Квартира с террасой и дача на Сицилии. Как живется белорусскому инженеру-строителю, эмигрировавшему в Германию

В мире
+2
0
Поделись с друзьями

«За границей мы никому не нужны», — недовольно поджав губы, говорят бабушки, если их дети или внуки только заикаются о переезде. «Вперед — собирать клубнику и мыть туалеты», — радостно восклицают соотечественники, свято уверенные, что за пределами Беларуси стабильности нет и участь эмигранта — работать в грязи за минимальную ставку. Страшным будущим не пугают разве что айтишников — эти ребята, если не будут лениться, в любой стране легко адаптируются и найдут хорошо оплачиваемую работу. Однако не IT единым живут те, кто преуспел за кордоном. Два года назад минчанин Владимир поменял понятный и привычный белорусский мир на немецкую неизвестность. По профессии мужчина — инженер-строитель, и, как оказалось, таких специалистов в Германии очень уважают, пишет onliner.by.

«Из стабильного были только кризисы, поэтому и уехал»

Вообще, переезд куда-либо не входил в планы минчанина. В 2009-м Владимир окончил БНТУ по специальности «инженер-строитель» и не без удовольствия пошел работать по профилю. Тем более что и прозябать в периферийных «голодных» стройтрестах ему не пришлось — молодой человек устроился в частную столичную компанию. Работа была интересной и денежной — $1000 по курсу набегало довольно легко, что для вчерашнего студента прямо очень хорошие деньги. Плюс деятельный минчанин перегонял машины из Германии, что тоже было хорошим подспорьем. Однако безмятежная жизнь продолжалась недолго.

— В 2011-м грянул кризис, и тут впервые пришло осознание: что-то идет не так — была зарплата $1000 в эквиваленте, а стала $300. И повториться такое может в любой момент, — вспоминает, как в душе появились первые ростки сомнения, Владимир. — Так как финансово я очень сильно просел, стал искать варианты подработки. Одно время даже возил в Литву солярку. За один рейс с буса можно было заработать до $50. Скатался пять раз в Вильнюс — и вот тебе, пожалуйста, «строительная» зарплата за месяц. Но потом и эту лавочку прикрыли.

Время шло, а в стройсфере дела особо не улучшались, и Владимир полностью переключился на автотематику. Старые знакомства в Германии и живость ума помогли наладить бизнес с запчастями — сначала для легковых автомобилей, а потом и для грузовых.

— Дела вроде как шли хорошо, бизнес развивался. О «прорабстве» и стройке я почти забыл. Единственное, что меня связывало с тем миром, — процесс возведения собственного дома в пригороде Минска, — продолжает мужчина. — Но вот какое дело: только-только у тебя все выровняется, наладится, как бац — и все рушится, у дверей новый кризис. Да такой, что надо продавать личное авто, чтобы вкинуть деньги в оборотку и купить товар. И так раз за разом. То есть стабильность была только в кризисах, и мы с женой решили, что ждать нечего, надо уезжать. Кстати, забегая вперед, могу сказать, что если бы мы остались и продолжили заниматься автобизнесом, то сейчас, во время коронавируса, были бы, скорее всего, полными банкротами.

Забота государства о семье с детьми

Перед тем как сесть на самолет, семья продала все, что ее связывало с Беларусью, — дом, машины, мебель, бизнес. Уезжали, чтобы не возвращаться, но при этом без четких планов, чем будут заниматься.

— Я улетел первый, чтобы как-то сориентироваться на местности и легализоваться, потому как имел только туристическую визу. С беременной женой и скорым пополнением, без официальной работы и полноценной страховки там делать нечего. Так как вся моя активная жизнь была связана с автомобилями, рассчитывал, что и в Германии останусь работать в этой же сфере, буду организовывать поставки в Беларусь или что-то в этом духе.

