«Маленький окунь застрял в горле». Cудмедэксперт рассказал об интересных и ужасных случаях из практики

В странеПроисшествия
Поделись с друзьями

Работа медицинских судебных экспертов окутана множеством мифов и легенд. И не удивительно: слишком уж специфическая профессия, связанная со смертью. МЛЫН.BY выяснил, как специалисты помогают раскрывать самые громкие преступления, с помощью чего устанавливают время смерти и верят ли в загробную жизнь.

«Отсекаем несправедливые приговоры»

Начальник управления судебно-медицинских экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минской области Василий Бурак работает по профессии уже 20 лет. Проводит судебные медицинские экспертизы в результате убийств и самоубийств, дорожно-транспортных и других происшествий в случаях так называемой неочевидной смерти.

— Работаем вместе со следствием. На места происшествий выезжаем практически каждые сутки, — рассказывает собеседник. — Кроме судебной медицинской экспертизы трупа, которые погибли при неочевидных обстоятельствах и при обстоятельствах, которые свидетельствуют о криминальном характере или насильственной смерти, занимаемся обследованием телесных повреждений живых лиц. Совместно с коллегами из смежных экспертных подразделений проводим также судебные экспертизы по материалам уголовных и гражданских дел.

С помощью специальных методик медицинские судебные эксперты способны многое сказать об умершем. Еще на месте происшествия могут сориентировать следователя, определить время наступления смерти. Наиболее распространенный метод — измерение температуры тела трупа. Если смерть наступила менее суток назад, такой метод будет вполне уместен. При комнатной температуре температура тела умершего в среднем падает на один градус за час. Одновременно оцениваются другие трупные явления.

Василий Бурак обращает внимание: при изучении судом материалов уголовного дела заключение судебной медицинской экспертизы часто играет решающую роль, а значит, может изменить судьбу человека.

— Слов для нас недостаточно — доверяем только фактам. Иногда люди подвержены аггравации — преувеличению какого-либо симптома или болезненного состояния. Медицинским судебным экспертам необходимо детально во всем разобраться. Предположим, во время драки человек получает тяжелую черепно-мозговую травму, от которой он умирает. Здесь важно определить, что послужило причиной смерти: сам удар нападавшего или падение потерпевшего. Если смерть наступила в результате удара, то это умышленное причинение тяжких телесных повреждений. Наказание в этом случае грозит серьезное.

«Маленький окунь застрял в горле»

На просьбу поделиться запоминающимися историями, собеседник на минуту задумывается. За 20 лет он видел много самых разных смертей, значительная часть которых — нелепые.

— Однажды рыбак словил маленького окунька, бросил его в рот (поверье гласит, что первую рыбу нужно проглотить). Но окунек был еще живой. Рыба растопырила плавники, перекрыв рыбаку дыхательные пути. Что ни делали товарищи — спасти человека не удалось. Во время вскрытия мы этого окунька у него обнаружили в горле, — рассказывает Василий.

Еще один случай нелепой смерти произошел с матерым преступником. За плечами мужчины тянулся внушительный уголовный шлейф, в сумме он провел в тюрьме порядка 15 лет. У человека была особенность — отсутствие практически всех пальцев на руках.

— Труп был обнаружен в строительном вагончике с металлической решеткой с рисунком в виде расходящихся лучей. Расстояние между лучами к углу окна уменьшалось. Мужчина пытался влезть в вагончик: просунул голову в широкое место решетки, выбил окно, пытаясь в него залезть, но нога соскользнула, и он начал съезжать по лучу в узкое место. Голову он высунуть уже не мог, подтянуться тоже — пальцев на руках не было. Постепенно он обвис и удушился.

«К детской смерти привыкнуть невозможно»

Тот, кто теряет сознание при виде мертвого тела, не будет работать медицинским судебным экспертом. Да и то, что другим кажется шокирующим, для Василия давно вошло в привычку.

— Работу надо выполнять без каких-либо эмоций. Иначе надолго в профессии не задержишься. Я концентрирую внимание на задачах, которые мне нужно выполнить: определить причину и время смерти, установить, чем человек болел, ответить примерно на 20-30 вопросов, которые помогут направить следствие в нужную сторону. Людей неподготовленных, конечно, многое пугает в нашей работе, кто-то может даже упасть в обморок.  Причем не важно — это хрупкая молодая девушка или взрослый 100-килограммовый мужчина.

