«Это филиал рая». Что белоруску удивило в немецком роддоме

В миреОбщество
+1
-1
Поделись с друзьями

Белоруска Виктория Терешонок вместе с мужем живет в городе Ахене в Германии. Недавно она родила ребенка и осталась очень довольна условиями в роддоме и отношением персонала. Рассказываем, как там все устроено, почему не нужно покупать детскую одежду в роддом и как процессу помогают отцы (от них тоже многое зависит).

Источник фото: архив героини

Виктория уехала из Беларуси около трех лет назад. В Германии медицинская страховка покрывает расходы на больницы, в том числе и роды. Интересно то, что женщина может выбрать, где рожать — дома, в больнице или родильном центре. Привязки к месту жительства, как у нас, там нет.

—  Есть частные клиники, где рожаешь по особым методикам, например, без анестезии или с какой-нибудь колдуньей. Можно рожать дома, в ванной и прочее. Всякие варианты есть, но я этим не сильно интересовалась, — признается Виктория.

Сама она для родов выбрала больницу, где работает ее муж. К тому же это ближайшая клиника от дома, пишет rebenok.by.

— Некоторые немцы месяцами ездят по клиникам и выбирают. Я могла поехать хоть в Берлин или Мюнхен, но мы не заморачивались и остановились на своей больнице. Даже не потому, что это самая большая клиника Западной Европы и не потому, что там перинатальный центр первого класса на случай осложнений у ребенка. А потому что там работает мой муж, и он в любой момент мог спуститься на пару этажей в родильное отделение.

В отличие от Беларуси роды в Германии принимает акушерка. Врача вызывают только в случае, если возникают осложнения.

— На родах акушерка делает все: дает команды, помогает, принимает какие-то решения на своем уровне. Если все хорошо, врач приходит только после самих родов, когда неонатолог проводит осмотр ребенка. В это время врач-гинеколог осматривает женщину после родов, проверяет, есть ли разрывы и нужно ли накладывать швы.

У немцев принято, чтобы на родах присутствовал партнер. Виктория рассказывает, что даже на обычный прием к гинекологу беременные приходят с мужьями.

— Я первое время ходила на консультации к врачу одна, и меня каждый раз спрашивали, где мой муж. Во второй раз гинеколог сказала, что мужу желательно быть вместе со мной, и с тех пор он не пропустил ни одного визита.

Родзал выглядит как обычная больничная комната, довольно уютная. По мнению Виктории, в такой обстановке морально легче переносится боль. Но самое главное, что оценила героиня, это поддержка мужа во время родов.

— По моим ощущениям, мужчина здесь полноценный участник процесса, разве что не рожает. Если бы не помощь мужа, я бы рожала, наверное, до сих пор, — шутит Виктория. — Мне казалось, что с такой подготовкой после курсов для беременных, как у меня, ребенок просто «выпадет» из меня, пока я буду лежать и улыбаться. Но, как оказалось, в реальности все не так.

После родов ребенка выкладывают на живот не только матери, но и отцу

Несмотря на боль, у Виктории роды прошли без осложнений. В таких случаях ребенка после рождения никуда не уносят: он остается с родителями в родзале.

— После родов ребенок лежит у мамы на животе минут 30, потом маме приносят еду, чтобы она могла восстановить силы после родов. В это время на живот себе ребенка кладет отец, чтобы малыш установил с ним связь (так называемый skin contact) и получил микрофлору не только матери, но и отца. Это очень трогательное время для семьи, поэтому все сотрудники клиники выходят из родзала.

Через час-полтора после родов женщину вместе с ребенком увозят в палату. Все сотрудники больницы, которых белоруска встречала в коридорах и лифте, улыбались ей и поздравляли с рождением ребенка.

Белорускам будет сложно в это поверить, но немецких женщин всего через шесть часов после родов отпускают домой при условии, что и с матерью, и с ребенком все в порядке. Но Виктория предпочла перестраховаться и осталась в больнице.

— Я отказалась уезжать домой: мне было страшно. В итоге я провела в роддоме двое суток. Но вообще, как я поняла, обычно женщины стараются уехать домой как можно раньше.

При желании за доплату в 55 евро в сутки в больнице, где рожала Виктория, можно было взять семейный номер и жить после родов вместе с мужем или партнером.

— Получается, что он ночует с тобой и полноценно помогает с ребенком, а не приходит в гости «на часок». Мы такой номер не брали, ведь у мужа в больнице есть кабинет с местом для сна. Но для других родителей это идеальная опция.

В больнице принято оставлять «чаевые»

По словам молодой мамы, семейный номер — это была единственная платная услуга в больнице. Стандартная палата, все процедуры, еда и прочие услуги покрываются медицинской страховкой. Хотя есть необычная для белорусов традиция — оставлять больнице «чаевые».

— В отделении есть так называемая «кофейная касса» — ящик, куда можно бросить чаевые всем сотрудникам. В Германии принято оставлять «на чай», но никаких конкретных сумм нет. Можно исходить из расчета 10 евро за день пребывания в больнице, но это очень условно. Деньги потом идут на «вкусняшки» или нужды отделения, которые не покрывает больница.

Стандартные палаты в роддоме — двухместные и одноместные. Виктории повезло: ей досталась «однушка».

— Она небольшая, но все, что нужно, там есть: кровать-трансформер, тумбочка и стол. Все предметы мебели можно подкатить к себе так, чтобы вообще не вставать с кровати. Даже телевизор есть в палате, причем над каждой кроватью — свой.

