«Избивая нас, они верили, что делают благое дело». История гродненца, который уехал в Чехию

Выборы-2020Общество
0
1
Поделись с друзьями

Radio Prague продолжает рассказывать истории пострадавших во время протестов белорусов, которых Чехия приняла на лечение.

Около 50-ти граждан Беларуси, пострадавших от рук силовиков, усилиями активистов белорусской инициативы BLRČR и МВД страны, смогли попасть на лечение в Чехию по программе MEDEVAC, сообщает ruski.radio.cz. 

«Избили и забрали во время пробежки по улицам родного города»

Вечером 11 августа бывший тренер сборной по плаванию Павел вышел на пробежку в родном Гродно. Молодого человека силовики схватили и сильно избили, хотя он был просто прохожим. За два дня до этого он впервые в жизни пошел на выборы, отдав свой голос Светлане Тихановской. Сейчас Павел восстанавливается от полученных серьезных травм с помощью чешских врачей. 26-летний спортсмен уверен – Беларуси необходимы перемены, и надеется, что они произойдут уже в начале следующего года. Вернуться на родину он пока не может – там его ждут репрессии.

– Случай, похожий на ваш, произошел в апреле в столице России: полицейские в день, когда в городе была намечена протестная акция, набросились на москвича Константина Коновалова, который просто совершал пробежку, и во время задержания сломали ему ногу. Следственный комитет счел действия полиции «правомерными». У вас – та же ситуация?

Я об этом случае не слышал, но суть совпадает. Я действительно был в тот день на пробежке, и меня забрали «в общей массе». Я родом из Гродно, жил там до 19 лет, а последние восемь жил и учился в Минске. Летом я вернулся в родной город, на родные улицы, и случилось то, что случилось.

– Вы участвовали до этого в каких-либо акциях протеста?

Нет, не участвовал. У меня было собственное мнение, свои взгляды, но в протестах участвовать мне не доводилось, возможно, в силу молодого возраста. У меня за плечами были одни выборы, на которые я вообще не ходил, потому-то чего-то не понимал. Только к этому лету, посмотрев на все объективно, понял, что это ненормально, но все же в акциях не участвовал.

«Украли мой голос, свободу выбора»

– Но на последние выборы вы ходили?

Это были мои первые в жизни выборы. Я проголосовал за Светлану Тихановскую. Что меня возмутило, так то, что когда я принял участие в выборах, мой голос, что называется, украли, украли мою свободу выбора. Это меня возмутило. Я человек, который привык настаивать на своем, на том, что все должно быть по справедливости, объективно, а этого не произошло.

– Вы родились уже при президенте Александре Лукашенко? Я слышала, что в Беларуси вы называете себя «поколение L».

Я родился в 1994 году, когда Лукашенко только-только приходил к власти.

– Почему вы проголосовали за Тихановскую? Решили, что все-таки должна быть сменяемость власти?

Сменяемость власти, безусловно, должна быть для развития государства и общества. Не голосовал за него я по многим причинам – потому что объективно нужны перемены. В силу специфики своей работы я понимал, что, например, спортивная сфера при нем далеко не процветает. Главное, что меня заставило поменять взгляды, – то, что я увидел в ходе предвыборной компании, если ее вообще можно такой назвать, открытие липовых дел. Это стало тем катализатором, который заставил меня решить действовать.

– Что с вами происходило после задержания?

– Меня отвели в сторону, после чего началось насилие – по-другому это не назовешь. Меня кинули головой в асфальт, я приземлился вертикально. Избили и потом избивали всю дорогу до РУВД. Потом еще били надзиратели, когда вели по коридору изолятора временного содержания.

Тринадцать человек в трехместной камере

– Они как-то объясняли, почему вас бьют?

При задержании они свято верили, что делают благое и правое дело, что они нас защищают. Они нас упрекали, задавали вопросы: «Кто вам платит?» «Зачем вы вышли на улицы?» и тому подобное. Один сказал – я точно процитирую: «Запомните, мужики – если бы не мы, вы бы в крови своей сейчас утопали!» Может быть, он так хотел оправдать свои действия, но по тону было видно, что он верит, будто его поступки защищают страну и нас – тех, кого он только что избивал.

– Что вы видели вокруг? Избивали всех без исключения? И что происходило с задержанными женщинами?

Первое, что я видел в тот день, – как схватили таксиста и его пассажира и жестоким образом били втроем, по лицу, твердой стороной дубинки. Били пассажира, вероятно, за то, что он ехал с таксистом, который, видимо, посигналил в знак поддержки протеста. Я видел, как били стекла автомобилей, вытаскивали оттуда людей, клали на землю, ходили, прыгали по ним. Как били женщин, я не видел, но знал, что в других камерах содержатся женщины. Они кричали

– Сколько человек было в камере? В каких условиях вы там находились?

В трехместной камере было 13 человек. Лежали по очереди. В силу моих травм мои собратья по несчастью предоставили мне место, которое мне не пришлось уступать до утра, – я лежал на полу под нижней шконкой. Или это называется «нары»?.. Меня не трогали, понимая мое состояние, а другие сокамерники менялись друг с другом.