Несмотря на большой профессиональный стаж, опытному специалисту до сих пор непросто мириться с детскими смертями. Исследовать трупы детей психологически тяжело.

В последние годы участились случаи, когда малыши тонут в небольших искусственных прудиках. Ребенка оставляют без присмотра всего на несколько минут, и этого времени оказывается достаточно, чтобы произошло непоправимое.

— Или вот еще история. Мужчина преклонных лет работал водителем автобуса. Как-то он приехал домой, чтобы отремонтировать тормоза машины. Он несколько раз нажал на педаль газа и тормоза, и в этот момент под колеса попал его внук, который гулял рядом. Травмы ребенка оказались несовместимы с жизнью.

«Подсыпали снотворное и утопили»

Довольно часто преступления, жертвой которого становится человек, носят криминальный характер. И здесь приходится приложить много сил, чтобы установить виновного. Закон должен восторжествовать, и для этого Василий вместе с коллегами делает все возможное.

— Примерно 10 лет назад рядом с трассой, ведущей в сторону Слуцка, находили трупы молодых девушек. Тела были расчленены, некоторые из них закопаны в землю. Мы проводили по ним судебную медицинскую экспертизу. Подобные преступления также фиксировались в Гродненской области. Было понятно, что действовал один человек. Когда преступника изобличили, на его счету было более десятка жертв, — рассказывает специалист.

Сложнее всего раскрываются преступления, которые совершены маньяками, случайными знакомыми жертвы. Связи между жертвой и убийцей практически нет. Одна встреча, в результате которой происходит убийство.

— Как-то в лесном массиве Минского района обнаружили расчлененный труп мужчины. Согласно исследованию, причиной смерти стало колото-резанное ранение. Расчленение произошло уже посмертно. Следствие тогда хорошо поработало. Правоохранители вышли на двух подозреваемых – мужчину и женщину. Они случайно познакомились с потерпевшим возле метро. Вместе выпивали уже на квартире, там повздорили. Женщина нанесла новому знакомому несколько ударов ножом. Труп сожители бросили на балкон, где он лежал пару дней, а потом от него все же решили избавиться… Тело расчленили на балконе — отделили ноги, голову, туловище, сложили части в два клетчатых баула. Затем подельники сели на троллейбус со своими пакетами, доехали до конечной остановки и выбросили труп в лесном массиве. Найти преступников было архисложно.

Василий Бурак говорит, что реальные происшествия бывают куда запутаннее, чем сюжеты голливудских фильмов. Сложно поверить, что все эти события происходили в реальной жизни — слишком уж много там неоправданной жестокости.

— Помню громкое преступление, которое совершила компания молодых людей. Двое мужчин и женщина ограбили банк в Москве. Затем с крупной суммой решили затаиться в родной Беларуси. В одном из райцентров сняли дом. В какой-то момент между подельниками начался конфликт. Девушка начала угрожать, что расскажет о случившемся милиции. В итоге от нее решили избавиться: подсыпали в кофе снотворное. Пока девушка спала, ее вывезли на водохранилище, привязали к ногам металлические грузы и бросили в воду. Тело нашли только через неделю. Оно всплыло на поверхность, несмотря на привязанный груз. Согласно исследованию, причиной смерти стало утопление. Одного из преступников задержали. Второй до сих пор находится в розыске.

«Смерть — это естественный процесс»

Василий Бурак, который каждый день имеет дело со смертью и знает об этом многое, как настоящий специалист относится к ней спокойно, как к неизбежному физиологическому процессу.

— Любой живой организм рождается, растет, развивается и умирает, и это естественный процесс, который длится тысячелетиями, — считает он.

Свою специализацию Василий выбрал еще на третьем курсе медуниверситета, когда взял в руки учебник по судебной медицине. Тогда он понял, что нашел свое направление, ведь криминалистику он всегда любил. С тех пор государственный медицинский судебный эксперт ни разу не пожалел, что выбрал именно это направление. И до сих пор постоянно открывает для себя что-то новое.

— Мою профессию сложно назвать позитивной, но то, что она важна — сомнений нет, — говорит Василий Бурак. — Конечно, в смерти нет ничего хорошего. В большинстве случаев она некрасивая и ужасная. Меня она учит любить жизнь.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot
Back to top button