Решили «быстро» заработать: как парни продавали тюльпаны на 8 Марта и что у них вышло?

Общество
+2
-1
Поделись с друзьями

У нас было семь картонных коробок, две табуретки, столик и сушилка для белья (для имитации витрины), полторы тысячи цветов всех цветов, два ведра, четыре рулона прозрачной пленки и два бумажной, две стограммовые упаковки резинок, куча мелочи и всего такого, чем можно клеить, резать и кромсать. Это тот самый минимум, необходимый для торговли. И раз мы начали эксперимент, то потребитель будет доволен. Единственное, что меня беспокоило, — это конкуренты. В мире нет никого более беспомощного и безнравственного, чем человек с кучей тюльпанов после обеда 8 марта, который готов отдать их ниже себестоимости, чтобы отбить пару копеек и уйти домой. И я догадывался, что довольно скоро мы в это окунемся, пишет onliner.by.

Ходят легенды, что за два дня торговли тюльпанами можно срубить среднюю минскую зарплату, причем легко. И действительно, что сложного в том, чтобы купить цветок за рубль, а продать за два? Вот и весь бизнес. После обзвона опытных «тюльпанщиков» искры в глазах загораются еще ярче, нам рассказывают, что тысяча цветов уходит за два-три часа, а в этом году лучше брать все пять. Мы взяли полторы тысячи штук. Для нашего дилетантского подхода в самый раз: и работа почувствуется, и заработок будет.

Все легально и честно. Организационные хлопоты

Договариваемся с оптовиком еще в конце февраля, и тот из 50 тыс. уже проданных тюльпанов вырывает для нас необходимый объем. Продает по 1,1 рубля за цветок — выходит сумма в 1650 рублей. Говорим, что заберем цветы 6 марта — до этой даты они хранятся в холодильнике у поставщика. Дальше необходимо получить разрешение и согласовать место для торговли.

До 4 марта нужно взять разрешение на торговлю. По словам ушлых цветочников, все разрешения уже закончились, а мест нет. Нам советуют торговать «в черную», попутно сами советчики обивают пороги администрации района. Оказывается, в этом году мест для торговли в два раза больше, чем в прошлом, а желающих меньше — возможно, будет свободнее. Мы выбрали позицию на Есенина, 21: там поликлиника, остановка, два магазина и перекресток, что должно обеспечить хороший трафик.

За день до торговли необходимо уплатить налог. На сайте налоговой сказано, что это можно сделать либо через сайт, либо по телефону, но все это не работает. Записанный голос расскажет про важность звонка и попросит сказать «Оператор», дальше звонок оборвется. Ответ не получен и в электронном варианте по сей день. Но в отделении все быстро и четко: 38 рублей уплачены — можно торговать спокойно.

Время стресса и паники: за день продали всего 300—350 тюльпанов

На торговлю беру с собой надежного товарища, так как в одиночку не справиться. Мы забираем товар и везем его в Минск. На дорогу потратили 118,4 рубля, округляем до 120 (в две стороны). Первая сложность на нашем тернистом пути: где хранить семь коробок цветов, если в тепле тюльпаны распускаются, а на морозе дохнут? Идем на коммерческий риск и оставляем весь товар на балконе, попутно молясь на погоду, лишь бы не было заморозков.

7 марта встаем в семь утра: нужно успеть занять хорошую точку возле перекрестка. Коробки крупные и тяжелые — по 20—25 килограммов. На первый день берем три штуки. Комплектуем авто столиком и табуретками и выезжаем в предвкушении увеличения банка в два раза и предстоящего плевого дельца.

На точке мы в 08:30. Здесь все только зарождается. Цветы подносят из автомобилей на парковке, которая занята цветочниками еще с 5 марта. Люди ставят палатки и делают импровизированные витрины, но ветер создает некоторые сложности в этом процессе.

«Почем торговать будем?» — спрашивает женщина на мини-рынке у каждого продавца, таким образом устанавливая единую цену на тюльпан. Правильный ответ — 2,5 рубля. Если не угадали, у вас попросят документы, а в случае их отсутствия за демпинг вызовут милицию (по крайней мере угрожать будут точно) либо убедят не скидывать цену, чтобы конкуренция была на уровне «цвет/качество/длина стебля». В этот день играем по правилам рынка.

До обеда было сделано еще пару продаж, даже нарвался на злую бабку, которая сказала, что я тупой, судя по тому, что работаю продавцом и не отдаю ей цветы дешевле остальных. Но это не страшно, страшно другое: начались сильные порывы ветра, сносившие палатки (не помогали даже камни, положенные под основание), коробки с мимозами (у соседки она упала 17 раз) и тюльпанами. Отрезать бумагу или пленку было практически нереально, а если это и получалось, ветром ее вырывало из рук и уносило на дорогу под колеса машин. Затем и вовсе началась метель, а это значит, что на улице минус и нужно срочно утеплить цветы и по возможности себя, так как тот мнимый заработок вовсе не хочется тратить на таблетки.

— Вы по два с половиной торгуете? — интересуется соседка, так как у нее давно не было покупателей.

— Конечно, а вы? — отвечаем.