На первую работу в польскую фирму меня устроили по знакомству (хотя сейчас считаю, что эта работа была ошибкой — стоило сразу идти абсолютно «белым» путем и оформляться в строительную компанию). Заключил контракт на год, и на его основании мне выдали рабочую визу, а также базовый вид на жительство. Совсем скоро и жена переехала, — описывает жизненные события Владимир.

Месяцев через пять после официального трудоустройства мужчине пришлось уйти в декретный отпуск — жена родила двойню, и одной ей было не справиться. Несмотря на то что рабочий стаж у белоруса был совсем маленький, семья в полной мере ощутила заботу немецкого государства.

— Когда ты планируешь переезд, то буквально от всех слышишь, что никому ты там, за границей, не нужен, ничего не получится и нечего рыпаться. На самом же деле, даже с моим очень коротким сроком официальной работы, мы ощутили такую заботу от государства, о которой и мечтать не могли. Для начала: моя страховка распространялась на всю семью, поэтому пребывание в больнице, роды и все сопутствующее прошло без трат с нашей стороны.

А потом, после выписки, нас со всех сторон окружил известный немецкий социал: так как двое взрослых были в декретном и не имели дохода, государство компенсировало нам аренду жилья (Wohngeld — 574 евро), начисляло «детские» — 438 евро на двоих малышей (Kindergeld платятся до достижения детьми 18 или 25 лет, в зависимости от того, продолжают они образование или идут работать). Еще выплачивались Kinderzuschlag (это дополнительная поддержка) в размере 375 евро в течение года и «базовые» деньги (Elterngeld составляет около 980 евро). В общей сложности в месяц выходило около 2400 евро. На эту сумму спокойно можно жить всей семье, — говорит мужчина.

Несмотря на то что в Германии Владимир бывал много раз еще до переезда, уровень знания языка оставался таким себе. Поэтому за время декрета белорус прошел обязательные государственные курсы, на которых изучал язык (до уровня B1) и «немецкое обществоведение». Сдав оба экзамена, мужчина получил сертификаты и уже официально стал считаться интегрированным в немецкое общество человеком.

— За пару месяцев до окончания декрета я задумался, где мне работать дальше. Узнавал, как организовать свой бизнес, — продолжает Владимир. — Новые знакомые в Германии задавали вопросы обо мне и когда узнавали, что я инженер-строитель, удивлялись, чего я еще мудрю, — мол, иди работай по специальности, ты уважаемый и востребованный специалист. В итоге я решил попробовать двигаться в этом направлении, хоть и понимал, что на тот момент инженер из меня был уже очень слабый — столько времени прошло.

Я составил резюме и разослал его в 55 компаний (по местным меркам это немного), в ответ получил пять приглашений на персональное собеседование. Уже на втором собеседовании мне предложили подписать контракт — сразу на два года. От момента рассылки до подписания документов прошло две недели.

Белоруса пригласили в компанию, которая занимается модульным строительством. Эдакое Lego для взрослых: на собственном производстве отливаются «модули-кубики», которые затем монтируются друг на друга. Такие модули нужны, когда стройка должна пройти быстро, бесшумно и результативно. Частые объекты — заправки, детские сады, больницы, школы.

— Это теперь уже понимаю, что мое руководство сразу знало: где-то полгода я буду учиться и никаким «прорабом» быть не смогу, брать на себя ответственность за объекты — тоже, — рассказывает собеседник. — Но они сознательно пошли на это и сразу стали платить «инженерную» зарплату. А также выдали причитающуюся гору «плюшек» — служебный автомобиль Volkswagen Passat в хорошей комплектации без ограничений на километраж и топливо (в магазин или по району по личным делам на нем ездить можно, а вот на отдых на природу — нет), новый компьютер, рабочий телефон с безлимитными звонками и интернетом.

Порядки в компании следующие: так как мне надо много ездить по стройкам, а они, как правило, удалены — находятся за 110—200 километров от дома, — то время, проведенное в дороге, также входит в рабочие часы. То есть если я с утра сел за руль и поехал на дальний объект, то мой рабочий день уже начался.