– Какой тяжести травмы вы получили?

У меня компрессионный перелом пяти позвонков: трех в шейном и двух в грудном отделе, протрузия межпозвоночного диска. Что было еще написано в анамнезе?.. Рассечение теменной доли головы, ссадины…

«Главное, чтобы ЕС не сдал свои позиции»

– Как вы чувствуете себя сейчас, и можно ли после этих травм полностью восстановиться?

Чувствую себя прекрасно – благодаря программе помощи. И в Беларуси я попал к очень хорошим врачам, как что через вашу радиостанцию я хочу им передать слова благодарности. В общем, спасибо белорусским и чешским врачам! Полностью восстановиться будет возможно, но это потребует очень длительного времени. Благодаря своему спортивному прошлому, большим двигательным навыкам, я хорошо чувствую свое тело и понимаю, что в силу травм долго не смогу двигаться, как раньше. Как мне объяснили, восстановление займет минимум год.

– Вы работали тренером – вы сможете продолжать эту деятельность, или вам теперь придется менять профессию?

На родине я работал старшим тренером в организации, подчиненной Министерству спорта и туризма, и там я точно остаться не смогу – в силу произошедшего, моих политических взглядов, гражданской позиции, из-за того, что я состою в неугодных властям организациях. Однако я понял, что это – мое призвание, и я хотел бы заниматься этим в жизни, передавать свои знания и опыт – этот огонь во мне горит, я этим живу.

– Где вы лечились в Чехии и бывали здесь раньше?

Я лечился в больнице в Праге, меня все устраивало, все было прекрасно. В Чехии я в первый раз. Когда смог передвигаться, выходить из больницы, то посмотрел часть Праги, и город мне очень понравился.

– Вы следите за тем, как Евросоюз реагирует на происходящее в Беларуси? Что вы ждете от Европы?

Это тяжелый вопрос, поскольку я вряд ли вправе это оценивать. Я положительно отношусь к тому, как реагирует Европа. В общем-то я ничего не жду – главное, чтобы они не сдали свои позиции, вводили санкции, а их отношение к ненастоящему руководителю нашей страны резко бы не поменялось.

 – С чем ваше поколение  связывает надежды на перемены? Вы надеетесь на помощь извне или думаете, что сможете свергнуть режим Лукашенко собственными силами? И не боитесь вмешательства «силы с востока», то есть России?

Это тоже тяжелый вопрос. Мы просто хотим перемен, которые выведут нас в положительное русло. За все поколение говорить я не могу, а от себя скажу, что, думаю, своими силами и при какой-то поддержке, солидарности со стороны Евросоюза мы сможем победить, побороть власть Лукашенко, и такого, как сейчас, больше не будет. Мы хотим просто положительных перемен.

«Я люблю россиян и Россию. Мне все равно, кто в Кремле»

– Как сейчас в Беларуси относятся к Кремлю и России в целом? От нее чего-то ждут, или это просто что-то далекое?

Отвечу за себя: Россия как государство и россияне как люди меня устраивают, я их уважаю, люблю и ценю. Кремль – сложный вопрос, но я не пытаюсь лезть в политику, тем более других государств. Я лично отношусь нейтрально, мне все равно, кто они. Я просто люблю россиян, Россию. Это те же люди, что и у нас – вот все, что я могу сказать.

– Когда в Минск приезжал министр обороны РФ Шойгу, это вызывало в народе какие-то опасения?

– Об этом шли разговоры, но у меня это опасений не вызывало – только чувство, что это какой-то цирк, создание некоей видимости.

– По вашим ощущениям, сколько еще продержится режим Лукашенко – до конца года, полгода или больше?

– У меня есть ощущение, что скоро все закончится. Давайте предположим, что после Нового года произойдет резкое улучшение, и все белорусы станут счастливы.

– Оптимальная программа: перевыборы или признание президентом Тихановской?

– Сначала, возможно, признание, чтобы не было неразберихи, бардака, а потом – перевыборы, как это и было оговорено в предвыборной компании Светланы Тихановской.

– Что ждет в новой прекрасной Беларуси силовиков, которые проявляют к согражданам такую беспрецедентную жестокость?

– Каждый должен получить по заслугам. Не хочется их понимать, хотя, в какой-то мере, их, вероятно, и можно понять. Я надеюсь, что они ответят за свои поступки и понесут наказание в рамках закона.

– Каковы ваши планы на ближайшее будущее? Останетесь в Чехии, вернетесь на родину или поедете в третью страну?

Планы – жить и быть счастливым. В Беларусь я по объективным причинам вернуться не могу. Сейчас мне нужно, прежде всего, выздороветь. Здесь я буду находиться минимум до 24 декабря. Я должен пройти компьютерную томографию, после чего врачи сообщат мне о моем состоянии.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @Newgrodno_feedbackbot

Добавить комментарий

Close