— Тоже, а вот там по два рубля отдают, — соседка показывает рукой на дальний угол, высказывая свое презрение и ненависть к таким людям, хотя через пару минут сама начинает продавать по два рубля.

В тот день выручка за 12 часов торговли составила 800 рублей — в переводе на цветы мы отбили 727 штук. Одну коробку не продали и несем домой. На точке соседи подсказывают: если засыпать в воду селитру, цветы из завядшего, перемерзшего состояния превратятся в конфетку — и отсыпают нам немного гранул в стакан. До полуночи идет подготовка к 8 марта: мы ликвидируем безнадежные цветы (нашу сушилку-витрину снесло ветром, и 30 тюльпанов погибло), составляем опрятные букеты, заранее нарезаем бумагу и пленку, парим ноги и ложимся спать. В ту ночь у меня болело горло и появился насморк. Не спасли ни два свитера, ни три пары носков, ни десятки чашек чая, которые мы покупали в соседнем магазине для согрева.

Ажиотаж, демпинг, неликвидность, прибыль

Четырьмя этими экономическими терминами можно описать весь праздничный день. На улице лежит снег, ветер поутих, на термометре −5°C, но ощущается как −13°C, поэтому надеваю тройной комплект носков, свитеров и штанов. Мы пришли на свои места в восемь утра, но их кто-то занял еще со вчерашнего вечера, положив на землю картонку, а поверх нее камень. «Подло», — подумал я, отодвинул камень и начал разработку витрины. В этот раз мы использовали коробки, вырезая в них окошко, через которое хорошо видно цветы. На пятачке появились новые лица. Вообще, люди здесь далеко не «тепличники» или ремесленники (их мы вообще не заметили), а наемные работники, перекупщики, нелегалы и беженцы с рынков (там цену уронили до 1,8—1,5 рубля за цветок еще 7-го числа). Документы и разрешение так никто и не проверил — получается, в исполкоме пугали зря.

«Два рубля за тюльпан, только сегодня, распродажа!» — начала выкрикивать новенькая девушка напротив нас, с самого утра установив цену в два рубля. Кто-то держал и два с половиной, но таких ребят было не много.

Пошла жара: молодые парни брали букеты по 15, 25, 50 цветов в каждом, а вот женщины и мужчины постарше, пенсионеры покупали по одному (мы дополняли до трех бесплатно), три, максимум пять цветов, щупая и рассматривая их так, будто выбирают супруга на всю жизнь. Это ли не отражение проблем с доходами у старшего поколения?

К нам начали выстраиваться очереди. Такими темпами рулоны с упаковочной бумагой закончились к одиннадцати утра — выручил пергамент для выпечки из ближайшего магазина (он тут у каждого второго). На улице был мороз, тюльпаны каждую минуту теряли свой презентабельный вид, но закрывать или укутывать их нельзя: клиент не увидит и пройдет мимо. Коробки уходят одна за другой. Больше всего спрос был на желтые, розовые и белые тюльпаны, а не продались темно-фиолетовые. Появляются проблемы с мелочью. В магазинах менять отказываются, вынуждая нас покупать по одной жвачке Mentos. К обеду 8 марта мы практически продали все цветы, выручка была примерно 1300 рублей.

Выйдя на точку безубыточности, мы решили поиграть в демпинг, отдавая цветы по полтора рубля, спустя час — по рублю, а затем и вовсе устроили акцию «2+1». За то, что я вытворял на углу, коллеги по цеху стали бросать в мою сторону косые взгляды и называть «гениальным маркетологом», предлагали идти домой, ведь нет смысла мерзнуть и продавать себе в минус. Инициативу подхватила крикливая дама напротив, и спустя полчаса цена на цветы стала стремительно падать. После 16:00 цветы по рублю уже никого не завлекали. Палаток стало меньше, работники звонили хозяевам в надежде, что их отпустят домой (праздник же), но те были непоколебимы и заставляли стоять до последнего тюльпана, иначе не дадут зарплату.

К 18:30 у нас осталось 56 тюльпанов. Их мы раздали прохожим бесплатно, после чего занялись утилизацией коробок и уборкой мест торговли. Уже дома начали считать деньги — это самый приятный момент за все два дня эксперимента.

Итог (с учетом округлений) — плюс 600 рублей

Расходы:

  • Закупка цветов — 1650 рублей.
  • Бензин — 120 рублей.
  • Налог — 38 рублей.
  • Упаковки, резинки, чай, жвачка — 25 рублей.

Доходы:

  • 7 марта — 800 рублей.
  • 8 марта — 1650 рублей.

Под вечер на площадке царит атмосфера негодования. Оно и понятно: многим эта торговля принесла только убытки. Цветов у людей осталось очень много. Одна перекупщица рассказала, что отдаст часть тюльпанов в церковь, часть в больницу, остальное выкинет в мусорку возле дома, и добавила, что это последний раз, когда она занималась тюльпанами на 8 Марта. Но я почему-то ей не верю. Возможно, через год именно у нее и куплю букет своей любимой девушке.

Следите за нами в Telegram , Viber и Яндекс Дзен
Знаете новость? Пишите в наш Telegram-бот. @new_grodno_bot

Добавить комментарий

Close