В целом рабочий день длится 8 часов и 15 минут с понедельника по четверг включительно. В пятницу за счет этих «пятнадцатиминуток» имеем всего 7 часов. Сотрудник сам выбирает, когда ему вырабатывать часы — с 6 утра или, например, с 9. Но главное — не отсиженные часы, а результат работы.

Также у нас официально закреплены два перерыва: 15-минутный завтрак в 9:15 и обед с 12:30 до 13:15. Что приятно, компания оплачивает наше питание: в специальном приложении на телефоне сотрудник до 11 часов утра должен выбрать один из вариантов комплексного обеда. К 12:30 его привезет кейтеринг. Стоимость — всего 1 евро, остальное компенсирует руководство. Если же сотрудник весь день находится в разъездах и не может привычно пообедать, то ему на карту начисляется 14 евро.

Стройка в Германии vs стройка в Беларуси

— Когда я начал работать, понял, что совершенно никакой роли не играет, есть у тебя опыт строительства в Беларуси или нет, так как все равно будешь учиться всему заново — от специфических терминов до других принципов работы, — объясняет Владимир. — Как по мне, то чем у тебя опыта меньше, тем лучше — сразу будешь работать по стандартам Германии.

А они заключаются в следующем: наша компания выступает генподрядчиком на объекте. Мы производим и монтируем модули. Все остальное выполняют субподрядные организации — на одной стройке их может быть до 25. И каждый несет ответственность и гарантийные обязательства за свой участок. Все разбито и делегировано. Я же проверяю и принимаю итоговую работу. Если в процессе вижу, что что-то идет не так, говорю рабочим. Если вдруг возникают более серьезные вопросы, то все решается через претензионные письма, отправленные по электронной почте.

То есть мне не надо заниматься заказом материалов, следить, чтобы их не украли, контролировать степень трезвости рабочих и прочее-прочее-прочее, чем я занимался в Беларуси.

Также немцы очень тщательно прорабатывают пожарную безопасность зданий. Если у нас каждый визит МЧС сопровождался молитвами «хоть бы ни к чему не „доколупались“ и не заметили „косяки“», то в Германии все продумывается до мелочей еще на этапе проектирования. А если есть сомнения — переделывают проект, пока не будет идеально. В итоге придраться не к чему. Общение с инспектором проходит в очень позитивном ключе.

По условиям контракта Владимиру нельзя разглашать свою зарплату, а также предоставлять кому-либо фотографии со стройки. Однако мужчина замечает, что в финансовом плане все очень хорошо — его доход по сравнению с белорусским строительным увеличился в разы.

— В Германии молодой специалист может рассчитывать на 50—55 тысяч евро в год «грязными». Специалист со стажем в лет пять вполне может зарабатывать 60—70 тысяч. Если же за плечами десять трудовых лет, то 70—80 тысяч в год — вполне реальные деньги, — говорит собеседник. — Но следует помнить, что от этой суммы еще надо отнять налоги — они разные в зависимости от семейного положения и количества детей. Я нахожусь в одном из самых выгодных налоговых «статусов», так как имею троих иждивенцев. Так что на налоги, страховку и пенсионные отчисления у меня забирают не более 30% от зарплаты.

Даже сейчас моя зарплата позволяет содержать всю семью (жена не работает, смотрит за детьми) и ни в чем себе не отказывать. Без преувеличения. При этом когда истечет двухлетний контракт, я буду поднимать разговор об увеличении зарплаты, и, уверен, руководство пойдет мне навстречу, так как я ценный специалист и в любую компанию теперь буду принят с распростертыми объятиями.

А что с жильем?

Сейчас семья живет в небольшом городе с населением 17 тысяч человек. До Кельна по автобану рукой подать. Своими метрами белорусы пока не обзавелись и снимают 75-метровую квартиру с просторной террасой и зеленым двориком.

