме, который обустраивали вместе с мужем, там всюду развешаны их свадебные и семейные фотографии, а кабинет Руслана остался нетронутым, словно все еще ждет его возвращения.

Старшая дочь супругов Салей – Алексис играет в теннис и волейбол, а также занимается изучением французского и испанского языков. Сынишка Сандро пробовал свои силы в хоккее, но ему не слишком понравились тренировки.

Мальчик посещал разные спортивные секции, но, в конечном счете, сделал выбор в пользу баскетбола. Младшая дочь Эйва также проявила живой интерес к теннису, последовав примеру старшей сестры.

Бетанн признается, что все еще любит Руслана всем сердцем, и ни один мужчина никогда не сможет занять его место. По её словам, если бы не дети, то после гибели супруга её жизнь потеряла бы всякий смысл.

Фото: ygashae-zvezdu.livejournal.com могила белорусского хоккеиста — Руслана Альбертовича Салея в Минске на почётной аллее Восточного кладбища

Источник: freesmi.by

Подписывайтесь на наше Viber сообщество и телеграм канал, чтобы быть в курсе всех новостей.
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button