В немецком роддоме ребенок всегда находится с матерью.

— За двое суток в больнице мы с дочкой были врозь, наверное, минут 20. К моей кровати приставлена маленькая кроватка без стенки. Периодически я поворачивала голову, чтобы посмотреть на ребенка и убедиться, что я действительно родила.

Одежда и подгузники для ребенка уже есть в роддоме

Закупать распашонки, памперсы и присыпки немецким женщинам до родов не нужно, говорит героиня. В палате уже есть комод, наполненный всем необходимым для новорожденного.

— Больница предоставляет ребенку одежду, подгузники, соски и еще какие-то непонятные для неопытной матери вещи на время нахождения в клинике. Привозить детские вещи нужно только на выписку.

Даже менять ребенку одежду и памперсы в немецком роддоме маме необязательно: она может попросить медсестру сделать это вместо нее.

— Можно сказать: мне плохо; я не умею; я делаю это медленно; я боюсь, что сделаю криво, и все протечет; вы меняйте, а я посмотрю. А можно вообще это никак не объяснять и просто попросить поменять памперс. Ко мне медсестра сама заходила и спрашивала, когда я последний раз это делала. Если, по ее мнению, прошло уже много времени, она меняла подгузник сама.

Если сумку для ребенка немкам собирать необязательно, то для себя взять вещи все же придется, говорит Виктория.

— Есть такой же комод для мамы, набитый тем, что ей пригодится после родов. Там всякие прокладки, салфетки и т.д. Но в целом список вещей для роддома был большой: тапочки, халат, лифчик для кормления, полотенце… На этом пункте я разозлилась, мол, даже полотенце не дают. Но мне это объяснили так: чем больше личных вещей в больнице, тем больше у женщины ощущение домашнего уюта. Ведь беременность — это не болезнь, а свои вещи помогут сгладить атмосферу больницы.

Отдельным пунктом в этом списке стоял фотоаппарат с заряженной батарейкой, чтобы родители в суете не забыли сделать фотографии при выписке из больницы. Виктория считает, что это довольно милое напоминание.

Врачи постоянно заглядывают в палату, чтобы узнать, как дела

Каждый день, начиная с семи утра, в палату постоянно заходил персонал: кто-то приносил витамины, кто-то — завтрак, кто-то менял постельное белье, а кто-то мыл пол, вспоминает белоруска.

— Все сотрудники больницы, заходя в палату, спрашивали, как мои дела и нужно ли мне что-нибудь. В первый день пришел заведующий отделением, просто поздравил с рождением ребенка и спросил, нравится ли мне в больнице. Я даже растерялась и не знала, что сказать.

Самой роженице никуда ходить не нужно: врачи сами приходят в палату. Каждый день к женщине заглядывают гинеколог и детский врач для осмотра.

— В последний день ко мне пришли два физиотерапевта, и это был лучший визит врачей за все время. Одна развлекала ребенка, вторая показывала мне упражнения на тему «как обратно стать человеком после родов». Делала я их ужасно и оттого хотела плакать, а она меня хвалила, и от этого плакать хотелось еще больше. Потом врач увидела на тумбочке масло для тела и сделала мне супермассаж. В конце мне хотелось ее расцеловать, честное слово.

Несмотря на то, что сотрудники больницы заходят к роженице часто, в палате есть кнопка вызова медсестры на случай, если женщине понадобится какая-то помощь.

— Если есть вопросы или просто хочется поговорить — жмешь кнопку на тумбочке. Я пользовалась ей только дважды, но хочу отметить, что время ожидания медсестры меньше одной минуты. Даже на очень глупые просьбы и вопросы вроде того, почему ребенок плачет, она отвечает с улыбкой и помогает.

На каждый прием пищи — три варианта меню

В коридоре больницы вдоль стен были расставлены вода, термосы с чаем и кофе, чтобы женщины могли в любое время взять напиток по желанию. Питание в клинике хорошее. И, кстати, никаких диет немки соблюдать после родов не должны.

— На каждый прием пищи есть три варианта меню, и ты заранее выбираешь то, что будешь есть. Столовых в клинике нет: поднос с едой приносят прямо в палату, а затем уносят. Обеды вкусные: там есть и тунец, и говядина, но, что характерно для Германии, много хлеба и бутербродов.

Немецким родителям нужно заранее позаботиться о покупке детского кресла, потому что это обязательное условие для выписки из больницы.

— Без детского кресла ребенка родителям просто не отдадут. А если у семьи нет своего автомобиля, медицинская страховка оплачивает такси из роддома.

Выписка из немецкого роддома выглядит как по-настоящему праздничное событие, говорит Виктория.

—  Врачи и медсестры тебя поздравляют и дарят от больницы подарки: спальный мешок, подгузники, тарелки-ложки и другие бытовые принадлежности, а также подарки от фирм, продающих детские товары. Можно одеть ребенка в праздничную одежду для фото. По ощущениям получается настоящий день рождения.

С момента родов уже прошло больше месяца, и Виктория постепенно привыкает к новой роли молодой матери. Но до сих пор она с благодарностью вспоминает отношение персонала в больнице.

—  Немецкий роддом — это филиал рая, без скидки на мою впечатлительность и гормоны. Такой помощи и поддержки персонала я не ожидала. Например, медсестра в четыре часа утра прошла полбольницы, чтобы из моей палаты на восьмом этаже принести мне моего плюшевого медведя в родзал на минус втором этаже. До сих пор, вспоминая это, я готова расплакаться от признательности.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

Добавить комментарий

Close