— У нас новый четырехэтажный дом, при этом в нем есть лифт и нет ни одной лишней ступеньки. Вы не представляете, насколько это удобно, когда у тебя есть дети, — даже с нашей большой коляской для двойни не приходится мучиться и думать, как и куда проехать. К тому же в городе все бордюры занижены в местах перехода.

Благодаря рельефу подъезд находится на нулевом этаже, а наша квартира — на минус первом. Из всех ее дверей можно выйти на террасу. Квартира состоит из кухни-гостиной, одной спальни, санузла. Дополнительно есть две кладовки. Стиральные и сушильные машины для жильцов дома находятся в отдельном помещении. Когда мы заселялись, квартира была абсолютно пустая, поэтому обставляли ее сами.

Аренда вместе с коммунальными платежами обходится в 750 евро в месяц. К слову, многие немцы выбирают жизнь в пригороде, чтобы платить за жилье меньше.

Мы с женой смеемся, что у каждого порядочного белоруса должна быть дача. Вот и мы тоже купили себе домик. Только в Италии, рядом с морем. Он находится на самом юге Сицилии, всего в 100 морских милях от Африки, Туниса. Как и положено даче, там непочатый край работы, но было бы желание… — делится фотографиями «лютой сицилийской зимы» Владимир.

— На самом деле, Германия ждет хороших специалистов. И не слушайте того, кто будет говорить, что вы никогда там не будете жить наравне с немцами. Это все миф. (Если, конечно, вы настроены работать, а не сидеть на пособии.) У нас за два года появились друзья и знакомые, которые приходят к нам в гости, с удовольствием едят настоящий борщ, потом приглашают к себе. Везде живут люди, и если вы вливаетесь в общество, то и оно идет вам навстречу. Никакого предубеждения мы здесь не увидели. Может, совсем своим и не станете, так как менталитет другой, но комфортно себя чувствовать — более чем, — убежден мужчина.

Что же надо делать, чтобы вас заметили и пригласили на работу? Начать надо с подготовки бумаг, а именно убедиться, что ваш диплом «пригоден» за рубежом, так как инженером в Германии можно работать только с «чистыми» документами, иначе к стройке и близко не подпустят.

— Вообще, инженерам БНТУ переживать не за что — дипломы этого университета в Германии имеют наивысшую степень признания. Если что, проверить данные можно на сайте anabin.de, — уточняет Владимир. — Если диплом «проходит», то его надо перевести на немецкий язык, а также обязательно перевести приложение, в котором указаны предметы, которые изучались в университете, и сколько часов отводилось на ту или иную дисциплину. Следующий шаг — составить жизнеописание: где учился, работал, какой имеешь опыт, какие знаковые объекты возвел. В подтверждение своих слов лучше приложить копию трудовой книжки, опять же переведенную на немецкий.

Весь это пакет документов необходимо по обычной почте отправить в региональное управление (я отправлял в Кельн). Быстрого ответа ждать не стоит — на проверку уходит месяца три. Также может понадобиться приложить еще какие-то документы, так что процесс может затянуться.

Как только подтверждение диплома получено, составляйте резюме и рассылайте во все перспективные компании. (Я советую иметь дело только с немецкими — тогда и отношение к вам как к сотруднику будет хорошим, и все «плюшки» окажутся на месте. С поляками, румынами и так далее лучше не рисковать.) Если работодатель будет заинтересован в вас как в специалисте, то заключит контракт и поможет получить рабочую визу. Также вам надо знать немецкий язык — как минимум на уровне B1. Сдать экзамен можно в Минске в институте Гете. По приезде в Германию на основании знания языка и прописанной в контракте зарплаты порядка 44 тысяч евро вы сразу же получите голубую карту. С ней вам как востребованному специалисту (к этой категории относятся и врачи) надо прожить в стране всего 21 месяц, чтобы затем получить ПМЖ. А с ним уже можно претендовать на хороший кредит на недвижимость.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

1 комментариев “Квартира с террасой и дача на Сицилии. Как живется белорусскому инженеру-строителю, эмигрировавшему в Германию”

Добавить комментарий

Close